Главная arrow Всё arrow История arrow История фехтования 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История История фехтования

История боевого фехтования

Оглавление
История боевого фехтования
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40

Глава 3 СРЕДНИЕ ВЕКА

13. ВОИНЫ ВИЗАНТИИ

Окончательное разделение Римской Империи на Восточную и Западную произошло в 395 году. С этого момента оба государства существовали параллельно.
Восточная Римская империя получила свое название от древней Мегарской колонии — Византии, на месте которой был основан город Константинополь, ставший столицей государства.
В ранний исторический период организация византийской армии не отличалась от организации и тактики Западной империи. Основу ее составляли наемники, в большинстве своем германского происхождения. Еще до раздела, после поражения войск обеих частей империи под Адрианополем (378 год), которое им нанесли вестготы, Феодосии (император Римской империи с 379 года) лишившийся двух третей своего войска, набранного из разных районов Византии, чтобы восполнить потерю и оградить империю от новых нападений, стал активно привлекать на военную службу готов. Этим он достиг осуществления сразу двух целей: во-первых, приобретал в союзники бывших врагов, а во-вторых, получал обученных воинов для армии. На набор и обучение новых солдат самой Византии потребовалось бы много времени и средств, а пока шло формирование войска, границы оставались бы незащищенными от новых набегов готов. После этого ловкого политического акта Феодосии получил прозвище «Друг Готов».
Лишь император Лев 1 в 457 году создал собственно византийскую армию в противовес готам. Основой для ее формирования послужили племена исавров, живших в горных областях Малой Азии. Жители этих районов издавна славились своей воинственностью. Из исавров был набран корпус «экскуватов». но о его боевых достоинствах ничего не известно.
Тактика сухопутной византийской армии на протяжении своего существования менялась очень незначительно. Колебалась численность того или иного рода войск, техническая оснащенность, национальный состав, но, как показывают сравнения описаний битв Прокопия Кесарийского (VI век) и Льва Дьякона (X век), византийцы за четыре столетия лишь стали больше внимания уделять коннице (очевидно, после войн с арабами), но из этого вовсе не следует, что пехота в Х веке пришла в упадок.
Император Лев (Пузыревский не уточняет, какой именно император Лев) сообщает о делении византийской армии по следующим родам:
"Пехота должна была строиться в 10 шеренг, причем первая линия, ввиду ее самостоятельности, делится на несколько частей, имеющих специальное боевое назначение. Так спекуляторы назначаются для разведок; впереди боевого порядка двигаются курсоры, которые завязывают бой и преследуют неприятеля; за ними следуют дефензоры, составляющие главную часть боевого порядка; далее охранители флангов (по Рюстову плагиофаги); корноститы охватывают неприятельские фаланги; инсидиаторы вступают с неприятелем в перестрелку и находятся в готовности внезапно броситься на него; тергиститы следуют позади всех прочих войск боевого порядка.
При расположении кавалерии в бою в три линии, первая делилась, как выше сказано; вторая, называвшаяся вспомогательной, дробилась на четыре мерии или дронгона, которые становились один от другого и от первой на расстоянии полета стрелы. Особые части должны охранять фланги этой линии. Значительные интервалы между дронгонами должны были служить для прохождения опрокинутых передовых частей".
О построении третьей линии император не упоминает.
Из описания трудно понять, какое вооружение имели перечисленные отряды. Но, зная тактику византийцев более поздних времен, можно предположительно судить об их назначении. Исходя из того, что пехота должна строиться в 10 шеренг, речь, бесспорно, идет о фаланге.
Далее автор рассуждает о линиях, которые, однако, не стоит отождествлять с шеренгами. В данном случае линия — название отдельного тактического соединения; эти соединения следуют друг за другом эшелоном.
Авангард состоит из:
— легковооруженной разведки — спекуляторов;
— курсоров — легкой пехоты, прикрывающей действия фаланги.
