Главная arrow Всё arrow История arrow Балкария 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История Балкария

Этюды о Балкарии

Оглавление
Этюды о Балкарии
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33

Татархан Багатырев

(Карачаевская песня)

В местах нахитана расставили три вехи:
Из Даута раздался оглушительный крик,
И оттуда в Большой Карачай прилетела весть.
Весь Карачай собрался на Санчик.
Из трех ущелий партиями на тревогу вышли,
Вышел и Крымшамхалов доблестный Гилястан.
В день выезда князя Гилястана
Под ним конь сильно скакал,
Багатырев доблестный Татархан
Не ленясь ходил и славу приобрел.
Ой, Мукаев доблестный Байчокку,
Он на Даудское плоскогорье поскакал
И там про Татархана осведомлялся,
Татархана в доме не нашел:
Татархан к осенним баранщикам пошел
Просить барана на зарез.
Ах, если бы мы настигли врага,
Татархана впереди бы поставили.
Настигнувши врага, мы над ним потешились бы.

* * *

Татархан домой пришел вечером.
—    Мать, я бесконечно голоден, — Так матери сказал Татархан.
—    Присланного тобою барашка Мы вчерашнюю ночь зарезали, Тебе хорошую долю оставили.
С трех равнин твои три сестры приехали, Твою долю они поели и уехали.
Пред ним поставила баранью лопатку и часть головы.
Он два раза содрал мясо и три раза вкусил,
Посмотревши на лопатку, он у матери спросил, что нового?
 
—    Карачай находится в покое при косах и вилах, — Так ответствовала мать.
—    Мать, мы заснем, потом встанем и бывшие дела увидим... Тогда среди своих товарищей, не подымая головы, умрем.
—    В таком случае, сообщу тебе вести, мой сынок. Кызыльское войско аул Даутово разграбило, Твою емчекскую мать увели.
Как корова, отбившаяся от телка, она оглядываясь, ревела...


— О, боже! А я свои чабуры отдал баранщику;
Да будут мои ноги крепки, как у домашнего катра17!
Не мешкая долго, он схватил свое оружие
И направился на сховатскую дорогу18.
Растянувшись, конь скачет, как скаковой шаулох.
Он, подобно древним нартам, достиг цели похода.
Карачай был задержан рекою Сховат.
Багатырев доблестный Татархан
Обвязал себя лошадиным арканом
И, как шаулохский конь, воду перешел,
Перешедши, закричал на манер бобра-самца
На лежащих длинношерстных баранов
И, как волчица, врезался в середину их.
По водам Сховата кровь потекла,
Ой, Кабаев трусливый Жулуй!
На тебе кровь есть, а раны нет;
Отдай отцу свиной кал.
Ой, Мукаев доблестный Байчокку
Вниз по хребту спускался.
И с товарищами на низ направился.
Боже, благословение доблестям Татархана!
Он карачаевское войско возвратил,
Которое в смятении назад бежало.
Разжевывая каржин19 с кровью,
Крымшамхалов доблестный Гилястан
Сделал себе нарукавники из белого серебра.
Ой, Шакманов князь Тамма
С Чегема пришел, белый витязь;
У него трофеи похода — два невольника.
Князю Тамма нужны невольники, а также и скот.

Ллла-Гидай

(Горская песня)

Скот мой пал, взор мой обращен на Алла-Гидай. Красавица, ласточка, Алла-Гидай!
—-с    J. 74    
 
Крылышком по бумаге пиши.
* * *

— Ой, если от него останусь, пошли боже, Чтобы я досталась чернобородому мулле: Чернобровый мулла пишет амулеты Целых два месяца.
Если от него останусь, пошли, господь, Чтобы я досталась утопающему в богатстве.
* * *

