Главная arrow Всё arrow История arrow Балкария 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История Балкария

Этюды о Балкарии

Оглавление
Этюды о Балкарии
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33

УРУСБИЕВЫ И ИСТОРИЯ КУЛЬТУРЫ БАЛКАРИИ

Творческому наследию семьи балкарского просветителя XIX века Исмаила Мирзакуловича Урусбиева в историографии по¬священо немало исследовательских работ. Отмечая прогрессив¬ную роль Урусбиевых в развитии культуры и просвещения Балка-рии и Карачая, открывая новые факты их жизни и деятельности, авторы этих работ внесли существенный вклад в изучение места и роли Урусбиевых в развитии общественной мысли и культуры Бал-карии XIX — начала XX века1. Кроме того, указанная литература освещает жизнь и быт балкарского народа на примере судеб одной семьи, показывает общие тенденции развития этноса, его уст¬ремленность в будущее.
В этой связи значение литературы об Урусбиевых неизмеримо возрастает. Однако до сих пор нет специального исследования, посвященного Урусбиевым. Между тем Урусбиевы, как никто из известных нам общественных деятелей Балкарии, понимали зна¬чение просвещения в жизни горцев, будущее представлялось им только в дальнейшем развитии духовной культуры и обществен¬ного производства. В своих начинаниях они опирались и ориенти¬ровались на передовых общественных деятелей России, на идеи российского демократического движения.
По путевым очеркам и зарисовкам, статьям и заметкам, напи¬санным еще в XIX веке, можно узнать не только имена исследо¬вателей Кавказа и их заслуги в изучении ущелий Балкарии, но и составить достаточно достоверную картину жизни, деятельности Исмаила Урусбиева, его семьи и родственников, особенности их быта вплоть до таких деталей, как, например, строилась кунацкая Исмаила, ее расположение, этапы ее строительства, интерьер, планировка и т. д.2, не говоря о более значимых событиях.
Эта литература освещает историю Урусбиевых на протяжении более ста лет — начиная с первых десятилетий XIX века. Авторами книг и статей, посвященных покорению и изучению Эльбруса, Бак-санскому ущелью, баксанцам и Урусбиевым, были русские и ев¬ропейские ученые. И все они неизменно отмечали прогрессивную деятельность представителей фамилии Урусбиевых, их вклад в исследование Северного Кавказа, Грузии, подчеркивали широту их взглядов, благотворное влияние на жизнь соплеменников.
С середины XVIII века на Баксане сложились особые условия для развития ущелья. Потомки Урусбия Суюнчева, взявшие имя
 
предка в качестве фамилии, отмечали, возможно, тем самым начало новой жизни новой патронимии. Фамилия Урусбиевых на¬чинает встречаться в исторической литературе в связи с Чепелеу Кучуковичем Урусбиевым-Суюнчевым3. Он и явился первым ее носителем. По преданиям, в отличие от своих близких родствен¬ников Суюнчевых, оставшихся в Безенги, Урусбиевы с первых лет своего управления Баксанским ущельем стремились к обновле¬нию горской жизни, усовершенствованию хозяйственной деятель¬ности, насколько это было возможно в условиях патриархального общества, были более внимательны к нуждам подвластных. Веро¬ятно, этим объясняется тот факт, что к 1867 году, ко времени освобождения крестьян Балкарии от крепостной зависимости, во всем Урусбиевском обществе насчитывался всего 21 двор зависи¬мых (в то время как в Балкарском обществе таковых было 136 дво¬ров, Чегемском — 111, Безенгиевском — 49, Хуламском — 29. Общее количество дворов в середине XIX века было: в Урусбиев-ском обществе — 110, Балкарском — 850, Чегемском — 300, Бе-зенгиевском — 100 и Хуламском — 120)4.
В карачаево-балкарском устном народном творчестве среди одических, величальных песен о князьях наибольшей популярно¬стью отличались песни о выдающихся представителях фамилии Урус-биевых. Эта традиция берет свое начало с песни-восхваления отца Урусбия — Баксанука Суюнчева5.
Оставил свой след в истории Балкарии и правнук Баксанука — Чепелеу Кучукович. В июле 1837 года состоялась встреча Хан-Гирея с представителями кабардинского, балкарского и осетин¬ского народов и были избраны депутаты на встречу с царем. В состав депутации от балкарцев вошли: Хату Мисаков, Аслан хад¬жи Джанхотов, Асланбек Суншев (Суюнчев), Актуган Шакманов, Кантово (Каншау) Кунчуков (Кучуков), Ибрагим Келеметов, Шам-поло (Чепелеу) Урусбиев6.
Свидетельством народной памяти и любви соплеменников яв¬ляется дошедшая до наших дней в активном фольклоре песня об Исмаиле Чепелеуовиче Урусбиеве, жившем в конце XVIII — нача¬ле XIX века. О том самом Исмаиле, который является внуком Урусбия Суюнчева, сыном Чепелеу Урусбиева, отцом Мирзакула и дедом Исмаила-младшего, известного общественного деятеля Балкарии и Карачая второй половины XIX века. Исмаил Чепелеуо-вич (именно его популярность породила традицию фамилии Урус-биевых давать старшему сыну имя Исмаил) жил в драматический период существования Урусбиевского общества. «Чегемские тау-бии и князья Атажукины, часть земель которых находилась в Бак-санском ущелье и которые потеснили в свое время карачаевцев, принялись за новых жителей верховьев Баксана. Особенно непри¬миримым к насильникам был средний из сыновей Чепелеу — Кан-даур... Он постоянно устраивал захватчикам засады, принося им большие неприятности. После смерти Кандаура его жена Убаби-че, боясь за жизнь своих сыновей Алхаса и Эльмырзы, вместе с подвластными крестьянами уехала в Карачай. Туда же переехал
 
