Главная arrow Всё arrow История arrow Балкария 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История Балкария

Этюды о Балкарии

Оглавление
Этюды о Балкарии
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33

ГОРСКАЯ ЛЕГЕНДА

Мне рассказал эту легенду старый горец.
Давно это было, говорил он мне. Еще тогда, когда великий Аллах только что сотворил мир этот и человека.
Люди не были такими, какими мы видим их теперь. Не было злобы между ними тогда, не было вражды. Все жили, как братья, и все любили друг друга. И великий Аллах с высоты небесной созерцал эту жизнь человеческую, и была она ему очень угодна. И он благословлял мир, благословлял человека. И от этого еще лучше делалась жизнь на земле.
Ласковое солнце смотрело с голубого неба, прогоняя далеко от земли дух стужи и холодных ветров. По ночам любовался мир¬но и безмятежно спавшей землей месяц золотой. И звезды изум¬рудные тоже глядели на землю и тоже любовались разлитым вок¬руг счастьем и добром. По ночам из тех мест, где находился рай, прилетал тихий ночной ветерок и убаюкивал безгрешную землю чудными райскими песнями, песнями о правде.
Тогда и звери не питались мясом и не пожирали друг друга. Для всех были пищей чудные плоды и роскошная трава. Так было тогда все хорошо и прекрасно на земле.
И позавидовал этому Дух тьмы. Злобой великой вскипел он.
— Я должен разрушить это счастье, — сказал он. — Я должен посмеяться над добром и поработить правду. Да здравствует же тьма и злоба и да царит в мире насилие!
И Дух тьмы сделал это. Сделал так ловко и хитро, что сам
 
великий Аллах еще не заметил этого. Он воздвиг везде жертвен¬ники и храмы.
—    Что это такое? — спрашивали люди.
—    Это — храм Правды! — отвечал Дух тьмы, прикинувшись доб¬рым гением. — Дух злобы силен и могуч. Он борется с правдой и добром. Он может внести разлад в этот мир счастья и порядка. Люди начнут тогда творить беззакония и совершать всякие пре¬ступления. И вот тогда храмы эти окажут народу великую услугу. Здесь будут жрецы. И жрецы эти будут бороться со всем, что дурно, и жечь неправду на жертвенниках этих.
И были построены храмы, а в них назначены жрецы-прислуж¬ники. Жрецам принадлежало общее наблюдение. Прислужники же должны были блуждать по всем местам, где жили люди, и наблюдать за тем, что происходит.
И сказали люди:
—    Благодарение тому, кто подумал о нас и оградил нас от всякой неправды. Теперь мы вне опасности. Теперь мы не боимся ничего. Да здравствует правда! Ура!
И прислужники тоже кричали ура, а жрецы смиренно воздви¬гали руки к небу.
В это время на крыльях воздушных слетела Правда и сказала:
—    Люди! Не верьте тому, что вам говорят. Вас обманывают. Я — Правда. И я уверяю вас: это не мои храмы. Мне не нужно хра¬мов. Вас хотят окутать тьмой.
—    Кто здесь шумит? Кто нарушает порядок и радость всеобщую? И Правду схватили и повели в храм.
—    Вот этот человек вносит злобу везде и хочет уничтожить счастье на земле. Побить его и посадить в подземелье.
И Правду посадили.
И она с тех пор сидит там, в этих подземельях, закованная в кандалы.
Но учения Правды еще живут среди людей. Многие помнят их и передают другим. Это не может нравиться жрецам, и они ста¬раются всеми мерами искоренить таких людей.
А из храмов раздается немолчный и злорадный гимн этих жре¬цов. Только недолго это будет. Правда выйдет из подземелий. Стряхнет оковы свои и рассеет тьму и злобу. Тогда опять наступят хорошие времена.
Это будет, должно быть.
Аллах не может забыть Правды и когда-нибудь вспомнит о ней.

У МОГИЛЫ ИСЛАМА*
* Автограф рассказа М. Абаева хранится у З. Боташевой — исследо¬вательницы жизни и творчества Ислама Крымшамхалова, которому по¬священы эти раздумья М. Абаева. (Сост.)