Джигит, я женщина бессильная,
Если сверху большую воду запрудить — водопад будет, Когда на большой воде нет моста, — каюк бывает. Джигит, шибко не ходи — непристойно узденю.
* * *
— К крылышку привяжу бумагу. Была у меня милая, — она скрылась; Теперь где найду?
* * *
— Подвязывая сафьяновую подвязку,
Спину утомила.
От души любимый друг
Не пришел, меня обидел.
Если не идешь, джигит, так не ходи,
Я сомневаюсь в твоей любви.
Кто нас створожил в нашей любви?
Я есть плод яйца,
Светлее золота блещу.
Джигит, берешь меня, так бери,
Не берешь, — есть просители; за одного из них пойду.
* * *

— Ночи мои в тумане, дни во мраке. С нетерпением жду желанного рассвета. Милым другом приходишься. Гидай! Я являюсь к тебе в пышности. Твои жестокие и незаслуженные упреки Холодом в моем сердце отразились, Подобно холоду на подносе тузлука. Не выйдя за меня, — меня обидишь. Прекрасный друг, Алла-Гидай!
 
* * *
—    Если бы превратилась я в синюю голубку, Да улетела б в небо, что сделал бы джигит?
—    Если бы, превратившись в желтого ястреба, Поймал бы голубку, что сделала б Гидай?
—    Если бы я превратилась в пеструю рыбку, Да нырнула бы в воду, что сделал бы ты?
—    Если, превратившись в удочку, Поймал бы рыбку, что сделала б Гидай?
—    Если бы я превратилась в просяное зерно,
Да рассыпалась по земле, что сделал бы джигит?
—    Если, превратившись в курочку с цыплятками, Поклевал бы зерна, что сделала бы Гидай?
—    Если бы я превратилась в плуг
И вонзилась бы глубоко в землю, что сделал бы ты?
—    Если я, превратившись в сильных быков, Выдернул бы плуг, что сделала б Гидай?
—    Если бы по воле бога я была бы больна, Что сделал бы джигит?
—    Если я, превратившись в Локман-Хакки 20, Исцелил бы тебя, что сделала бы ты?
—    Если бы мне бог послал смерть
И я лежала бы мертвой, что сделал бы джигит?
—    Я превратился бы в чистый белый саван И обвил бы свою милую Гидай.
*    * *
—    Видела орла с голубиной шеей,
Видела сон: мой милый благополучно вернулся.
У того красивого орла на крыле не было ничего,
А у вернувшегося милого цела была душа, а лица не было.
Он с пальца золотого кольца не мог снять.
До рокового сна я была в покое,
Теперь тот сон в мою душу вселил беспокойство.
*    * *
Много подарков милый привез, А меня ими не удостоил. Давно ушел, человека сгубил; Домой к себе не возвратился.
*    * *
Опять видела орла с голубиной шеей. У него на крыле что-то было.
 
Когда дева идет за любимого, Она пребывает в небесном сиянии. Выше гор холмы не бывают. Если дева не выходит за любимого человека, В сердце той девы жара не бывает;
Такая дева, не выпивши амулетовой воды, не излечится. — Зачем так вниз смотришь, Что видишь там, Гидай?
Я не возьму тебя, — из-за меня зачем убиваться?

Любовь

(Горская песня)

Мой милый ушел на гору Клис,
А про него пошла дурная слава.
Когда же вернется — явится с золотым подарком.
Не надо мне твоего подарка;
Пусть будет моим уделом
Твое душевное благополучие и твоя длинная ночь.
*    * *
Голуби воркуют, — лето ли настало?
Душа, зачем меня упрекаешь?
Ведь в долгой разлуке с милым,
В тоске по нему красоту свою потеряла.
*    * *

Ребята, трехлетнего жеребенка не оседлывайте! Оседлаете — спина заболит.
Дурным словом в шутках милого не обижайте: Его любящее сердце будет страдать.
*    * *

В белой горе есть большие пещеры; В ауле колдуньи и ведьмы:
Двух любящих сердец друг от друга разлучают. Душа-девица! Если любишь, как я тебя люблю, Я склоню голову на руку твою белее снега; Я тебя люблю, но если ты меня не любишь, Пусть поразит твое сердце пуля.
*    * *

Шея голубая с синими пятнами;
 