Основная часть — это фаланга, первые шеренги которой составляют дефензоры. Для передвижения на местности она делилась на несколько отдельных частей, выстроенных в одну линию. Каждая из них могла, в случае необходимости, вести бой самостоятельно. Перед самым ударом отряды соединялись, а по желанию полководца отдельные составные фаланги могли образовывать клин, подобный тому, который применил Нарсес в битве с готами при Тагине (в 552 году). По описанию Прокопия Кесарийского:
«Нарсес выдвинул вперед лишь крайний левый фланг своего расположения, построив его тупым углом и поместив там 1500 воинов. Из этих людей 500 человек получили приказ немедленно спешить к тому пункту, где римляне потерпят поражение, а остальные 1000 человек были предназначены для того, чтобы обойти пехоту неприятеля, как только она вступит в бой, и напасть на нее одновременно с двух сторон» (51, т. 2).
Фалангисты-дефензоры, в свою очередь, сами делились на щитоносцев, составляющих первую шеренгу и имевших на вооружении большие щиты (возможно, большой миндалевидный щит появился у византийцев в это время. Позже такая форма распространилась как в Европе, так и на Руси) и облаченных в чушейчатые или ламелярные доспехи, надетые поверх кольчуг, и два — пять рядов копьеносцев, вооруженных круглыми щитами и доспехами попроще.
Копейный удар византийской фаланги происходил по уже известному читателю образцу, в рукопашной участвовали три-шесть шеренг. Дефензоры были вооружены для ближнего боя длинными мечами, секирами, булавами, топорами. Плотность строя не позволяла воинам активно использовать мечи, если только не предположить, что византийская фаланга была менее плотной, чем греческая или римская. Это давало бы возможность разнообразить фехтовальные приемы, но увеличивало вероятность прорыва строя. Длина холодного оружия ближнего боя позволяла задействовать в рукопашной не одну, а сразу две первые шеренги, но в любом случае, в строю основным оружием являлось копье и до массового боя на мечах и топорах дело доходило редко.
Прокопий описывает случай, когда 50 воинов, заняв узкое место и построившись фалангой, отбивали конные атаки готов:
«Здесь и остановились эти 50 человек, тесно прижавшись друг к другу и построившись в фалангу, насколько это было возможно в таком узком месте. Лишь только на рассвете Тотила их заметил, как тотчас же принял решение прогнать их оттуда. Он тотчас же отправил эскадрон всадников, приказав им немедленно выбить противника. Всадники поскакали на них с большим шумом и криком, с целью опрокинуть их при первом же натиске. Но они, тесно сомкнув щиты, ожидали этого натиска, который готы пытались произвести в общей сутолоке, мешая сами себе и друг другу. Линия щитов и копий этих 50 воинов была так тесно сомкнута, что им удалось блестяще отбить атаку. При этом своими щитами они произвели такой сильный шум, что лошади испугались, а всадники должны были отступить перед остриями копий. Приведенные в бешенство грохотом щитов в этом узком месте и не имея возможности двинуться ни вперед, ни назад, лошади вставали на дыбы, а всадники не знали, что им нужно было делать с этой тесно сомкнувшейся группой людей, которые не колебались и не отступали, когда готы наступали на них, пришпоривая коней. Таким образом, первый натиск был отбит, и такой же неудачей окончилась вторая атака. После нескольких попыток всадники принуждены были отступить. Тогда Тотила послал с той же целью второй эскадрон. Когда и этот эскадрон был отражен также, как и первый, то на его место был отправлен третий. Таким образом, Тотила направил туда один за другим целый ряд эскадронов. Когда же всем им ничего не удалось достигнуть, то Тотила прекратил, наконец, свои попытки. 50 воинов за свою храбрость стяжали себе бессмертную славу; в особенности же в этом бою отличились двое мужей, Павел и Авзила, которые выскочили из фаланги и с самым наглядным образом проявили свою храбрость». (51, т. 2).