...Последние новые домики небольшого поселения остались
 
позади. Теперь только деревья чернеют под снегом, близко подсту¬пили великаны-горы под чистым своим белоснежным покрывалом.
Было все тихо, мертво. Только солнце с далекого синего неба говорило о жизни, заставляя своими лучами искриться снежинки.
По дороге медленно движется печальная процессия. Впереди на санях везут тело, за ним верхами едут родные, друзья, односельчане того, кто кончил с этим миром, с его случайными радостями и горем.
Вот там, впереди, за поворотом, на поляне, на старом клад¬бище, рядом с «шиихами», могилы которых и теперь свято чтит народ, похоронят Ислама.
Там, под высокими соснами, будет покоиться прах его. И долгие годы будет приходить еще народ к его могиле, долго будут помнить, что здесь лежит тот, кто в земной своей жизни работал на счастье народа, кто так умел любить родные суровые горы, бедный, тем¬ный народ свой с его своеобразными обычаями, с его предани¬ями, песнями, со славным прошлым и темным, грустным настоящим.
Вот и кладбище, вокруг готовой могилы стоят несколько чело¬век, они работали здесь. Тихо приблизилась похоронная процес¬сия. С молитвой опустили тело в могилу. Вот и могила засыпана, молитва окончена.
Нет больше Ислама, навсегда закрыты его глаза, такие скор¬бные в последнее время. Каким светлым умом блестели они еще совсем недавно!
Не прозвучит его смелое горячее слово в защиту правды и справедливости на народном сборе. Не звучать его тихой задум¬чивой речи о вечной правде, о цели жизни, о призвании человека в жизни, не защемит тоской его сердце при виде зла, неправды, творимым... Отдохнет Ислам...
Солнце уже зашло за горы, его косые лучи последний раз осве¬тили могилу и группу людей возле и исчезли. Снег уже не сверкал, и горы стали как-то выше, суровее, будто ближе подступили и думают свою вечную думу. А люди все еще стоят в глубокой задумчивости.
По лицу старого Ахмата — друга покойного — катились слезы, но он не замечал их, он переводил глаза с могилы на живых и думал: «К чему люди мечутся, топча друг друга из-за пустяков, хлопочут весь век о наживе, когда все кончится вот этой моги¬лой?» Он всматривался в лицо поодаль стоящего старика — врага его... Этот старик при жизни Ислама старался во всем вредить ему, а теперь смерть всех примирила, и он вместе с другими сельчанами работал над могилой.
 

 

 
Магомет не сомневался, что завтра он уже примется за свои преж-ние дела, и не раз, может быть, со злорадным чувством вспомнит, что Ислама нет уже, но сейчас лицо его задумчиво и грустно.
К чему ссора, вражда и ненависть? Не одно ли нужно и важно в этой короткой жизни: доброе отношение друг к другу, общая работа во имя любви.
ПРИМЕЧАНИЯ И КОММЕНТАРИИ


Наши миротворцы
Данная корреспонденция — одна из первых публикаций М. Абаева. Она была напечатана в газете «Терские ведомости», 1894, 16 ноября. Подписана псевдонимом «Житель».
1 По современной орфографии — Сарбашев.
Калым и его последствия
Статья опубликована в «Терских ведомостях» (1894, № 147, 16 декаб¬ря) под псевдонимом «Горец».
Интересный документ
Сообщение Мисоста Абаева опубликовано в газете «Кавказ» (1895, № 230, 31 августа) с редакторской припиской — «Мы получили из Нальчика от г. Абаева следующее письмо» и «Нельзя не пожалеть, что г. Абаев, сообщая об интересном документе, не упоминает, какая его постигла участь и в чьих он находится руках».
1 Этот камень — один из первых известных письменных памятников карачаево-балкарского языка — вызывает большой интерес ученых разных специальностей. Как видно из этой публикации, утверждения некоторых историков (см., например: Байчоров С. Карачаево-балкарский арабо-письменный памятник и его отношение к карачаево-балкарскому языку // Вопросы языковых контактов. Черкесск, 1982) о том, что памятник открыт Н. П. Тульчинским в 1903 году, неверны. Сообщение М. К. Абаева ото¬двигает время открытия памятника и введения его в научный оборот почти на 10 лет. М. Абаев также первым дал краткую палеографическую ха¬рактеристику памятнику.
Арабописьменный памятник заинтересовал Н. П. Тульчинского, впо¬следствии члена Абрамовской комиссии, который в статье «Пять горских обществ Кабарды», писал: «...в Хуламском ущелье, выше сел. Схуру, в развалинах башни нашли два плитовых камня, один большого размера, другой — малого; на большом камне вырезаны арабскими буквами на горском языке слова, которые гласят, что собрались почетные люди (имярек) от крымского хана, из Кабарды и от горцев, установили границы горских владений от крымских и русских владений. На другом камне тем же шрифтом и языком начертано, что вследствие спора каракеша
 