родоначальник четвертого атаула Магомет с сыном... Произош¬ло это в начале XIX века», — пишет А. Мусукаев7. Как известно из архивных источников, Атажукины в 1804 году были вынуждены покинуть место своего постоянного расселения — район Пятиго-рья, в связи с утверждением Кавказской линии. Вытесненные цар¬скими войсками, Атажукины вместе со своими сюзеренами и под¬властными заняли выходы из Баксанского и Чегемского ущелий, что порождало постоянные приграничные конфликты между ка¬бардинцами и балкарцами. В данном случае, как свидетельствует М. Абаев в своем труде «Балкария», Атажукины и чегемские кня¬зья объединились против баксанцев.
Однако жизни сыновей Кандаура — Алхаса и Эльмырзы, а так¬же большинства последовавших за ними баксанцев, переселив¬шихся в карачаевский аул Эльжурту, унесла эпидемия чумы. Это¬му трагическому событию посвящена широко известная и поныне песня «Эмина».
После переселения сыновей Кандаура и семьи Магомета на Баксане остались два старших сына Чепелеу — Али и Исмаил. Ис-маил продолжал дело своего брата Кандаура. Он не только за¬щитил свои земли от притязаний соседних феодалов, но и расши¬рил владения Урусбиевых, о чем свидетельствует и дошедшая до нас песня об Исмаиле Чепелеуовиче:
О-орайда-райда, старший (большой) Исмаил из Урусбиевых, ой,
У твоих служанок глаза черные, брови — подковой, ой,
В великой России, говорит, напечатанными в газетах выходят,
Большого Исмаила в молодости сказанные слова, ой,
У-о-о-о-ой!
Остались без хозяина (без присмотра), о бедный, В верховьях Малки охотничьи его тропы, о-ой, О Аллах, Аллах, о Аллах!
Течет с носилок его сукровица, говорит, о-ой,
Того Исмаила, говорит, писавшие (заполнявшие) диктант
изяшные пальцы (руки), ой, ой! Я ухожу из этого мира, говорит, Завешая мой бедный народ остальным князьям... Границы земель, говорит, я установил до Учкекена, говорит, Бедному народу я независимость сам принес, говорит...
Подстрочный перевод*
* Здесь и далее все подстрочные переводы выполнены Т. Биттировой.
Отсутствующий в приведенном тексте фрагмент этой песни обнаружен в 1983 году в архиве украинского музыковеда М. Гай¬дая. Йотированная запись М. Гайдая воспроизводит один куплет песни. Он был записан в 1924 году в сел. Яникой от Джунуса Му-сукаева:
 
Орусбийланы Исмаил, ой-ой, Ёлюп дуниядан кетесе, ой, Тауда кийикле къара киелле, ой! Нарат терекле эзилип, жерге кирелле...
Урусбиев Исмаил, ой-ой, Ты покидаешь этот свет, ой,
Й
аурные одежды надели в горах туры, ой! )сны, раздавленные (горем), уходят в землю...
Подстрочный перевод

Кавказ стал поэтической родиной М. Ю. Лермонтова. Первое наиболее значительное произведение поэта — поэма «Хаджи-Аб¬рек» — было навеяно кавказской тематикой.
Несколько лет тому назад возник спор о том, кто же расска¬зал Лермонтову печальную историю карачаевского аула Джама-гата и другие исторические предания, послужившие сюжетной канвой поэмы. В статье «Поэма Лермонтова «Хаджи-Абрек» А. В. Попов высказал предположение, что информатором Лер¬монтова могли быть Урусбиевы, которые «посещали русский ла¬герь, и что Лермонтов, живший в Пятигорске, мог слышать и от них кровавый сюжет своей поэмы»9. Приводя ряд ценных свиде¬тельств в пользу встречи Лермонтова с Урусбиевыми, А. Мусукаев и Д. Таумурзаев в статье «Кто рассказал Лермонтову о Джамага-те?» все же пишут: «Можно сказать со всей определенностью: человек, встречавшийся с Лермонтовым, как утверждают неко¬торые ученые, никаким образом не мог быть Исмаилом Урусби-евым... Четверо Урусбиевых носили имя Исмаил, но все они жили или до Лермонтова или после него»10.
Однако это мнение более чем спорно. Третий, известный нам Исмаил Урусбиев родился в 1829 году, а дед его Исмаил Чепеле-уович жил именно в конце XVIII — начале XIX века. По утвержде¬нию Н. Г. Волковой, он родился в конце XVIII века11. Таким обра¬зом, Исмаил Урусбиев вполне мог жить в те годы, когда Лермонтов находился на Кавказе, и мог встречаться с ним в Пятигорске.
Исмаил упоминается и в песне «Эмина» («Чума»), в которой описывается смерть Алхаса и Эльмырзы:
Исмаилны къатыны обур Джаннетхан Эминаны Бахсаннга къоймады хыйны бла, жек бла, Бизни бу хапарыбызны эшитсе, келир эди Чепелеуню анасы Даулетхан булут бла, кёк бла.
Жена Исмаила ясновидяшая Джаннетхан Не пустила чуму на Баксан заговором,
Если бы знала эту нашу повесть, прилетела (пришла) бы к нам Мать Чепелеу — Даулетхан на облаках по небу.
Подстрочный перевод
 