Названные Львом плагиофаги, корноститы и инсидиаторы, видимо, являлись представителями легкой пехоты: акконтистами, пращниками и лучниками. Назначение такого рода войск, как тергиститы, можно сравнить с назначением греческих пельтастов, составляющих задние ряды фаланги. Но здесь вопрос остается открытым, ибо по сведениям Льва трудно судить однозначно о применении последних четырех типов пехоты. Возможно также, что плагиофаги — это специальные отряды копьеносцев, расположенные по флангам фаланги. Если задача корноститов сводится к охвату неприятельских флангов, то, бесспорно, они должны находиться вне общего строя фаланги и быть на ее флангах. Это были, очевидно, легковооруженные воины. Не исключено, что именно инсидиаторы являлись византийскими «пельтастами», а тергиститы составляли резерв всей фаланги. Были ли они разновидностью легкой пехоты или тяжеловооруженными — непонятно.
Конница тоже делилась на легкую, составляющую первую линию наступающих войск и следующую за ней тяжелую, построенную отдельными колоннами по мериям или дронгонам. Каждый дронгон состоял из четырех шеренг. По описанию неизвестного автора «Стратегикона» (ранее его авторство приписывалось императору Маврикию, 582602 гг.), византийцы не сочли нужным строить конницу в более глубокую колонну, поскольку лошадьми создавать давление на первые шеренги невозможно.
Первую шеренгу и крайние ряды на флангах каждого дронгона составляли катафракты, облаченные в тяжелые доспехи. Защищены были и их лошади полным или нагрудным панцирем. В строю катафракты действовали копьем и длинным мечом. Имели ли они щиты — неизвестно, но, если они и были, то небольших размеров — для удобства. Лошади следующего за катафрактами ряда воинов не были покрыты доспехами, в этом не было необходимости. Сами же воины доспехи носили и вооружены были копьями — контосами. Ручное оружие было разнообразным. Принцип действия контоса был тот же, что и у персидской палты; всадник не рисковал потерять его в случае ближнего боя. Если врагу удавалось миновать первую шеренгу катафрактариев, византийский кавалерист просто бросал копье и выхватывал ручное оружие, а затем мог вновь воспользоваться контосом. Маловероятно, что такими копьями была вооружена первая шеренга из-за ограниченности угла поражения. Кавалеристу, непосредственно сталкивающемуся с врагом, необходима свобода действий, возможность наносить удары копьем на любую сторону от головы коня, контосом же можно было колоть только вперед. Всадники второго ряда могли использовать это оружие более эффективно; его длина (4,5 — 5 метров) позволяла им вступить в рукопашную одновременно с первой шеренгой. Действовали они по принципу македонских конных сарисофоров, только манипуляция копьем была значительно облегчена. Третья и четвертая шеренги кавалеристов, снабженные доспехами, были вооружены и имели ту же тактику боя, что и македонские димахосы.
Конные мерии могли строиться по-разному: колоннами в одну линию, в глубину, в шахматном порядке, в зависимости от местности или обстоятельств боя.
Существует версия, что в период правления императора Юстиниана (527-565 гг.), после 550 года, вторгшиеся в Европу кочевники-авары принесли туда нововведение — стремена на седлах. Эта деталь, мгновенно перенятая всеми народами Европы, внесла существенные изменения в технику конного боя: изменилась конструкция седла и посадка всадника. Опираясь на стремена, воин мог свободней вести рукопашный бой и управлять конем. Пробивная сила удара копьем или мечом увеличивалась и в момент его нанесения всадник меньше рисковал свалиться с лошади.
Сила византийской конницы была в ее универсальности. Она могла использоваться для таранного удара или врассыпную. Все кавалеристы (кроме «контосеров») владели луком и, в случае неудачной атаки, тяжелая конница, рассыпавшись, могла применить это оружие. Конники были также обучены вести пеший бой в строю.
«Тогда, видя, что происходит, Соломон первый соскочил с коня, побудив других сделать то же самое. Когда они спешились, он приказал всем сохранять спокойствие, выставить перед собой щиты и оставаться в рядах, принимая посылаемые врагами стрелы и копья, сам же, отобрав не менее 500 воинов, стремительно обрушился на часть круга врагов. Он приказал солдатам обнажить мечи и избивать находившихся тут верблюдов. Тогда маврусии (мавры — В. Т.), занимавшие эту часть фронта, устремились в бегство. Те, кто был с Соломоном, убили около 200 верблюдов, и, как только эти верблюды пали, круг был римлянами прорван».