Бекмурзы Гиркокова (Гергокова. — Т. Б.) с кем-то (не указано, с кем) сви¬детели из Баксана Исмайыл Урусбиев, из Балкарии Муртазали Биев, из Хулама Султан Шакманов и др. — установили границы владения Бекмур¬зы Гиркокова: судя по этим границам, у него оказываются обширные владения. Все это происходит по магометанскому исчислению в 1127 г., а по нашей эре в 1711 г.» (Терский сборник. Владикавказ, 1903. Вып. 5. С. 169).
Арабописьменный текст памятника был издан в прорисовке Л. И. Лав¬рова в книге «Эпиграфические памятники Северного Кавказа на арабском, персидском и турецком языках» (Ч. 2. М., 1968). В последующие годы памятник широко привлекался в качестве документального источника начала XVIII века историками, этнографами, языковедами.
2 В начале 80-х годов XIX века была сделана попытка разрешить зе¬мельный кризис в Балкарии. Она имела неожиданные последствия — ин¬тересы балкарцев были еще более ущемлены, большинство спорных и пограничных земель были переданы во владение кабардинским феодалам.

Горские школы
Статья напечатана в газете «Кубанские областные ведомости» в 1895 го¬ду, № 95. Подписана литером «А». На принадлежность статьи М. Абаеву указывает сам автор в следующей статье «Открытие Панежукаевского училища ».

Открытие Панежукаевского училища
Напечатана корреспонденция в газете «Кубанские областные ведо¬мости» 10 ноября 1895 года. Подписано: «М. Абаев. г. Екатеринодар».
1    Малама Я. Д. — начальник Кубанской области и наказной атаман Кубанского казачьего войска, генерал-лейтенант.
2    Так в тексте; верно: сервирован.
3    Лепс — мясной борщ. Здесь и далее описываются, в основном, блюда адыгской кухни.
4    Шха-тура — смысл неясен, видимо, термин искажен при наборе.
5    Лли-гажа — жареное мясо, шашлык.
6    Гедлибже — курятина с подливкой.
7    Халива — пирожки.
8    Бореч — видимо, искаженное от карачаево-балкарского «бёрек» — пирожок.
9    Прунш со шху — рисовая каша с кислым молоком.
10    Тхурумбей — сладкое блюдо в виде печенья.
11    Мазан И. И. — генерал-майор, атаман Екатеринодарского отдела
Кубанской области.
12    «Берекет берсин» (тюрк.) — приветствие: «Да будет изобилие!»
13    Шарданов — имеется в виду кабардинский инженер и публицист
Бекмурза Шарданов.
14    Шкиль Г. М. — инспектор народных училищ Кубанской области.
 
О горских школах
Статья напечатана в газете «Кубанские областные ведомости» 19 ию¬ня 1896 года, подписана «М. Абаев».
1    Бжедуги-химишейцы (искаженное от хамышевцы) — подразделение адыгов-бжедугов, проживающих между реками Афипсом и Псекупсом. Они говорят на особом диалекте. (См.: Очерки истории Адыгеи. Майкоп, 1957. С.152.)
2    Шепгенеевцы — видимо, искаженное название жителей аула Шабан-хабль, основанного в 1800 году. Сейчас находится на территории Теучежского района Республики Адыгея.
3    Шапсуги — наиболее многочисленное адыгское племя, проживавшее на территории Кубанской области. Места нынешнего расселения — Краснодарский край и Республика Адыгея.