События и люди, упоминаемые в песне, реальные. Чума в Ка-рачае имела место до 1809 года, а в это время могли проживать названные в песне жена Исмаила Урусбиева Джаннетхан и мать Чепелеу Кучуковича — бабушка Исмаила.
Судя по тексту лермонтовской поэмы, Исмаил Чепелеуович рассказал поэту не только трагедию Джамагата, население кото¬рого погибло во время чумы, унесшей жизнь его племянников, но и основной сюжет поэмы. Исмаил был знатоком карачаево-бал¬карского устного народного творчества. Он также прекрасно был осведомлен о борьбе народов Северного Кавказа против цар¬ской армии, о нескончаемых распрях между горскими князьями, облегчавших царским войскам завоевание Кавказа.
В пользу данного тезиса можно привести и другой фольклор¬ный источник — песню о юношеских годах Исмаила Урусбиева, в которой имеются такие строки: «Исмаил Урусбиев — кумир рус¬ских офицеров»12.
Интерес к древней истории Кавказа, к ее легендам и предани¬ям был в семье Урусбиевых непреходящим. Тому свидетель и венгерский ученый Ж.-Ш. де Бесс, которому Мирзакул Исмаило-вич Урусбиев «рассказал несколько преданий о происхождении балкарцев от болгар»13. Мирзакул Урусбиев — первый из извест¬ных нам информаторов европейских ученых-ориенталистов. Пос¬ле смерти отца он становится старшиною (олием) Баксанского ущелья. Его имя упоминается также во многих официальных до¬кументах первой половины XIX века. Мирзакул был широко изве¬стен и за пределами Балкарии как общественный деятель про¬грессивных взглядов. Вместе с наиболее влиятельными князьями Балкарии Асланом-хаджи Жанхотовым, Кельмаметом Баймурзо-вым, Магомедом Шакмановым от имени балкарского народа он присягнул на верность России в 1827 году, в ставке генерала Э. Г. Эмануэля в Ставрополе. Этот политический акт повлек за собой более тесные контакты Балкарии с Россией. В том же году была осуществлена отправка детей балкарских князей в аманат-ские школы14. Одним из первых аманатов был и десятилетний пле¬мянник Мирзакула, сын его двоюродного брата Орусбия Алиеви-ча — Шаухал, который впоследствии стал врачом. Он, пожалуй, первым на Северном Кавказе получил высшее медицинское об¬разование. Непростая биография Шаухала нашла отражение в рассказе В. А. Гиляровского «Восходящая звезда». Этот рассказ входит в цикл «Люди театра» и посвящен блистательной актрисе русского театра М. Н. Ермоловой. Работая над этой частью своей книги, Гиляровский увлекся романтикой Кавказа. Впоследствии, при первом издании «Людей театра», рассказ «Восходящая звезда» был исключен из книги, в связи с этим Гиляровский писал: «Всю романтичность и поэзию, которой полна первая глава, моя люби¬мая глава, над которой я особенно увлеченно работал, — долой! От Ермоловой остается очень мало, «Ага» совсем не пойдет, это изменит план книги. Все-таки я ничуть не раскаиваюсь, что напи¬сал Ермолову — Ага, которые приходится вынуть из этой книги: я
 
их писал с удовольствием, писал и радовался»15. В самом деле, рассказ о приключениях в горах Балкарии и встречах с загадочны¬ми персонажами Агой и Саматом, являясь увлекательнейшими страницами повествования, не «вписывался» в общий замысел «Лю¬дей театра». Глава «Восходящая звезда» впервые полностью напе¬чатана в «Избранном» В. А. Гиляровского, вышедшем в 1960 году.
Каждое поколение Урусбиевых передавало последующему опыт общения с представителями русской культуры, свою мечту о просвещении народа, о развитии его национальной культуры.
В литературе, касающейся генеалогии Урусбиевых, существу¬ют противоречивые суждения о сыновьях Мирзакула Исмаилови-ча Урусбиева. Наиболее известны авторам имена Исмаила и Хам-зата. По сообщению информатора из Верхнего Баксана (бывшее Урусбиево) Абу Джуртубаева (1887 г. р.), у Мирзакула было четверо сыновей: Исмаил, Хамзат, Махай (Магомет), Асланбек16. Князь Махай был убит своими односельчанами после многолетних распрей. Асланбек поступил на царскую службу и якобы не вер¬нулся на родину.
Если имена Исмаила и Хамзата не вызывают сомнений и во всех источниках встречаются без изменений, то в отношении ос¬тальных членов семьи Мирзакула Урусбиева допускается ряд не¬точностей. По некоторым литературным источникам, у Исмаила было два брата — Хамзат и Магомед17. Е. Баранов пишет о двух братьях Исмаила — Хамзате и Александре18. Александр в царской армии дослужился до чина полковника. Можно предположить, что имя Александр Алексеевич было дано Асланбеку после кре-щения19, перед женитьбой на Клавдии Матвеевне. Ко времени путешествия Е. Баранова по Балкарии Магомеда уже не было в живых и естественно, что Баранов о нем не пишет. Асланбек (Алек¬сандр Алексеевич) Урусбиев был малоизвестен в Балкарии и не оставил значительного следа в архивных источниках. Известно толь¬ко по документам, что он, будучи подполковником, участвовал в 1884 году в составе депутации Кабарды и Балкарии на торжествах по случаю коронации царя Александра III в Москве20.
С именем же сына Александра Урусбиева Исмаила связано одно значительное событие — открытие в 1908 году первой в Ка-барде и Балкарии типографии. Специально исследованием данно¬го вопроса никто не занимался, сведения о первом издателе в Кабардино-Балкарии весьма скудны, и приведенные ниже данные извлечены нами только из архивных источников и дореволюцион¬ной периодической печати.
Исмаил Александрович Урусбиев родился 15 февраля 1874 года, окончил курс Владикавказского реального училища. Закончил ли он высшее учебное заведение — неизвестно. Из сохранившихся документов видно, что ко времени открытия типографии Исмаил Александрович имел звание штабс-капитана. Сохранилась также переписка по поводу открытия типографии. Разрешение на ее от¬крытие было получено Исмаилом Урусбиевым 20 июля 1908 года. В типографии И. А. Урусбиева издавалась малообъемная печат¬
 
