Главная arrow Всё arrow История arrow Балкария 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История Балкария

Этюды о Балкарии

Оглавление
Этюды о Балкарии
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33

БАСИЯТ ШАХАНОВ

ПО ПОВОДУ ОДНОГО УДИВИТЕЛЬНОГО ПРОЕКТА

В № 358 «С.-Петербургских Ведомостей» за минувший год была помещена статья некоего г. Карцова: «Причины разбоев на Кавказе». Оставив в стороне критику г. Карцовым статьи г. Шо-шина по тому же вопросу, напечатанной в № 320 «С.-Петербург¬ских Ведомостей», остановимся на том способе прекращения разбоев, который рекомендуется самим г. Карцовым1.
Г. Карцов предлагает не более не менее как переселить всех туземцев Северного Кавказа, — куда бы вы думали, читатель? — в Туркестан, «в обширные среднеазиатские пустыни»! Вот уж под¬линно благодарю, — не ожидал! До сих пор мы слышали немало всякого рода проектов борьбы с этим злом: были тут и хорошие, и дурные, и постепенные, и энергичные, но из всех их, проект г. Карцова является, без сомнения, самым... удивительным!
Подумал ли г. Карцов, как будет себя чувствовать Кавказский туземец, выросший среди родных гор, где каждый клочок земли, каждый камень связан с памятью его предков, будучи выброшен¬ным, по собственному признанию г. Карцова, в пустыню? Знает ли г. Карцов, как привязан туземец к своей родине? Известно ли автору этого остроумного проекта, что десятина земли в горах ценится в 2—3 тысячи рублей и, что горцы все-таки предпочитают свои жалкие клочки десяткам десятин удобной земли, которые они могли бы получить, выселившись всего за 30—40 верст от родных аулов на плоскость? А г. Карцов предлагает им пересе¬литься в среднеазиатские пустыни!
Забавные соображения высказываются далее г. Карцовым. Упомянув вскользь о каких-то «различных пособиях (?) и агроно¬мических улучшениях (?) со стороны правительства», в случае по¬добного переселения, автор говорит, что «туземцам, ПРИ ПОСЕ-
 
ЛЕНИИ ИХ СПЛОШЬ, могла быть предоставлена свобода само¬управления, согласная с их бытом, без слишком близкого сопри¬косновения с русской полицией». Что хочет сказать г. Карцов этой туманной фразой о «свободе самоуправления, согласной с бытом»? Не значит ли это, иными словами, «взять вас всех гур¬том, зарыть в пески, и живите вы там, как знаете! Хотите резать¬ся — режьтесь, желаете воровать — воруйте! Лишь бы нас, рус¬ских, не трогали!».
Словом, по логике г. Карцова выходит, что зарежет чеченец русского — это разбой, а зарежет чеченец чеченца — это «само¬управление, согласное с бытом».
Поистине удивительная мера борьбы с разбоем.
Не менее забавен и еще один аргумент, которым г. Карцов пытается поддержать досужий плод своей фантазии. По его мне¬нию, переселение это должно состояться тем легче, что, «по сло¬вам историков, из Средней же Азии и вышли Кавказские горцы!». Это уже настолько наивно, что и возражений не требуется.
Но что всего оригинальнее в этой сплошь, впрочем, ориги¬нальной статье, так это то, что автор проекта выселения горцев в пустыню причисляет себя к числу «истинных друзей» этих после¬дних! «Об этом» (т. е. о переселении) «туземцам следовало бы серьезно подумать и послушать совета своих истинных друзей, вместо тех софистов2, которые льстят их чувствам и незаметно увлекают их в бездну». «Истинный друг» намекает здесь на г. Шошина: с точки зрения г. Карцова, г. Шошин действительно сильно провинился! Сей злонамеренный муж мало того что ре¬шился проводить на столбцах «столичной газеты» «ложный взгляд», будто с разбоями следует бороться путем школы, но еще пыта¬ется всех их коварным образом «увлечь в бездну»... просвеще¬ния и улучшенного материального благосостояния!!! Поистине ужасный человек! Спасибо вам, г. Карцов, что предостерегли нас от этого «софиста», а то мы могли бы, по простоте душевной, попасть к нему в когти!
Не могу обойти молчанием и еще одно великолепное место в статье г. Карцова. Высказав взгляд, что каждый, даже «служащий на русской службе» туземец «по обычаям страны» не откажется держать у себя притон для разбойников, г. Карцов пишет: «Раз¬бои также встречают сочувствие среди интеллигенции городов (!). Прежде всего адвокаты, которые являются защитниками ex о(йсю3 — они, конечно, влияют на суды, затем представители вольных про¬фессий (?!), и в результате ложный взгляд, проводником которо¬го явился г. Шошин даже в столичной газете! ».
Здесь все одинаково хороши: и интеллигенция, сочувствую¬щая разбоям, и адвокаты, влияющие на суды и тем делающие занятие разбоем вполне безнаказанным, и затем... затем «пред¬ставители вольных профессий» (!!!). Что это за зверь такой, эти «представители вольных профессий» — одному Аллаху, да разве еще г. Карцову, известно! Уж не журналистов ли имеет в виду
 