Черкесы Екатеринодарского отдела Кубанской области
Статья напечатана в газете «Каспий» (1898, № 247), подписана псев¬донимом «Горец».

Письмо в редакцию газеты «Каспий»
Напечатано под псевдонимом «Горец» в газете «Каспий» (1902, № 20). Поводом для выступления в печати М. Абаеву послужило напечатанное в той же газете за № 14 следующее сообщение:
«Нальчик. В чеченском обществе, Нальчикского округа, Терской области, в безлесных горах в верховьях реки Терека, на утесе гребня, вдающегося в ущелье, стоят две полуразвалившиеся четырехугольные башни. У подножия их — аул Хулам. Башни эти имеют характерный вид сторожевых башен. И вот, оказывается, здесь к этим башням устроен подземный водопровод гончарными трубами. Помимо исторической давности, этот водопровод интересен еще тем, что он подавал воду по закону сифона, т. е. оконечность водопровода у башен выше его середины, проложенной через балку. Устроен водопровод обычною смычкою труб, заложен на глубине 1—2 аршин. Нашли его, по словам «Т. В.» , горцы случайно при постройке саклей. Водопровод около версты протяжением. Началом его и теперь пользуются жители».

Аул Шенжий
Корреспонденция подписана псевдонимом «Горец» и напечатана в газете «Свобода печати» (1907, № 20).

Письмо в редакцию журнала «Мусульманин»
Напечатано в журнале «Мусульманин» в 1910 году, № 4. Подписано «М. Абаев». Письмо написано по поводу статьи М. Хаджетлаше,
 
редактора журнала «Мусульманин», напечатанной в мусульманском отделе журнала «Братская помощь», за подписью «Ахмет-бек Аллаев», в которой автор анализирует ряд статей о Кабарде, утверждающих об отсталости Кабарды от других народов Кавказа. М. Абаев солидарен с М. Хаджетлаше и в свою очередь несколько идеализирует положение дел в Кабарде и Балкарии, хотя и вполне законно возмущается по¬верхностным подходом к характеристике уровня культуры и на¬ционального сознания кабардинцев и балкарцев.
Горцам Северного Кавказа
Напечатана статья в журнале «Мусульманин» (1910, № 8). Подпись: «М. Абаев».
Больной вопрос
Статья напечатана в «Мусульманине» (1910, № 10). Подписана «М. А.».
1    Дондуко-Корсаков М. А. — в 80-е годы XIX века — главноначальст-вующий на Кавказе.
2    Процесс переселения был болезненным и антинародным. Лице¬мерие царского правительства в этом вопросе раскрывали в своих пуб¬ликациях как представители горской интеллигенции, так и передовые общественные деятели России. Так, например, в 1887 году в своих «Очерках Кавказа», обсуждая действия правительства, Е. Марков писал: «Поселить в туземных племенах неудовольствие, волнения, беспорядки, бросить их намеренно в объятия Турции, убедить правительство, что цивилизация и русское владычество несовместимы с их разбойничьими вкусами, и потом, в виде мудрой государственной меры, выкинуть их из их собственной страны, чтобы вознаградить самих себя за свои государственные заслуги садами и полями, терпеливо, в течение столетий, возделываемыми этими мнимыми разбойниками, — вот та система, которая смело поднимает голову... » (с. 303).
Кабарда проснулась
Статья напечатана в журнале « Мусульманин» (1911, № 3). Подписана «М. Абаев».
1    Далгат — Мисост Абаев имеет в виду дагестанца Магомеда Далгата, работавшего в Нальчике. Он лечил известную украинскую писательницу Марко Вовчок во время ее пребывания в Нальчике. Впоследствии М. Далгат — городской врач г. Владикавказа. Вместе с Абаем Шахановым и его однокурсником Киселевым М. Далгат участвовал в ликвидации эпидемии дифтерита в Терской области. Магомед Далгат принимал активное участие в общественной жизни старого Владикавказа. Он — один из инициаторов создания «Общества распространения грамотности и технических сведений... » и газеты « Казбек».
2    Врач Шогенов — Бекмурза Муссович Шогенов (1874—1928) — первый кабардинец с высшим медицинским образованием, окончил медицинский факультет Киевского университета. См. о нем: Нахушев X. Т. К истории развития здравоохранения Кабардино-Балкарии // УЗ КБНИИ. Нальчик, 1967.
 