ная продукция — тисненые изделия, открытки, брошюры. Так, в этой типографии была напечатана в 1911 году небольшая книга «Торжество закладки здания для Нальчикского реального учили¬ща — 13 июня 1911 г.». В ней — информация о проведенном ме¬роприятии, напечатаны речи выступавших, сведения о будущем училище21. Как известно, в 1911 году было заложено основание будущего здания реального училища (ныне — медфак КБГУ).
В 1910 году начальник Нальчикского округа доносил Главному управлению по делам печати: «В слободе Нальчик существует одна типография, которую содержит отставной штабс-капитан Измаил Александрович Урусбиев, в остальных же населенных пунктах Нальчикского округа типографий не имеется, а также не имеется литографий и иных заведений, производящих и продающих при¬надлежности тиснения, равно не имеется книжных магазинов, ла¬вок и книгоиздательских фирм»22.
Судя по официальным документам, переписке с Главным уп¬равлением по делам печати, у Исмаила Урусбиева были большие замыслы, он планировал издавать в своей типографии книги и га¬зеты. Но этому не суждено было исполниться: Урусбиев умер мо¬лодым, так и не успев добиться разрешения на издание газеты. После его смерти типография была продана женой Исмаила Ека¬териной Константиновной в 1912 году К. М. Львову23.
Исмаил Александрович был известен и как музыкант. Он пре¬красно играл на флейте, руководил музыкальным кружком в Нальчике. На страницах северокавказских газет начала века Ис-маил Урусбиев неоднократно упоминается как талантливый ис¬полнитель и музыкант. О музыкальном вечере И. А. Урусбиева в 1905 году писала газета «Пятигорский листок»24. А «Терские ведо¬мости» в том же году сообщали о создании И. Урусбиевым му¬зыкального кружка в слободе Нальчик25. Музыкальный кружок состоял из 18 музыкантов. Сам Исмаил играл на флейте, дирижи¬ровал на концертах, руководил кружком.
Младший сын Мирзакула — Хамзат (род. в 1832 г.) окончил Ставропольскую гимназию, служил в царской армии. Выйдя в отставку в чине поручика, Хамзат решил заняться устройством сыроваренного завода. Имя Хамзата Урусбиева как первого пред¬принимателя в области сыроварения широко известно в дорево¬люционной печати. Газета «Терские ведомости» в 1875 году писа¬ла, что Хамзат Урусбиев, «изучавший сыроварение в Швейцарии, и приглашенный им оттуда же, через г. Верещагина, мастер» от¬крыли на Баксане сыроваренный завод, выработавший «в прошлом году от 150 до 400 пудов швейцарского сыра... Затрудняет это дело, по словам Прокопова и Урусбиева, отсутствие выгодного рынка...»26.
Сыроваренный завод Хамзата встречал и другие трудности. В 1880 году от эпидемии одновременно погибло 200 коров. Завод перестал функционировать. Инициатива Хамзата была подхвачена его братом Александром, и в 1887-м производство было запущено вновь. В 1889 году на промышленной и сельскохозяйственной выс¬
 
тавке в Тифлисе завод Александра Урусбиева за хорошие пока¬затели был награжден серебряной медалью. Несмотря на все трудности, сыроварня Урусбиевых функционировала до 1897 года, о чем сообщали те же «Терские ведомости»27.
Хамзат Урусбиев известен также как человек, поддерживав¬ший все начинания «Общества по распространению знаний и техни¬ческих сведений среди горцев Нальчикского округа». Он был актив¬ным членом общества, поддерживал его материально. В 80-е годы Хамзат являлся членом Хозяйственного комитета Нальчикской гор¬ской школы. Известный собиратель и публикатор фольклора Се¬верного Кавказа Евгений Баранов дает такую характеристику Хам-зату: «Урусбиев по-европейски развитой человек, начитанный, новый тип горца-интеллигента. Несколько лет он проживал в Швей-царии»28.
Хамзат Мирзакулович приложил немало усилий для того, что¬бы дать детям светское образование. В архивах Нальчика и Влади¬кавказа сохранилось множество прошений Хамзата о предостав¬лении сыновьям Далхату, Жанхоту, Ибрагиму стипендии. Ибрагим и Далхат (умер в 1908 г.) окончили Нальчикскую горскую школу. В 1885 году Ибрагим поступил во Владикавказское реальное учили¬ще стипендиатом гр. Лорис-Меликова. После окончания Влади¬кавказского реального училища в 1892 году Ибрагим решил по¬ступить в Московский технологический институт. На прошение Хамзата Урусбиева о предоставлении Ибрагиму финансовой по¬мощи для обучения съезд доверенных Нальчикского округа 23 мая 1892 года вынес положительное решение29. Однако через год назначенную стипендию перестали выплачивать, о чем свидетель¬ствует отчаянная телеграмма Ибрагима: «Сообщите, пожалуйста, немедленно в ректорат технологического института о назначении мне стипендии»30. Хамзат не имел возможности обучать сына за свой счет, и Ибрагиму пришлось покинуть институт и поступить на военную службу. 12 августа 1893 года Ибрагим зачисляется в 88-й Кабардинский полк князя Барятинского. До февраля 1917 года Ибрагим служил в царской армии, дослужился до капитана. В пе¬риод установления Советской власти в Кабарде и Балкарии Ибра¬гим входил в различные демократические организации Нальчика, работал в Дагестане. В 1927 году был арестован вместе с Нази-ром Катхановым, Паго Тамбиевым и другими по обвинению в бур¬жуазном национализме. В августе 1928 года расстрелян. Решени¬ем Верховного суда РСФСР от 9 января 1960 года реабилитирован «за недоказанностью предъявленного обвинения». Как и другие Урусбиевы, Ибрагим играл на музыкальных инструментах, чутко относился к народному творчеству. В 1924 году украинские уче¬ные во главе с М. Гайдаем в период фольклорной экспедиции записали от Ибрагима несколько нартских и исторических песен.
Ибрагим, как и большинство Урусбиевых, виртуозно владел пером. Об этом свидетельствуют недавно обнаруженные письма Ибрагима из тюрьмы, наполненные чистотой и нежностью, любо¬вью и преданностью своей семье. Сохранились в архиве дочери
 