великолепный прожектер? Или, быть может, отставных трагиков и вообще лиц, подававших некогда блестящие надежды, но по¬павших волею судьбы в бедственное положение и тем поставлен¬ных в необходимость избрать «вольные профессии»?! Очевидно, СТОЛИЧНЫЙ сотрудник СТОЛИЧНОЙ газеты и этих представите¬лей вольных профессий не прочь причислить к провинциальной интеллигенции. Что ж! De qustibus поп disputant uni est!4

ЕЩЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ

Положительно наша Терская область стала каким-то козлом отпущения! Давно ли некий писатель предлагал выселить тузем¬ную часть ее населения в Средне-Азиатские пустыни?1 Теперь воз¬никает уже другой вопрос: не следовало ли бы переселить в Тер¬скую область русских из малоземельных губерний? Первый про¬жектер, г. Карцов, поддерживал свой план стремлением избавить «овец» (русских) от «стаи голодных волков» (туземцев), а вторые (имя же им легион) мотивируют свои проекты излишком земель и соображениями культурного характера. Вот и разбирайся тут как знаешь! Который из этих проектов лучше — дело вкуса. По-мое¬му, так оба лучше!
В общем, пальма оригинальности принадлежит, несомненно, г. Карцову: в самом деле, что может быть оригинальнее выселе¬ния горцев в пустыню?! Но и его коллегам в деле устройства су¬деб Терской области нельзя отказать в нескольких перлах, перед которыми преклонит голову, пожалуй, и сам г. Карцов! Что, на¬пример, скажете вы о следующей фразе: «Землевладение в Тер¬ской области близко к положению мелких помещиков и совер¬шенно незнакомо остальным крестьянам Российской империи»?2 Воля ваша, а я перед ней положительно пасую. Изреки ее какой-нибудь «столичный сотрудник» в «столичной газете», — я бы еще знал, что это обозначает: там в моде подобные, a'la Карцов, истины о Кавказе! Но как прикажете ее понимать, если она при¬надлежит нашей, кавказской прессе? Думаю, что самое верное и безобидное будет предположить, что автору ее просто захоте¬лось пошутить. Что ж, отчего и не пошутить, коли хочется? Нелов¬ко только, если кто-нибудь примет шутку всерьез: выйдет и нео¬строумно, и ни с чем несообразно!
Итак, «во имя культуры и цивилизации» предлагают отнять зем¬лю у одних и отдать другим. Как хорошо, право, что существует и культура, и цивилизация, и прочие звучные слова! С какою лег¬костью, благодаря им, золотятся самые горькие пилюли! Напри¬мер: проповедовать отобрание земли у «гололобой братии», мо¬тивируя это ее разбойничьим нравом, хотя, пожалуй, и можно, но для деятеля печати как будто немного и неудобно. Но стоит только приплести сюда культуру или цивилизацию, а будет воз¬можно — то и оба вместе, и поставить вопрос хотя бы так: «Сле-
 