3    Шаханов — Басият Абаевич Шаханов (1879—1919) — известный юрист и талантливый публицист, один из основоположников дореволюционной карачаево-балкарской литературы.
4    Чежоков — имеется в виду Хамид Исмаилович Чижоков (1881—1935) — юрист, судебный следователь Владикавказского округа. После Фев¬ральской революции — комиссар Нальчикского округа, назначенный Вре¬менным Правительством. В период гражданской войны — начальник Нальчикского округа.
Балкария

Исследование напечатано в журнале «Мусульманин» (1911, № 14—17, с. 586—627). Подпись — «М. К. Абаев».
1    Ковалевский М. М. (1851—1916) — известный русский ученый-ис¬торик, этнограф, социолог, академик Петербургской Академии наук. Особое внимание уделил в своих трудах исследованию общественного строя горских народов Кавказа — карачаевцев, балкарцев, осетин, сванов, пшавов, народностей Дагестана.
2    Миллер В. Ф. (1848—1913) — выдающийся русский ученый, ори¬енталист, фольклорист, языковед, этнограф, археолог, академик Пе¬тербургской АН. Был профессором Московского университета, с 1897-го по 1911 год возглавлял Лазаревский институт восточных языков.
3    М. Абаев имеет в виду совместные работы В. Ф. Миллера и М. М. Ко¬валевского:
1.    Сообщение о поездке в горские общества Кабарды и в Осетию летом 1883 г. // ИКОРГО. 1883. Т. 8. Вып. 1.
2.    В горских обществах Кабарды // Вестник Европы. 1884. Кн. 4.
3.    У подошвы Эльбруса // Вестник Европы. 1886. Т. 1. Кн. 1, 2.
4    Сра — национальный вид пива, приготовленный из проса или ячменя. Упоминание о сра (в форме «сыра») встречается в письменном памятнике западно-кыпчакских тюркских народов XIV века «Кодекс Куманикус». В современном карачаево-балкарском языке произошла семантическая трансформация слова, и оно обозначает вино.
5    Баксануко Суншев — Баксанук Суюнчев. В карачаево-балкарском фольклоре существует несколько вариантов песни о легендарном князе из Безенги Баксануке Суюнчеве. Еще до революции Н. П. Тульчинским была опубликована песня «Баксануко», записанная Наурузом Урусбиевым (См.: Тульчинский Н. П. Поэмы, песни, сказки и пословицы горских татар Нальчикского округа Терской области // Терский сборник. Влади¬кавказ, 1904. С. 289—291.).
* Крепость Баксанука до сих пор сохранилась у развалин старого Безенги.
** В тетрадях Н. Урусбиева — князь Шаулох Таусултанов.
Оригинал песни сохранился фрагментарно и опубликован в книге «Къарачай халкъ жырла» (М., 1969. С. 73):
 