Ибрагима и письма его жены Сафият — старшей дочери Мисоста Абаева, которые через десятилетия забвения доносят до нас жи¬вой голос, тонкие чувства и настроения Ибрагима Урусбиева, его готовность к самопожертвованию ради торжества справедливости. Утешая свою дочь Фатиму, Сафият Мисостовна писала ей: «В мире, конечно, несмотря на все усилия людей, еще много не¬справедливостей. Мне нечего говорить тебе об этом. Твой папа — лучший из людей, погиб жертвой этой кошмарной неправды, и, конечно, нам с тобой больно, обидно за него. Но, девочка моя, все-таки лучшие люди борятся с этим злом, с этой неправдой. И папа твой еще в начале революции говорил мне: «Может быть, в процессе этой революции я погибну, погибнут дети, семья вся, погибнем без вины, но я знаю, что через все это, через все эти ужасы мир идет к чему-то прекрасному, лучшему, и мне не жал¬ко погибнуть во имя этого прекрасного будущего»31.
Как ясно из письма Сафият, Ибрагим Урусбиев был не случай¬ным человеком в революции, он был убежденным борцом, раз¬делял идеи равенства и справедливости, социальных преобразова¬ний. К сожалению, на сегодняшний день участие Ибрагима Урус-биева в революционных событиях освещено не в достаточной мере. Ни в одной из книг о революции и гражданской войне в Кабарди¬но-Балкарии ни слова не сказано о его деятельности. Установлен¬ным на сегодняшний день можно считать тот факт, что он был тесно связан с шариатистами, пользовавшимися большой попу¬лярностью в народе в период революции.
Наиболее известный представитель фамилии Урусбиевых — Исмаил Мирзакулович. С его именем связано зарождение и раз¬витие просветительского движения в Балкарии и Карачае, а также научное освоение отрогов Большого Кавказского хребта. В исто¬рии развития общественно-политической мысли и духовной куль¬туры карачаевцев и балкарцев он предстает как умный и дально¬видный политик, неутомимый подвижник культуры и просвещения горцев.
Первое упоминание об Исмаиле Урусбиеве относится к 1848 го¬ду, когда «молодой, привлекательной наружности горец, сын урус-пиевского старшины» присоединяется к русским путешественни¬кам, искавшим кратчайший путь из Хурзука (Карачай) в Урусбиево33. С этого года не было путешественника, ученого, альпиниста, при¬езжавшего в Баксанское ущелье и не нашедшего самого радуш¬ного приема в кунацкой Исмаила Урусбиева, а затем и его сыновей.
В 1853 году в благодарность за теплый прием и помощь в восхождении на Эльбрус англичанин Дуглас Фрешфильд подарил Исмаилу Урусбиеву переплетенную кожей тетрадь, сделав в ней первую запись: Фрешфильд описал свое восхождение на Эльб¬рус. Более полувека велись записи в тетрадях Урусбиевых. Их страницы — это увлекательный рассказ о покорении вершин Глав¬ного Кавказского хребта русскими и иностранными альпинистами, об изучении флоры и фауны Приэльбрусья, этнографических, гео¬логических, географических, антропологических экспедициях 34.
2 Заказ № 84
 
Судьба Исмаила Мирзакуловича Урусбиева была полна ярких событий, добрых дел и неутомимого труда. В молодости, в свите своего родственника сванетского князя Отара Дадешкелиани, он едет в Санкт-Петербург35. Миссия поручика Отара Дадешкелиани имела целью установить более тесные контакты Вольной Сване-тии с Россией. За участие в посольстве в октябре 1851 года И. Урусбиев был награжден Золотой медалью на Анненской ленте. Скупые строки послужного списка, составленного в октябре 1870 года, рассказывают о том, что Исмаил Урусбиев находится на военной службе с 40-х годов, в 1868 году ему присвоено звание подпору¬чика. Место службы указывается весьма неопределенно — «регу¬лярные и иррегулярные части войск, расположенные в Терской области»36.
После выхода в отставку в 1871 году И. М. Урусбиев был отмечен еще одной наградой — Орденом Святого Станислава 3-й степени. Годы службы в царской армии — невыясненный пери¬од биографии И. М. Урусбиева. Нам неизвестно, в каких военных кампаниях он участвовал, где были дислоцированы «регулярные и иррегулярные части войск Терской области», на которые указы¬вает послужной список И. М. Урусбиева. Но несомненно одно: служба его не носила постоянного характера.
В связи с тем, что нет научно выверенной биографии И. М. Урус-биева, многие даты его жизни и деятельности указываются иссле¬дователями по-разному. В «Очерках истории балкарской литера¬туры» об Исмаиле Урусбиеве в период 1829—1830 гг. пишется как «о молодом тогда прапорщике»37. Во-первых, как явствует из послужных списков, чин прапорщика был присвоен И. М. Урусби-еву 11 января 1853 года38. Во-вторых, о молодости Исмаила пи¬шет почти через 20 лет анонимный автор «Поездки к южному склону Эльбруса»39. М. М. Ковалевский во время поездки в Бак-санское ущелье в 1885 году зафиксировал: «Исмаилу Урусбиеву 54 года, но смотрится он гораздо моложе»40.
Еще одно свидетельство о дате рождения Исмаила Мирзаку-ловича — сообщение грузинского историка Нажарадзе: «В 1878 го¬ду Исмаилу было 47 лет»41. И, наконец, в посемейных списках Урусбиевского общества, составленных в 1886 году, задокумен¬тировано: «Подпоручику Исмаилу Мирзакуловичу Урусбиеву лет к 1 января 1886 года — 56»42. Таким образом, И. М. Урусбиев ро¬дился в 1829 году.
Исмаил получил образование в медресе — читал по-арабски. Знал, помимо родного, кабардинский, сванский, осетинский, рус¬ский языки. С юных лет Исмаил живо интересовался жизнью, бы¬том, культурой соседних народов.
Исмаил Мирзакулович Урусбиев неоднократно избирался чле¬ном Горского словесного суда в слободе Нальчик. Многие годы он исполнял обязанности старшины Урусбиевского общества, на территории которого находились аулы Баксанского ущелья43.
Исмаил Мирзакулович был прекрасным знатоком фольклора, истории, культуры народов Северного Кавказа и придавал исклю¬
 