Объятия милого дышут приятной прохладой. Ночью, как в раю Фердауса, У них — любящих — игры бывают.
* * *
Мой милый на плоскости разъезжает. Желала бы я при сильном дожде Превратиться в бурку и башлык,
Чтобы растянуться на плечах и обвить шею моего милого. Когда милый мой домой вернется,
Желала бы я очутиться в его прохладно-приятных объятиях.
*    * *
Мой милый ушел на летний покос. Он косил на тенистой стороне; Я на солнечной стороне жала ячмень, Спрашивая прохожих о нем.
*    * *
Мой милый-бравый ушел в аул,
Я испекла ему один пирог,
В масле его могли бы плавать русские кони.
Если такого героя не любить, так кого же любить?
Когда милый выезжает на плоскость,
Мне кажется, что может гнать гуськом конные арбы
И с корнем вырывать языки.
*    * *

Мой милый гулять ушел по свету,
Мои глаза неустанно следят его возвращение.
Боже, такого молодца не любить, так кого же любить?
Очутиться в объятиях у милого — наслажденье,
Какое испытывает пастух, считая молодых барашков.
*    * *
Плывет-стелется туман, охватывая низины, Подобно рыбе, в большой воде плывущей. У кого, отбивши, милую увозят, Тот сравняется с трусливой девицей. Любящих любящим отдавайте, Нелюбящих на широких воротах распинайте.
*    * *
Мой милый ушел на летний сенокос,
6 Заказ № 84
 
Я пошла жать ячмень. О, если б у милого поломалась коса, А у меня поломался б серп! Пошли бы мы к кузнецу чинить косу и серп, И пусть тот кузнец в болезни корчится. О, наслаждались бы вдвоем наедине, успокоенные.
* * *

Мой милый ушел на гору Алис21; Отец разукрасил белую горницу. Пусть эта горница огнем истребится, — Готова жить с любимым в раскрытом сарае. В чем кроется красота моего милого? Он лучше, прекраснее богатства мира!
* * *

Трехлетнего жеребенка, гладя и чистя, не оседлывайте. Бросившему милую, руку не протягивайте. У милого глаза и брови черные «нала»22. Бедному отцу и бедной матери Помогайте своим состоянием.
* * *

На летнем покосе ременным поясом не подвязывайтесь,
Он затвердеет, высохнет, спину потрет.
После вечернего намаза на крышах не прохаживайся,
Посторонние люди, увидевши, будут подозревать.
Распевая-распевая, из кожи дикой козы уздечку сделал.
Играя и смеясь, я, малый, влюбился.
Кони, останавливаясь-останавливаясь, воду пьют.
Милые, наедине оставаясь, играются-играются, ночи не
замечают.
*    * *
Сказала б милому слово, если исполнит его, Дала б милому долгую отлучку,
Если б наше блаженство в этом мире было продолжительно,
*    * *

Плывет, стелется туман, охватывая низины, Подобно рыбе, в большой воде плывущей. Находя новых друзей, старых не отталкивай. Душа-молодец, сердце мое тебе принадлежит; Но если ты меня не любишь,
 
Пусть ногайские ружья продырявят твои пахи.
* * *
В бешмете коротком по колена
Ты сено косил на тенистой стороне,
Я жала ячмень на солнечной стороне,
И робко на тебя поглядывая, я статную шею искривила.
*    * *

О, если б у милого поломалась коса,
А у меня поломался б серп!
Пошли бы мы к кузнецу чинить серп и косу.
Если б тот кузнец лежал  15 дней в болезненных корчах,
О, тогда наедине вдвоем наслаждались бы мы, успокоенные.
*    * *

Я милой купил костяную гармонию, Милая, дорогая моя, тебя я крепко люблю! Но если ты меня не любишь, Да будь на том свете черной свиньей.