Храбрый Баксанук был князем в Большом Безенги,
Ой, железное дерево служило гвоздем его крепости.
Храбрый Баксанук, душа моя, не будет, ой, князем в Большом Безенги,
Ой, не будет железное дерево гвоздем его крепости.
Храброго Баксанука, душа моя, да над пропастью крепость*.
Не сможет стать князем для горных аулов твой хитрый отец,
плохой отпрыск Сылыуа. Князь Шаулух** пришел и жену твою, ой, уводит. Рукоять моего желтоухого кинжала, душа моя, ой, украшена
желтой кистью. Ой, если даже уводит ее, неверную ...пусть теперь уводит. О, дай взять мне в руки мой кинжал с желтой рукоятью. Жена Баксанука — известная всему миру [красавица] Сарай, За одну ночь она теребит шерсть для двух бурок. Мой кинжал с желтой рукоятью оказался в руках у меня, Ай, ленивый князь Шаулух, что плохого сделал тебе мой кинжал с
желтой рукоятью? Храбрый Баксанук разрубил князя Шаулуха на две части.
(Подстрочный перевод).
6    Хтаровы — опечатка, верно: Отаровы.
7    Хтар Дадешкелиани — Отар Дадешкелиани, согласно некоторых исторических преданий, родоначальник фамилии Отаровых из Баксан-ского ущелья.
8    Исмаил Урусбиев — прадед известного общественного деятеля Карачая и Балкарии Исмаила Мирзакуловича Урусбиева, жил в конце XVII — начале XVIII века. Он упоминается в Хуламском памятнике 1709 го¬да. До наших дней сохранилась песня-плач, воспевающая деяния Исмаила. По канонам величального жанра, к коему относится данная песня, пос¬тупки Исмаила и факты его биографии несколько идеализированы, но она донесла до нас любовь народа к своему славному сыну.
9    Барасбеков — искаженное написание, правильно: Барасбиев.
10    В архивном фонде КБНИИ существует запись, произведенная
фольклористами Х. Малкондуевым и А. Рахаевым, в которой нашла от-
клик эта история.
«Долгое время враждовали чегемские князья Малкаруковы и бак-санские князья Урусбиевы из-за земли Быллым на Баксане и Гестенти. В этом деле часто принимали участие кабардинские князья Кайтукины и Ата-жукины, но не могли довести дело до конца. Дело усложнялось тем, что Малкаруковы и Атажукины были в родстве. Они (Малкаруковы) опирались на своих родственников (от одного очага), и никто не хотел идти на уступ¬ки. Эти обстоятельства были известны Жабаги Казанокову. Это дело рассматривалось на почетном «тёре» Большого Чегема, где присут¬ствовал Жабаги. И тогда он сказал: « Если вы не прислушаетесь к решению почетного «тёре», вам никто не поможет. Вы похожи на коней, равных по силе, не уступающих друг другу молодую кобылу. Прольется кровь, в памя¬ти внуков останется неприязнь, потомки будут враждовать друг с другом.
 
Поэтому мое мнение: Быллым как владение древнего Баксана отдать Урус-биевым, а Гестенти оставить Малкаруковым, как и водилось до сих пор».
Тёре вынесло решение, как сказал Жабаги, и спорящие не возражали. Свое согласие они выразили и перед членами Тёре. Но вскоре, пожалев о данном согласии, они начали между собой ожесточенное сражение. Тогда случились и человеческие жертвы. Говорят, что это был первый случай, когда решение Тёре было нарушено» (Подстрочный перевод). (Фольклорный фонд КБИГИ, паспорт 3, 1985 кассета, запись 1982 г.)
10 Течей, течейли — опечатка; правильно: тегей, тегейли — кара¬чаево-балкарское название осетин-иронцев.
12    См. о памятнике в комментариях к статье М. Абаева «Интересный
документ».
13    «Кърым семенле» — существует предположение, что в карачаево-
балкарском фольклоре бытовала эпическая поэма «Кърым семенле».
Полностью она не сохранилась. Сегодня нам доступны два варианта
поэмы с инвариациями под названием «Ачей улу Ачемез». Интересные
наблюдения о бытовании и трансформации поэмы содержатся в статье
фольклориста М. Джуртубаева «Песня об Ачее» (Кабардино-Балкарская
правда. 1988. № 219).
14    Асланбек Кайтукин — кабардинский князь, жил в XVIII веке. Къай-
тукъ улу Сары Асланбек — персонаж множества легенд и преданий, а
также песен карачаево-балкарского фольклора, известен как пред-
водитель карательных экспедиций в балкарские ущелья. Такие же харак-
теристики содержатся в отношении Кайтукина и в осетинском фольклоре.
15    Жабаги Казаноков — общественный деятель Кабарды (1685—1750).
Легенды и предания донесли до наших дней образ народного заступника
и мудреца. Жабаги Казанокова считают своим и кабардинцы, и балкарцы.
Споры о национальной принадлежности Жабаги нашли отражение в
сборнике «Жабаги Казаноко. К 300-летию» (Нальчик, 1987). Деятельность
Жабаги Казаноко имела ярко выраженную гуманистическую направ-
ленность, система его взглядов оказала большое влияние на выработку
морально-этических установок кабардинцев и балкарцев.
16    В тексте искажены слова. Правильное написание текста на кабардин-
ском языке: «К!ы !еймы дэсго (тесгуэ) Басиятыпщ(э) Кушыку и къуэ Ал-
шагъыр пщы(р) къак!уэм. Жэуап иритыркъэм, уэркъ къак!уэж ф!охъус
ирихыркъым». Перевод: «На нехорошей земле живущий басиятский князь
Кучука сын Алшагир, князь придет когда, ответа ему не дает, уорк при-
дет когда, не приветствует его».
17    Хизни-башы — верховья реки Хызны-су. Территория современного
села Ташлы-Тала Лескенского района.
18    Баранта (тюрк.) — разбойничий набег, самовольный захват скота
или какого-либо другого имущества исключительно с целью принудить
их владельца или его родичей дать удовлетворение за ранее понесенную
обиду или возместить ранее причиненный имущественный ущерб.
19    Гыпы — 1) грибок, закваска для кефира; 2) кисломолочный продукт,
вырабатываемый тюркскими народами с древнейших времен. См. об
этом подробнее в книгах: Игнатьев В. Кефир // Энциклопедический
словарь Брокгауза и Эфрона. СПб., 1895. Т. 15. С. 36—39; Тарасов А.
 