чительно большое значение ознакомлению других народов с ду¬ховным богатством карачаевцев и балкарцев. Эти цели он и пре¬следовал, когда, услышав о приезде на воды известных деятелей культуры России, встречался с ними, знакомил их с музыкой, пес¬нями, легендами Балкарии, Карачая, Кабарды.
Не менее важной является и практическая деятельность И. Урусбиева, направленная на улучшение социально-экономическо¬го положения балкарцев. В исторической литературе иногда встречаются сентенции, что Исмаил те или иные действия предпри¬нимал якобы с целью личной выгоды. Такие утверждения основы¬ваются на поверхностном знании реалий жизни Балкарии, на не¬желании вникнуть в сущность деятельности Урусбиевых. Некоторые ложные постулаты ученых проникли даже в туристические путе¬водители. Так, в книжке В. А. Зведре «Путеводитель по Кабарди¬но-Балкарии» (Нальчик, 1987) пишется: «Несмотря на свою про¬светительскую деятельность, таубии Урусбиевы как представители господствующего класса полностью выражали его интересы и везде стояли на его позициях»44. Эта сентенция — почти дословное вос¬произведение тезиса историка Т. X. Кумыкова: «Но эти элементы просветительства в деятельности Урусбиевых не могут заслонить главное — они прочно стояли на позициях своего класса»45. И это пишется о человеке, который в 1869 году, когда закончилась ка¬зенная субсидия, на личные средства профинансировал окончание строительства колесной дороги от аула Урусбиево до «Донгуз-оруна»46. Нет необходимости объяснять, что значило строитель¬ство дороги в горном ущелье, с какими трудностями оно было сопряжено. Помимо больших материальных затрат, такое пред¬приятие требовало многих лет напряженного труда. Однако осоз¬нание того, что дорога из ущелья — это дорога в большой мир, помогало Исмаилу преодолевать все трудности. Деятельность И. Урусбиева, направленная на улучшение жизни жителей Урус-биевского общества, была поистине самоотверженной. Не имея практически движимого имущества, Исмаил был вынужден нео¬днократно обращаться за помощью в «Кабардинскую обществен¬ную сумму»47. Он числился в ее должниках многие годы48. После смерти отца Науруз и Сафарали на протяжении многих лет пога¬шали его задолженности.
В специальной и научно-популярной литературе Исмаил извес¬тен как деятель культуры, а хозяйственная его деятельность почти не освещена. Он был реформатором традиционного уклада гор¬ской жизни. Это проявилось, как уже отмечалось выше, в забо¬тах по устройству колесной дороги в Баксанском ущелье.
Как известно, вторая половина XIX века, пореформенный пери¬од для Балкарии, — один из тяжелейших в социально-экономиче¬ском отношении. Малоземелье и безземелье ставили карачаевских и балкарских крестьян в безвыходное положение. Традиционное скотоводство и переработка его продуктов не могли создать не¬обходимых условий для дальнейшего развития сельской общины. Понимая это, передовые общественные деятели Карачая и Балка-
 
рии искали выход из создавшегося положения. Исмаил Урусбиев считал наиболее верным путь дальнейшего развития животновод¬ства на основе передового европейского опыта и применения но¬вых технологий в практике балкарских скотоводов. С этой целью он решает открыть сыроваренный завод в Баксанском ущелье. В сентябре 1871 года Исмаил обратился к начальнику Терской обла¬сти с просьбой о разрешении на открытие сыроваренного завода на общественных землях. Для устройства завода Исмаил просил отвести ему участок из общественных земель — «Буру-кол» и «Малый Лашкут». Им были заказаны и подробные чертежи уст¬ройства сыроварни.
Администрация Терской области передала прошение И. Урус-биева на рассмотрение «Представителей Большой и Малой Ка-барды и пяти горских обществ». Доверенные отказали Исмаилу, и строительство завода дали на откуп австрийцу Гаштелю (в 1874 г.), но последний так и не сумел построить завод и наладить сырова¬ренное производство.
Хотя попытка Исмаила окончилась неудачей, его идею подхва¬тили младшие братья, и в 1874 году сыроваренный завод был пу¬щен Хамзатом Урусбиевым. А когда Хамзат разорился, производ¬ство вновь наладил Асланбек (Александр Алексеевич) Урусбиев.
Большую эрудицию и глубокий ум Исмаила Урусбиева нео¬днократно отмечали исследователи Кавказа. Так, в очерке И. Ива-нюкова и М. Ковалевского «У подошвы Эльбруса» сообщается, что Исмаил несколько раз побывал в Москве и Петербурге, во время своих поездок он старался как можно больше узнать о развитии научной мысли, приобщиться к великой культуре России. В названной работе отмечается, что у Исмаила глубокие познания по истории и фольклору Кавказа. «Память у князя феноменаль¬ная, — писали авторы очерка, — однажды, беседуя с нами о рус¬ской литературе, в доказательство своей мысли, цитировал не¬сколько мест у Добролюбова»49.
Такую же характеристику Исмаилу дает и знаменитый русский композитор С. И. Танеев: «Он человек во многих отношениях замечательный, знающий весь Кавказ, обычаи разных народов, музыку старинную и новейшую (понятно, кавказскую), знающий историю и географию, Бокля, Дарвина»50.
Этнографические, исторические, географические сведения, предоставленные Исмаилом и записанные М. М. Ковалевским, легли в основу его трудов «У подошвы Эльбруса» (в соавторстве с И. Иваноковым) и «В Сванетии» и представляли собой первые сообщения о семейных и правовых отношениях у кавказских на¬родов, вошедшие впоследствии в работы М. Ковалевского. Его монография «Очерк происхождения и развития семьи и собствен¬ности» вышла в 1891 году в Стокгольме. Впоследствии она послу¬жила одним из научных источников Ф. Энгельсу при написании им работы «Происхождение семьи, частной собственности и госу-дарства»51.
М. М. Ковалевский в своих статьях и письмах неизменно под¬
 