довало бы часть земель туземцев предоставить переселенцам из России, ибо это внесет струю цивилизации» — и картина совер¬шенно изменится! В случае, если бы «культуры» и «цивилизации» оказалось недостаточно, можно ввернуть еще и «справедливость»! Для этого следует только заикнуться об излишке земель в Тер¬ской области. В самом деле, разве не справедливо было бы заста¬вить крестьян-помещиков поделиться избытком с крестьянами-бедняками? Если от этого кто и пострадает, то что за беда! Ведь это лишь маленькие жертвы на алтарь прогресса. И при том, кто же обращает внимание на подобные пустяки, когда речь идет о «культуре», « прогрессе» и «цивилизации»?!
Прогресс! Культура! Цивилизация! Какие звучные, какие кра¬сивые слова и как высока идея, ими выражаемая! Высоки настоль¬ко, что для проведения ее в жизнь можно и отобрать кое-что у своего ближнего! Жаль только, что на этот раз отбирать не из чего!
Всякий, знакомый хоть сколько-нибудь с положением земель¬ного вопроса в крестьянской части туземной среды, знает, какую печальную картину он представляет. Положительно, надо быть или слепым, или фанатично предубежденным против «азиатов» для того, чтобы написать цитированную фразу о «помещиках».
Треть области занята горной полосой. Полоса эта не вполне обмежевана, земельный вопрос в ней считается еще не решен¬ным, но, по правде сказать, он и не может быть решен. Земли пахотной, удобной земли, земли в том смысле, в каком понима¬ют ее все, а в том числе и беднейший русский мужичок, — там нет вовсе. Есть какие-то клочки, площадки, терраски, в несколько десятков, много сотен кв. саженей, старательно обложенные кам¬нями и загороженные. Каждый такой клочок имеет свое назва¬ние, свою историю. Над созиданием его в течение нескольких веков трудился ряд поколений, очищая от камней, а порой и нано¬ся землю в корзинах на высоту несколько сот футов. И в настоя¬щее время его удобряют, орошают, обрабатывают, за ним уха¬живают, но наивно было бы предполагать, что эта игрушечная пашня в состоянии прокормить своих владельцев. Хлеба хватает едва на 2 или 3 месяца, а дальше... дальше начинается та полная лишений и неопределенности заработка жизнь, которой вряд ли и позавидовал бы и неимущий крестьянин России. И не будь под¬держки в скотоводстве, туземцы были бы принуждены покинуть свои родные горы, несмотря на болезненную любовь к ним.
На плоскости положение много лучше, но похоже ли оно на земной рай и действительно ли там нет крестьян, а есть только помещики, — это мы сейчас увидим.
* Военно-статистическое описание Терской области. Г. Н. Казбек. Из¬дание отдела ген. штаба Кавказ, воен. округа, 1888, г. Тифлис. (Здесь и далее постраничные сноски в статьях принадлежат автору, Б. Шаханову.)
«По количеству надела земли, — читаем в одной книге по ста¬тистике Терской области, — чеченцы Грозненского округа стоят
 
ниже беднейших крестьян Европейской России, где средний ми¬нимальный надел на ревизскую душу считается одной удобной земли 3,43 д.»*. Надел чеченцев (4,5 д.) автор цитируемой книги считает малым, признавая достаточными (4,5—6,3 дес.) наделы плоскостных осетин и кумыков и более чем достаточными наде¬лы одних лишь кабардинцев (6,3 дес. на душу). Вот в каких усло¬виях находится землевладение на плоскости. Приведенные цифры взяты из сочинения, изданного официально, а потому и стоящего вне всяких подозрений и пристрастий к туземцам и красноречиво говорят за себя сами, что не нуждаются в каких-либо коммента¬риях. Остается только обратить внимание на то обстоятельство, что «Военно-статистическое описание Терской области» издано в 1888 г., т. е. более 19 лет тому назад. За это время положение крес¬тьянского землевладения сделалось еще тяжелее: «более чем достаточные» наделы стали «только достаточными», то, что было «до-статочно» в 88-м году, «граничит теперь с нуждою». В горах и Чечне положение тоже ухудшилось (если только вообще была возможность ухудшений). За 10 лет народонаселение области уве¬личилось в 200 000 душ, а что же будет лет через 20—30?
Да, нелегко живется нашему туземцу. Борьба с суровой при¬родой, отсутствие удобных дорог, медицинской помощи, школы, незнание государственного языка — вот условия, в которые он поставлен. Ежедневно приходится читать известия о возникнове¬нии комиссий для выяснения причин упадка благосостояния жите¬лей то тех, то других углов Российской империи, газеты заполне¬ны сочувственными статьями, посвященными не только русскому мужичку, но и чухнам3, латышам, зырянам4. Но много ли до сих пор занималась печать кавказским горцем? Какие известия, кро¬ме разбоев, какие статьи, кроме требований строгих кар для обуз¬дания «головорезов», помещаются в большей части печати, по так называемому «туземному вопросу»? А как живется этому «головорезу», дурно ли, хорошо ли, что толкает его порой на преступление, чем облегчить его положение, — до этого им нет дела! Лишь бы нас не трогали, а там живи как знаешь, — хоть умирай с голоду, я пальцем не пошевельну! И это рядом с толка¬ми о культуре, цивилизации, гуманности и любви к ближнему, рядом с бесчисленным множеством всякого рода принципов и идей.
О культурные люди!