Свадебные поздравления

У спокойного пусть не будет болезней;
У неспокойного пусть болезнь приключится.
«Аминь» кто скажет, пусть скажет;
Кто не скажет, пусть скорее умрет.
Да пусть к нам всегда такие невесты приходят.
Ой, чашу бузы — чашку меду
Возьмем и провозгласим
И на язык положим.
От дурных дел в стороне останемся.
Хорошие пожелания от нас не устранятся.
Дурные намерения пусть не достигают,
Пожелания дурного человека да не сбудутся в нашей жизни. Дурные намерения пусть устраняются. Хорошие пусть сбудутся.
Кто не желает добра тому, кто хорош с соседями,
окрестными людьми и своей семьей,
и кто не любит их, пусть у него рождаются
дураки и в доме будут покойники. Пусть у пришедшей невестки будут почести велики, как горы. Пусть у ней будет ум, как озеро глубоко. Сыны и дочери пусть растут и размножаются, как равнина
широкая.
Пусть будут почести чрезвычайные, а язык обтянутый.
 
Если будет дурная, пусть родящиеся будут тоже дурными. У хорошей пусть будут преддверья обширны и, будучи
обтянуты цепью, служили бы для песен и плясок. Чтобы дойных коров в малых годах было бы не меньше ста. Первый родившийся пусть будет таракчи23, А второй пусть будет таякчи24, Третий пусть будет баранщиком.
Принесенные невесткой подарки пусть будут шелковы. Пусть будет первый родившийся учен и читает коран. Труба очага пусть будет с копотью, А сам очаг пусть будет широк.
Пусть родившаяся дочка будет красавицей и весь свет за ней
ухаживал бы.
Пусть в наш аул прибывают невестки и да подарят платочки. Да дай бог нашему аулу спокойствие и здоровье. Пусть невестка, согнув ноги, сядет и в толщину ноги пряжу соткет. Если свекру, свекрови и своему главе молодая будет
непослушна, пусть преждевременно погибнет. Пусть будет молодая крепка в поручениях от мужа, Пусть ее ножницы только режут шелк,
Пусть будет поступь молодой счастьем для целого квартала.
Сегодня этому дому радость: играем, поем, едим и пьем.
Сегодня этому дому радость, кто не сочувствует ему,
Пусть у того преддверье останется без песен и плясок,
И пусть тот никогда не поест баранов,
Чтобы есть каржин (хлеб)25, челюстей бы не было,
И чтобы в руки взять и палки не было.
Пусть у его котла не будет ручки,
Чтобы в этом и в том мире доли ему не было.
Кто желает добра этому дому,
Пусть всегда у его преддверья поют и пляшут,
Пусть он пасет 2000 баранов,
В старости для каржина пусть будут челюсти крепки, А чтобы в руки взять, пусть будет палка с серебряным
набалдашником,
Пусть будет ручка котла из желтого золота, И под ним лошади иноходные, Чтобы в этом и в том мире имел дома, Рай Фердауса26 пусть будет его долей.
Кто не любит этот дом, пусть будет жертвой большой пули.

Импровизация охотника

Ой, княгиня Фатима, баксанский праздник! Поступь охотника пусть будет тверда, Пущенная им пуля пусть не сбивается; Сбившаяся пуля пусть в почки попадет. Когда прямо идет, пусть в сердце попадет,
 
Когда предполагаешь неудачу, пусть в легкие попадет, Подстреленный зверь пусть кувырком скатится. Дай мне лежащего на белом снегу, Дай мне дергающего белую отаву, Дай мне, пока не высохнет кровь, Дай мне, пока пастухи не улягутся, Дай мне ходящих по самым вершинам, Дай мне пребывающих в глубоких балках! На горе ходящего пусть хребет перебьется! Пусть находящегося в балке ноги перебьются! О, дай в лошадь величины ушастую лань, И кабана с клыками дай, Дай оголенного оленя! Убивающий пусть убивает. Не убивающий пусть тоже убивает, И пусть бог отовсюду счастье несет!