черкивал, что успехом своей этнографической экспедиции был обязан Исмаилу Урусбиеву. Исмаил, по его словам, был не толь¬ко ценным информатором, но и оказал большую практическую помощь в организации экспедиций. Благодаря усилиям Исмаила, оказавшего ему «неисчислимую помощь», Ковалевский и его спут¬ники «глубоко изучали быт балкарцев Баксанского ущелья, смог¬ли перейти через величайший Кавказский хребет в Сванетию и везде встречали радушное гостеприимство»52.
Известный кавказский журналист, собиратель и издатель бал¬карского фольклора Е. Баранов, посетивший Урусбиево в 1891 го¬ду, в своем очерке «Поездка в Урусбиевское общество горских татар», опубликованном в газете «Терские ведомости», писал: «...недавно умерший, Исмаил среди горцев пользовался таким всеобщим уважением и почетом, что теперь про него поются песни и сложились легенды, как о человеке, горой стоявшем за интересы всего общества. Среди иностранных и русских туристов он был известен как радушный хлебосол и неутомимый помощ¬ник в их трудных по горам ученых экспедициях; он был замеча¬тельно умный человек, но, к сожалению, не получил солидного образования»53.
В литературе, посвященной Урусбиевым, встречается много спорных, невыверенных фактов. Так, в книге О. Опрышко «По тропам истории» сказано: « Науруз увиделся с Сергеем Иванови¬чем Танеевым и в июне 1891 г., когда тот лечился в Пятигорске. Урусбиев приехал к нему и прежде всего сообщил печальную весть о том, что несколько месяцев тому назад скончался его отец Исмаил Мирзакулович»54.
Между тем в рапорте начальника Нальчикского округа Тер¬ской области, поданном в мае 1888 года, сообщается: «Житель Урусбиевского общества подпоручик, Исмаил Урусбиев, получа¬ющий от Пятигорского казначейства пенсию, 8 числа текущего месяца от продолжительной болезни умер»55.
Исмаил Мирзакулович был женат на Наго Бийнёгеровне Балка-роковой и имел пятерых детей. Старшая из детей — Мисирхан родилась в 1856-м, Сафарали — в 1858-м, Науруз — в 1863-м, Забида — в 1866-м, Сафият — в 1869 году. О жизни дочерей Исма-ила Урусбиева сведений сохранилось мало. Известно, что старшая дочь Мисирхан была замужем в карачаевском ауле Карт-Джурт за князем Крымшамхаловым и умерла вскоре после рождения ребенка. По сообщению жительницы сел. В. Баксан Искендеро-вой Ханифы Хажиевны (82 года), дочь Мисирхан Ельмесхан после смерти мужа вышла замуж за ногайского мурзу. Она же сооб¬щила, что у Ельмесхан было двое детей от первого брака — Пахат и Азиза. У Забиды и Сафият личная жизнь не сложилась. Об этом Ханифа Искендерова рассказывала: «Забида умерла в глубокой старости в Алма-Ате. Пережив все унижения, выпавшие на долю их семьи после установления Советской власти, Сафият сошла с ума и умерла в начале 1943 г., в ту ночь, когда немцев выгнали из Баксанского ущелья»56.
 
ПРИМЕЧАНИЯ

1    Хутуев X. И. Становление и развитие социалистической культуры советской Кабардино-Балкарии. Нальчик, 1985; Азаматов К. Г., Хуту¬ев X. И. Мисост Абаев. Нальчик, 1981; Сафарян С. Н. Султан-Бек Абаев.
Нальчик, 1988.
2    В рамках данной работы невозможно привести все источники по Урусбиевым. Вот некоторые из них: Хорлон Е. М. Восхождение на Эль¬брус в 1849 г. Кибенхава, 1855. - На гол. яз.; Грабовский Ф. Свадьба в горских обществах Кабардинского округа. ССКГ. Тифлис, 1869. Вып. 2; Динник Н. Я. Поездка в Балкарию // Записки Кавказского отдела Рус¬ского географического общества. Тифлис, 1887; Давидович С. Д. Вос¬хождение на Эльбрус // Исторический вестник. СПб., 1887. Т. 28. № 5; Баранов Е. Поездка в Урусбиевское общество горских татар // Терские ведомости. 1891. № 55, 56; Тепцов В. Я. По истокам Кубани и Кавказа. СМОМПК. Тифлис, 1892. Вып. 14; Фрешфильд Д. Исследования Кавказа. Лондон, 1896; Мерцбахер Г. По высокогорному Кавказу. Лейпциг, 1901; Поггенполь Н. В. Через Сванетию в долину Баксана. ЕРГО. М., 1904. Вып. 2; Мориц фон Деши. Кавказ. Путешествие и исследования на вер¬шинах Кавказских гор. Берлин, 1905-1907; и т. д.
3    В тексте Хуламского памятника (в настоящее время находится в фонде Государственного объединенного музея КБР), датированном Л. Лавровым 1711 годом, встречается имя Исмаила Урусбиева или сына Урусбия, не упоминающегося в последующей литературе. Как известно из генеалогических схем Урусбиевых и Суюнчевых, в начале XVIII века не было Исмаила, тем более Урусбиева, т. к. патронимия Урусбиевых начинается с середины XVIII века и обязана своим появлением Чепелеу Кучуковичу, внуку Урусбия. Возможно, что генеалогические схемы не сохранили имя Исмаила, который мог быть сыном Урусбия и братом Кучука. Вполне возможно и такое, что Кучук - это второе имя Исмаила, что нередко встречалось у горцев. Нельзя исключить вероятность того, что тукъум (род) Урусбиевых сложился не в середине XVIII века, как принято считать в историографии Балкарии, а гораздо раньше.
Дата составления надписи не может вызвать больших сомнений, ибо остальные упомянутые в тексте памятника участники определения границ жили именно в этот период. Так, например, Болака (Булабек) Биттиров, по сообщению Ш. Б. Биттирова, является его предком в седьмом колене (Болака - Зуппай - Ийналукъ - Ибакъ - Жанболат - Эртуу - Биязуркъа). Это и Асланбек Кайтукин - кабардинский феодал, известный в легендах и преданиях своими притеснениями балкарских и осетинских (дигорских) крестьян.
5 ЦГВИА, ф. 38, оп. 30/286, св. 854, д. 14, л. 2-3.
5 Песня о Баксануке Суюнчеве, широко распространенная в карачаево-балкарском устном поэтическом творчестве, была опубликована в работе Н. П. Тульчинского «Поэмы, легенды, песни, сказки и пословицы горских татар Нальчикского округа Терской области» в 1903 году с пометой: «Заимствовано из тетради Науруза Урусбиева». Другие варианты, по-существу, повторяют сюжет опубликованной песни.
-^Е    !-   19   ч    г*-
 