Карачаевские очерки // Северокавказский край. Ростов н/Д., 1925. № 9; Атманских А. А. Карачаевский айран. Баталпашинск, 1915; и др.
20    Лорис-Меликов Михаил Тариелович (1825—1888) — русский го-
сударственный деятель. Фактический руководитель военных действий
на Кавказе в 1877—1878 гг. во время русско-турецкой войны. В 1880 г. —
начальник Верховной распорядительной комиссии, в 1880—1881 гг. —
министр внутренних дел. В своей деятельности сочетал репрессии против
революционеров с уступками либералам.
21    Великий князь Михаил Николаевич (1832—1909) — в 1863—1881 гг. —
наместник Кавказа и главнокомандующий Кавказской армией военного
округа. В период его наместничества были окончательно покорены
народы Западного Кавказа, Предкавказья, Чечни, Дагестана и учреждены
в этих областях административно-судебные органы.
22    Милютин Дм. Ал. (1816—1912) — граф, генерал-фельдмаршал,
почетный член Петербургской АН (с 1866 г.), профессор Военной
Академии. В 1861—1881 гг. — военный министр, умеренный либерал,
провел буржуазные военные реформы 1860—1870-х гг.
23    Кодзоков Дмитрий (Лукман) Степанович (1818-1893) — обществен-
ный деятель Кабарды XIX века, воспитывался в семье известных поли-
тических деятелей России, славянофилов Хомяковых. Автор проекта по
земельному устройству Кабарды. Некоторые положения его проекта
были приняты кавказской администрацией в период аграрно-крестьянской
реформы в 60-е годы XIX века.
24    Сбыт лучины — традиционный промысел карачаевцев и балкарцев.
Промысел потерял свое значение с широким распространением керо-
синовых светильников в конце XIX века.
25    Чернявский А. И. — в 60-е годы XIX века — председатель адми-
нистрации в суде Нальчикского округа, впоследствии секретарь съезда,
канцелярский служитель Екатеринодарского судебно-мирового округа.
26    Грабовский В. В. — присяжный поверенный, позднее председатель
съезда мировых судей Владикавказского судебно -мирового округа, в
1894 году — участковый мировой судья 2-го участка (Баталпашинск).

В погоне за славой и пятачком
Отклик Мисоста Абаева на статью К. Бальмонта напечатан в журнале
«Мусульманин» (1910, № 17, № 18, с. 380—381).
Статья К. Бальмонта « Преддверье в Египет», вызвавшая гнев и воз¬мущение Мисоста Абаева, была напечатана в газете « Русское Слово» в 1910 году, № 130. Она предваряла цикл очерков — «Письма из Египта». В этой публикации известный поэт анализирует литературу о путешествиях в арабские страны, в дневниковом жанре повествует о своем походе в Аравию, рассказывает о древностях Египта, его богатой мифологии, особо отмечает «два центральных места — библиотеку и музей» Алек¬сандрии. К. Бальмонт, останавливаясь на трагической судьбе алексан¬дрийской библиотеки, замечает: « Арабы же, народ хищников, несущих разрушение для разрушения, имеют нищенскую долю творческой
 