При императоре Юстиниане, который вел много успешных войн, армия Византии делилась на следующие составные:
1. Одиннадцать схол дворцовой гвардии, набранной из отборных воинов разных народов;
2. Регулярные полки, сформированные из местных племен империи. В каждый из них входили все рода войск;
3. Федераты-варвары, поступившие на службу в римскую армию и обученные биться на византийский манер;
4. Союзные варварские отряды, нанявшиеся всем составом со своими командирами и использующие собственную манеру боя;
5. Ипасписты или букиларии — личная гвардия военачальников, набранная также из разных народов и включавшая в себя лучших воинов, находившихся непосредственно под командованием полководца. По некоторым данным, Велизарий имел такой корпус из 7000 человек. Не исключено, что в эти отряды тоже входили разные рода войск.
В состав войск Византийской империи было включено множество народов, каждый из которых вносил что-то свое в общую военную систему: гунны, армяне, исавры, персы, герулы, лангобарды, гепиды, вандалы, славяне, арабы, мавры, массагеты… Часто наемникам приходилось воевать со своими соотечественниками.
Манеру индивидуального рукопашного боя можно частично узнать из описаний Прокопия Кесарийского. Вот несколько примеров:
«Тут один молодой перс, подъехав очень близко к римскому войску, обратился ко всем с вызовом, крича, не хочет ли кто вступить с ним в единоборство. Никто не отважился на такую опасность, кроме Андрея, одного из домашних Вузы: вовсе не воин и никогда не упражнявшийся в военном деле (тут Прокопий, скорее всего, преувеличил, желая показать превосходство над врагом даже необученных бойцов — В. Т.). Он был учителем гимнастики и стоял во главе одной палестры в Византии. Он и за войском последовал потому, что ухаживал за Бузой, когда тот мылся в бане, родом он был из Византии. Он один, причем без приказания Вузы или коголибо другого, по собственному побуждению осмелился вступить в единоборство с этим человеком. Опередив варвара, еще раздумывавшего, как ему напасть на противника, Андрей поразил его копьем в правую сторону груди. Не выдержав удара этого исключительно сильного человека, перс свалился с коня на землю. И, когда он навзничь лежал на земле, Андрей коротким ножом заколол его, как жертвенное животное. Необыкновенный крик поднялся со стен города и из римского войска. Крайне огорченные случившимся, персы послали другого всадника на такой же бой; то был муж храбрый и отличавшийся крупным телосложением, уже не юноша, с сединой в волосах. Подъехав к неприятельскому войску и размахивая плетью, которой он обычно подгонял коня, он вызвал на бой любого из римлян. Так как никто против него не выступал, Андрей опять, никем не замеченный, вышел на середину, хотя Гермоген запретил ему это делать. Оба они, охваченные сильным воодушевлением, с копьями устремились друг на друга; копья их, ударившись о броню, отскочили назад, а кони, столкнувшись друг с другом головами, упали и сбросили с себя всадников. Оба эти человек, упав близко друг от друга, с большой поспешностью старались подняться, но персу помешала сама громада его тела, и он не мог легко это сделать; Андрей же, опередив его (занятия в палестре обеспечили ему такое преимущество) и толкнув коленом уже поднимающегося противника, вновь опрокинул его на землю и убил…»
«Войско маврусиев охватила радость: они были преисполнены надежд, так как Алфия был худощав и невысок ростом, Иауда же отличался среди маврусиев исключительной красотой и опытностью в военном деле. Оба они были верхом. Первым метнул дротик Иауда, но Алфия, сверх ожидания, сумел схватить его правой рукой на лету, приведя в изумление Иауду и все неприятельское войско. Сам же он тотчас натянул лук левой рукой, так как он одинаково владел обеими руками и, поразил стрелой коня Иауды, убил его. Когда конь его пал, маврусии подвели своему вождю другого коня, вскочив на которого Иауда тотчас обратился в бегство…» (12).