(Другой вариант)

Орайда! Подымемся в горы не торопясь.
Орайда! Много добра твоего в нашу сторону сгони.
Орайда! Я выстрелю, пусть катится, в корчах сгибаясь,
И к малышам на кош я в радости вернусь.
Орайда! Ой, пошли, когда же пошлешь,
Напугав, к нам (зверей), останови!
Орайда! Разукрась камни кровью из его легких.
Пусть он, ревя, отдаст нам свою золотую душу.
Пусть его туша уложится на ременные веревки.
Орайда! Пусть дождь пройдет и солнышко проглянет.
Из паха тура пусть кровь брызнет.
Пусть на кошу в лучах солнца сало искрится.
Орайда, душа! Рассветает, ребята, вставайте,
Для смертного оружие приготовляйте,
Тура в пахи бейте.
Орайда, душа! Остерегайтесь предрассветного сна. Пусть головою тур ударится о твердую скалу. Орайда! Забрались на горную вершину. Вершины гор тянутся цепью.
Орайда! На кошу хорошему и дурному одинаковый пай.
Орайда! На горе разыгрался желтый тур;
Рога у него величиной с локоть.
Легкие и печень рогатого тура охотнику.
Орайда! У того бородатого мать - желтая коза.
Да заплачет мать бородатого,
Да погладим его бородку козлиную;
Козлиная бородка - выпуклые глаза.
Орайда! Его выпученные глаза вырвем,
С его башни стащим его,
 
Над ним успокоим наши души. Идут туры к своему пристанищу, А охотник к месту выстрела приближается. Орайда! Пусть его рога снимутся; Они лишь годны на продажу. Орайда! Идем и в удобные места станем. Ты (Апсанты) не дашь нам с голоду и ходьбы умереть. Твои милости мы душевно почитаем. Когда взойдем на высоты, дай нам желтого козла. Когда спустимся на плоскость, дай нам десятирогого оленя. Орайда! Высоты - убежище тура. Пусть поразит его крепкий яд черного ружья. Взошли на вершину, на вершине моросит. Мы же идем, на бога одного уповая. Вышли на вершину, на вершине по пояс снег. Орайда! В угнетенном духе не возврати нас. Орайда! Да пожуем окисшие печени. Орайда! Из гурта - из гурта выберем И головами туров позабавимся. Пусть на кошу в котлах кипятится их сало. У Апсанты младший сын Тугулбай27. Охотником простреленная дичь пусть тут же упадет. Орайда! К упавшему туру присоедини яловку-козу. Тур головой ударился о каменный мыс. Какую же дичь бог дал молодцу? Дичь скрылась в тумане. Пусть скорее туманы рассеются. И тоскливые чувства скорее исчезнут. О, дай нам без жалоб, Прими нас, как добрых гостей! Орайда! Если пришли - угости-ка. Нас, несчастных, большою одари добычей; Предназначенное счастье не удержи-ка. Орайда! Положи-ка на ремни дичь частями. Пусть остатки от фадана28 щенки на кошу потреплют. Когда говорят: несчастный-несчастный, То кто же несчастнее охотника? Топчет он все дорожки и тропинки. Ни одной не оставляет балки, не заглянувши туда. Подобен он курице желтого цвета. Кислая печень, холодная вода -Вот удовольствие неприхотливого охотника. Больше оленя — зубр.
Дурному человеку счастье в руки не дается, И на плетень его галка не садится. В гурте — в гурте много добра Для охотника удобно пасется, Вкушая траву, предсмертную пищу. Апсанты! Твое добро со мною равно подели.
 
Орайда! У матери пусть не родится сын,
А если родится, да не будет он охотником. Если же тот молодец сделается охотником, Его постигнет смерть в горах
И носимое убогое платье послужит ему саваном.
Свет девица-красавица Гамалар!
К туру козу-дуру присоединяют.
Тур — козлиная борода,
Тебя убивши, молодец
Заслуживает большой похвалы.
Если бог дает, косому Апсанты дела нет.