способности, и что дали доброго, то взяли у других, а сколько уничтожили и как уничтожили?» «И во имя Корана, — книги, представляющей из себя бессвязное повторение иудейства и христианства с примесью араби-зированных и эллинских, — во имя книги, созданной из чужих лохмотьев, сокровища египетского и европейского гения 6 месяцев служили, чтобы топить публичные бани», — пишет К. Бальмонт в путевых записках. Эти и другие сентенции К. Бальмонта, оскорбительно трактующие святыню мусульман — Коран и уничижительно характеризующие арабскую куль¬туру, не могли не вызвать протеста среди мусульман России. Воз¬мущенный выходкой К. Бальмонта, М. Абаев написал в редакцию «Русского Слова». Однако газета не посчитала нужным опубликовать его письмо, и поэтому М. Абаев напечатал его в «Мусульманине».

О калыме
Напечатано в журнале « Мусульманин» (1911, № 18—21). Подписано «М. Абаев».
1    Фактическое и окончательное присоединение народов Центрального Северного Кавказа к России произошло в конце 20-х годов XIX века после военной экспедиции генерала Эмануэля.
2    Так называемая Закубанская полоса Кавказа была формально присоединена к России в конце XVIII века в результате включения Крыма в состав России в 1783 году после Кючук-Кайнарджийского мира. Завоевание и покорение горских народов Закубанья продолжалось до 1864 года. В 1860 году была образована Кубанская область, в состав которой вошли все горские участки. См. об этом: Социально-экономическое, политическое и культурное развитие народов Карачаево-Черкесии (1790—1917 гг.) / Сборник документов. Ростов н/Д., 1985.

Заявление
(Господам доверенным Большой и Малой Кабарды и Горских обществ Нальчикского округа)
1    Недостаточные — малообеспеченные.
2    Сафият — старшая дочь М. К. Абаева, родилась в 1884 году. Одна из первых горянок — общественных деятелей. Образование получила домашнее. После установления Советской власти работала учительницей. В 1924 году переехала с семьей в Дагестан, где принимала активное участие в организации артелей народных промыслов, детских садов и учительских курсов для горянок. Муж Сафият — Ибрагим Хамзатович Урусбиев, племянник известного Исмаила Урусбиева, принимал активное участие в деятельности Нальчикского окружного совета. Был незаконно репрессирован в 1927 году вместе с видными революционерами Ка¬бардино-Балкарии Назиром Катхановым, Мажидом Фанзиевым и др. Реабилитирован посмертно. После смерти Ибрагима трое его младших детей были усыновлены братом Сафият — Исмаилом Абаевым. До самых
 
последних дней своей жизни Исмаил заботился о племянниках. Благодаря его стараниям старший сын Сафият — Умар поступил в Московскую консерваторию. Он был талантливым скрипачом, но умер от скоротечной чахотки в 1934 году. Дочери Фатима и Мадина окончили Новочеркасский геологоразведочный институт. Впоследствии Фатима участвовала в стро¬ительстве Братской ГЭС, младший сын Долгат погиб в Великую Оте¬чественную войну. Младшая из детей Сафият — Даута — первая балкарка, защитившая кандидатскую диссертацию.
Заявление
(г. Начальнику Нальчикского округа)
Написано 29 августа 1911 года.
1 Фатимат — третья дочь М. К. Абаева, родилась в 1892 году. Образо¬вание получила домашнее. Первая женщина-балкарка, выступившая в печати еще до революции. Подробнее о ней см. в журнале «Минги Тау»
(1990, № 2).

Горская легенда

Напечатана под псевдонимом «Горец» в газете «Казбек» (1903,
№ 1614, 10 июня).

У могилы Ислама
Рукопись эссе обнаружена карачаевской исследовательницей З. Ха-бичевой-Боташевой и опубликована ею в книге « Очарованная душа».


 
След. »

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.