Вообще, техника перехвата копья или дротика на лету была довольно широко распространена у древних народов. Этот прием использовали германцы, в описанном случае — византиец, мы увидим в дальнейшем, что подобное могли проделывать и викинги…
Для Прокопия Кесарийского, который не был воином, такой «фокус» был в диковинку и он, пораженный сам, описал и удивление маврусиев, хотя сомнительно, что на самом деле этим трюком можно было бы удивить хорошо обученного воина.
«После этого храбрый воин по имени Кокас, выехал галопом из готского войска, близко подъехал к римской боевой линии и крикнул, не хочет ли кто-нибудь выйти на единоборство с ним. Этот Кокас был одним из тех римских солдат, которые раньше перебежали на сторону готов к Тотиле. Тотчас же выступил против него один из форифоров Нарсеса, армянин по имени Анцала, также верхом на коне. Кокас первый ринулся на своего противника, держа свое копье наперевес и целясь им в живот, но Анцала быстро повернул своего коня, так чтобы избежать удара. Очутившись, таким образом, сбоку от своего противника, он вонзил ему копье в правый бок. Тогда тот упал с коня замертво на землю, что вызвало со стороны римлян громкий крик». (51, т. 2).
Настоящий бой, как правило, не мог длиться слишком долго. Целью воина было убить врага и при этом потратить как можно меньше собственных сил. Уставший воин скорее мог совершить ошибку, а в бою достаточно было одного неверного движения или оплошности в защите, чтобы этим воспользовался противник.
Начиная с VII века, в Византии возникает новая административная структура, имеющая военную основу. Создаются военные округа — «фемы», которые подчиняются стратегам. Военные отряды в подавляющем большинстве стали комплектоваться из жителей этих округов, образовавших особое военное сословие — стратиотов, но институт наемничества продолжал существовать, правда, в меньших масштабах, чем прежде.
Боевая тактика не претерпела сколько-нибудь существенных изменений. В описаниях сражений между византийской армией под командованием императора Цимисхия и русичами под предводительством Святослава (971 год), которые оставил Лев Диакон, видна та же манера пехотной фаланги и конницы.
Диакон описывает несколько поединков под стенами Доростола:
"Тогда Анемас, один из телохранителей государя, сын предводителей критян, увидя храброго исполина Икмора, первого мужа и вождя скифского войска после Святослава, сяростию стремящегося с отрядом отборных работборцев и побывающего множество римлян, тогда, говорю, Анемас, воспаленный душевным мужеством, извлек меч, при бедре висевший, сделал несколько скачков на коне в разные стороны (скорее всего, сбивая прицел вражеским стрелкам — В. Т.) и, кольнув его, пустился на сего великана, настиг и поразил его в выю (шею — В. Т.), — и отрубленная вместе с правой рукою голова поверглась на землю…
…Анемас, отличившийся накануне убиением Икмора, у видев Святослава, с бешенством и яростью стремящегося на наших воинов и ободряющего полки свои, сделал несколько скачков на коне в разные стороны (делая таким образом, он обыкновенно побивал великое множество неприятеля) и потом, опустив повода, наскакал прямо на него, поразил его в самую ключевую кость и повергнул ниц на землю. Но не мог умертвить: кольчужная броня и щит, которыми он вооружился от римских мечей его защитила. Конь Анемаса частыми ударами копий сражен был на землю; тогда, окруженный фалангой скифов, он множество их перебил, защищаясь, но, наконец, изъявленный, упал сей муж".
«Феодор Лалакон, муж неприступный и непобедимый храбростью и силой телесною, весьма много побил неприятелей железной своею булавой, которой он, по крепости руки своей, раздроблял и шлем и покрытую оным голову» (30).
В Х веке в Византийской империи вводится феодальный порядок набора в армию. Снова возрастает роль наемников: норманнов, русичей, армян, грузин, арабов…
Такая структура просуществовала вплоть до падения Империи. Восстания, гражданские войны, нападения турок и других соседей постепенно свели былую мощь на нет. В 1204 году крестоносцы захватили Константинополь, образовав затем так называемую Латинскую империю.



 

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.