ДВА СЛОВА К ТУЗЕМНОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

Вряд ли где на земном шаре найдется другой [край], столь интересный в историческом и этнографическом отношении, как наш Кавказ.
На узком перешейке площадью всего каких-нибудь 8000 кв. миль, загроможденном к тому же высочайшими в свете горами, ютятся десятки народцев, чуждых друг другу по вере, языку и про-
15 Заказ № 84
 
исхождению. Когда-то много столетий тому назад, в эпоху великих переселений, заброшены они были в дикие ущелья Кавказа и оста¬лись здесь отрезанными на долгий ряд веков от остального мира и остального человечества. Мир жил, мир совершенствовался, наро¬ды, частицу которых они некогда составляли, играли свою роль на сцене истории и отживали, а Кавказ все оставался той сказочной страной, той легендарной Колхидой1, богатство которой порож¬дало мифы, но о которой никто не знал ничего положительного.
Так длилось долго. Каким-то заколдованным казался этот край. Интерес к нему делался все сильнее и сильнее, и вот, когда, нако¬нец, завеса спала и «гора языков» со своею дивною природой, со своими племенами, не имеющими родни в остальном населении земного шара, стала доступна каждому — в недра ее ринулась толпа историков, географов, и начались раскопки, изыскания, ис¬следования, а вслед за ними — ряд догадок, теорий, гипотез. Но интерес пропал так же скоро, как и возник, и вот перед нами все та же Колхида, все та же загадка, ждущая своего разрешения.
Наше прошлое темно. Кавказ, особенно северная его часть, не имеет не только истории, но и каких-либо намеков на нее. Что привлекло сюда такую массу народностей? Откуда пришли они? Какие отношения существовали между кавказскими племенами до прихода русских? Какова была их внутренняя жизнь? Что мож¬но ответить на эти вопросы, столь естественные для каждого ту¬земца? А между тем ответы есть, и отцы наши умели ответить на многое, что для нас теперь стало и темным, и непонятным. Стало темным и непонятным потому, что хотя наш горец любит старину и все, что с ней связано, но жизнь усложняется, кусок хлеба тре¬бует все больше и больше труда и времени, и в наши дни некому уже научить ребят тем сказаниям, песням, преданиям, в которых так полно отражается жизнь их отцов.
Так замирает, исчезает эпос Кавказа.
Не будучи записан, он погибнет окончательно, как погибли эпосы других народов. И что же тогда скажем мы последующим поколениям на их мучительный вопрос: «кто же мы такие?!»
Ждать помощи в нашем стремлении воскресить былое нам неоткуда. То время, когда мы были «интересными черкесами», прошло безвозвратно, и нам остается полагаться только на свои собственные силы.
До последнего времени нельзя было указать ни на один орган печати, который задался бы целью помочь нам в этом направле¬нии. С выходом первого литературного № «Казбека» пробел этот заполнен! 2 Пусть же туземная интеллигенция, пусть все те, кото¬рые не желали бы увидеть свой народец обезличенным вконец, откликнутся на мой призыв и вложат и свою лепту в дело собира¬ния материала для истории родного края, потребность в которой так настоятельно чувствуется и в наше время всеми кавказцами.
* См. «Казбек», № 475.
Я уверен, что мой призыв найдет отклик.
 

 
След. »

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.