Баксанук

(Песня)

Баксанук, князь Безенги,
Был питомец ясновидящего Гиляу-хана 29.
У храброго Баксанука наверху обрыва стояла башня,
У этой башни двери на крепких засовах;
Наверху этой башни гнезда черных орлов,
На большом Жидче у Баксанука есть конюшня,
В этой конюшне вмещается тысяча баранов,
Она же полна салом.
На Малом Жидче продольные большие конюшни. Храбрый Баксанук одновременно две стрелы натягивал И одной стрелой славу приобрел. Жену его звали княгинею Сарайда.
Она на плоскостных щеголей, шатающихся князей, поглядывает,
В горах в шелка одевается,
В молодых плоскостных князей влюбляется.
Баксанука жена — развратная Сарайда;
Ее с плоскости Таусултанов плешивый Шаулох выслеживает.
Развратная Сарайда так сказала:
«Пусть окрестные люди и соседи улягутся,
И лунный свет пусть погаснет».
В полночь у князя Баксанука
Железные двери растворились,
Жену Сарайда плешивый Шаулох увез.
Проснувшись, Баксанук по сторонам осмотрелся,
Княгиню Сарайда не нашел.
«Что за чертовщина, что за нечистая сила!
Недаром я сон видел,
Меня кто-то окликнул:
— Что же ты спишь, проснись-ка!
Жену твою плешивый Таусултанов увозит.
Содрогнувшись, я вскочил.
 
Оружие в черном сундуке крепко засело,
Зачем для Баксанука такие дела создались!
Пусть будет Таусултановым наше молоко, вскормившее их,
«харамом»!»30
Влез Баксанук на чердак,
Нашел старый лук и стрелы без перьев,
Он двух татар ими уничтожил.
Дай натянуть и пустить старую стрелу;
Если вкус хорош, пусть лежат два татарина.
Собаки не лизали черную воду,
Она превратилась в Терек, недоступный для перехода коням. Уходят бегством явившиеся с похвальбою враги храброго
Баксанука.
Обрызганы кровью зигзаги дороги большого Хумала31, Обрызганы кровью придорожные балки.

Долай

Долай, блай, былдылай! Идет скот, как кабардинский конный табун. Его наружность — бурдюк из желтой козы, Внутри его кислое молоко от черной коровы. Долая в это место ударим.
Желтым маслом большие-большие чашки наполним.
Ой, если сбиваешься, то сбивайся, бурдюк!
В дом наш ханские гости приехали,
Тебя ожидая, с голоду умирают.
Если сбиваешься, то сбивайся, бурдюк!
Если же не сбиваешься, то твою ножную часть продырявят
И голову твою навыворот вывернут,
И твои внутренности вытряхнут,
И нас вдвоем друг к другу привяжут,
Ой, долай, блай, кто не говорит?
Наша ведьма — экономка-страшилище с орлиной головой,
Что находит, ртом всасывает,
О настоящем и будущем не думает.
В большие-большие чашки желтое масло вложим
И перед старшим поставим.
Он нам по очереди даст доли,
И им сказанное быстро-бегло исполнится.
Если им сказанное быстро-бегло не исполнится,
То по икрам хворостиной высекут.
Да, скажу я долаевскую песню.
И да пусть бурдючный живот прорвется маслом;
Целый, неиспорченный бурдюк!
Безводный с маслом бурдюк,
Ой, для молодца лето настает,
Молодец играет, дева смеется.
 
Ой! Кто же не знает, что в бурдюке?
На «ныгыш» не выходящий старец
И младенец, не умеющий подвязать ремни чабур.

Долай
(Другой вариант) Верхи плетня — чалый кол.
Несчастная девица, выходящая замуж за чалого.
Хорошие матери красивых девиц выращивают
И их корсеты неведомые молодцы расстегивают.
Ой, долай! Не бьется без полсти!
Не оставь нас, боже, без того масла,
Которое сбивается в этом бурдюке.
Женщина-ведьма к вечеру сделала «какк»32;
Оно с желтым маслом — лакомое блюдо,
Пошли нам, Господь, в большой чашке желтое масло.
Ой! Если сбиваешься, то сбейся!
Если не собьешься, тойайрак33 вылью черной собаке; Если собьешься, желтое масло в красный бурдюк вложу.


 
След. »

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.