6    ЦГВИА. Рукописный фонд, ф. 1, оп. 2, д. 17, л. 125-127.
7    Мусукаев А. И. Балкарский тукум. Нальчик, 1978. С. 13.
8    Архив КБНИИ, ф. 655-ф/8.
9    Попов А. В. Поэма Лермонтова «Хаджи-Абрек» // Материалы по изучению Ставропольского края. Ставрополь, 1964. Вып. 2. С. 238.
10    Коммунизмге жол. 1977. 29 октября.
11    Волкова Н. Г. Этнический состав населения Северного Кавказа
в XVIII - нач. XX в. М.: Наука, 1974. С. 99.
12    Архив КБНИИ, ф. 622-8.
13    Новое о Шоре Ногмове // Кабардино-Балкарская правда. 1983.
1 сентября.
14    Азаматов К. Г. Русско-балкарские отношения в XVII - XVIII вв. //
Коммунизмге жол. 1979. 27 октября.
15    Гиляровский В. А. Избранное. М.: Московский рабочий, 1960. Т. 1.
С. 580.
16    Архив КБНИИ, ф. 622-ф/1.
17    Грове. Холодный Кавказ // Природа и люди. СПб., 1879. Т. 6.
18    Баранов Е. Поездка в Урусбиевское общество горских татар //
Терские ведомости. 1891. № 55, 56.
19    Ср. документы из ЦГА КБР, ф. 6, оп. 1, д. 748 (л. 144); д. 197
(л. 226); д. 85 (л. 45) и др.
20    ЦГА КБР, ф. 6, оп. 1, д. 29, л. 37.
21    Там же, ф. и-46, оп. 1, д. 4, л. 3.
22    Там же, ф. 6, оп. 1, д. 748, л. 61.
23    Там же.
24    Пятигорский листок. 1905. № 272.
25    Терские ведомости. 1905. № 11.
26    Терские ведомости. 1897. № 76.
27    Там же.
28    Баранов Е. Поездка в Урусбиевское общество.
29    ЦГА КБР, ф. 2, оп. 1, д. 158, л. 149.
30    Там же, л. 152.
31    Из личного архива внучки М. К. Абаева - Дауты Измайловны Алма-
зовой.
32    Архивный фонд Института Украинского фольклора АН Украины.
Собрал А. Рахаев.
33    Г — д. Поездка к южному склону Эльбруса // Библиотека для
чтения. СПб., 1849.
34    История поиска тетради изложена в книге: Опрышко О. Через
века и судьбы. Нальчик, 1990.
35    ЦГА КБР, ф. 12, оп. 4, д. 109, л. 39.
36    Там же, оп. 2, д. 322, л. 27 об.
37    Очерки истории балкарской литературы. Нальчик, 1982. С. 36.
38    ЦГА КБР, ф. 12, оп. 4, д. 103, 199, 322.
39    Г — д. Поездка к южному склону Эльбруса // Библиотека для
чтения. СПб., 1849.
40    Иванюков Н. И., Ковалевский М. М. У подошвы Эльбруса //
Вестник Европы. СПб., 1888. Т. 1. Кн. 1. С. 94.
 
41    Архив КБНИИ, ф. 658-ф/в.
42    ЦГА КБР, ф. 9, т. 1, д. 33.
43    Звание « олий» соответствовало принятому царской администрацией
чину «старшина». Выбирался на Тёре.
44    Зведре В. Путеводитель по Кабардино-Балкарии. Нальчик, 1987.
С. 62.
45    Кумыков Т. X. Экономическое и культурное развитие Кабарды и
Балкарии в XIX в. Нальчик, 1965. С. 406.
46    ЦГА КБР, ф. 2, оп. 1, д. 158, л. 44-45.
47    «Кабардинская общественная сумма» - название фонда отчис-
лений кабардинских и балкарских сельских обществ на удовлетворение
общественных нужд.
48    ЦГА КБР, ф. 6, оп. 1, д. 29, л. 12, 21; д. 85, л. 29 и др.
49    Вестник Европы. СПб., 1886. Т. 1. С. 94.
50    Переписка Чайковского и Танеева. Изд. Юргенсона, 1901. С. 140-141.
51    Беляев В. По поводу записей музыки кавказских горцев С. И. Та-
неева // Памяти Танеева. М.; Л., 1947. С. 212.
52    Там же.
53    Терские ведомости. 1891. № 56.
54    Опрышко О. По тропам истории. Нальчик, 1979. С. 283.
55    ЦГА КБР, ф. 12, оп. 2, д. 1132; л. 103.
56    Архив КБНИИ, ф. 656-ф/8.
 

 

 

 
След. »

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.