Главная arrow Всё arrow История arrow История фехтования 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История История фехтования

История боевого фехтования

Оглавление
История боевого фехтования
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40


Глава 1 ДРЕВНИЙ МИР

1. ВОИНЫ ШУМЕРА И АККАДА

Древнейшими государственными образованиями на Ближнем Востоке в современной исторической литературе традиционно считаются Шумер, занимавший южную часть Месопотамии между реками Тигр и Евфрат; Египет, растянувшийся вдоль реки Нил и занимавший почти все прилегавшие к ней территории; и Элам, располагавшийся в югозападной части современного Ирана. Эти государства развивались параллельно на рубеже IV-III тысячелетий до н.э. (хронология дается приблизительная, так как до сих пор ученые-специалисты не пришли к единому мнению относительно последовательности событий того времени).
О государственном устройстве этих стран написано достаточно много, в данной работе мы этого вопроса разбирать не будем. Что касается их военной организации — эта информация отрывочна и не всегда верна. Вот как описывается войско Шумера в книге «История древнего мира. Ранняя древность»:
"…Войско правителя шумерского нома этого времени состояло из сравнительно небольших отрядов тяжеловооруженных воинов. Помимо медного конусообразного шлема, они были защищены тяжелыми войлочными бурками с большими медными бляхами или же огромными меднокованными щитами, сражались они сомкнутым строем, причем задние ряды, защищенные щитами переднего ряда, выставляли вперед, как щетину, длинные копья. Существовали и примитивные колесницы на сплошных колесах, запряженные, по-видимому, онаграми (лошадь еще не была одомашнена, но возможно, что в горных районах Передней Азии уже отлавливались кобылы для скрещивания с ослами) или крупными полудикими ослами, с укрепленными на передке колесницы колчанами для метания дротиков.
В стычках между такими отрядами потери были относительно невелики — убитые насчитывались не более чем десятками. Воины этих отрядов получали наделы на земле храмов или на земле правителя и в последнем случае были преданы ему. Но лугаль (правитель) мог поднять и народное ополчение как из зависимых людей храма, так и из свободных общинников, ополченцы составляли легкую пехоту и были вооружены короткими копьями" (см.64).
По мнению авторов, когда шумерским городам пришлось столкнуться с семитскими племенами Аккада*, где около 2334 г. до н.э. царем стал Саргон Древний, военная обстановка складывалась следующим образом:
"… Не имея корней в традиционных номах, не будучи связан с их храмами и знатью, Саргон, по-видимому, опирался на более или менее добровольное народное ополчение. Традиционной тактике стычек между небольшими тяжеловооруженными отрядами, которые сражались в сомкнутом строю, Саргон и его преемники противопоставили тактику больших масс легковооруженных подвижных воинов, действующих цепями или врассыпную. Шумерские пугали из-за отсутствия в Шумере достаточно гибких и упругих сортов дерева для луков совершенно отказались от стрелкового оружия; Саргон и Саргониды, напротив, придавали большое значение лучникам, которые были способны издалека осыпать неповоротливые отряды щитоносцев и копьеносцев тучей стрел и расстраивать их, не доходя до рукопашной. Очевидно, либо Саргон имел доступ к зарослям тиса (или лещины) в предгорьях Малой Азии или Ирана, либо в его время был изобретен составной, или клееный, лук из рога, дерева и жил. Хороший лук — это грозное оружие, которое бьет в цель на
Аккад — сеперная часть Шумера. Царь Аккада Саргон в 24-м веке до н.э. объединил под своей властью все Южное Двуречье. 200м и более; из него можно делать 5-6 выстрелов в минуту при запасе стрел в колчане от 30 до 50; на близком расстоянии стрела пробивает толстую доску" (64)*.
Разумеется нет повода оспаривать боевые достоинства лука, но вот относительно устройства и способов ведения боя Шумерского войска, это пока вопрос нерешенный.
Стоит начать с того, что Шумерское государство по своей структуре не было однородным (как, впрочем, и Египет, и Элам в тот период) и состояло из отдельных областей — номов — и городов, отстаивавших свою независимость и приоритет по отношению друг к другу. Крупнейшими из них были Ур, Эриду, Ларса, Лагаш, Урук, Ниппур. Естественно для поддержания власти и влияния на другие области этим городам нужны были значительные военные формирования, во главе которых стояли вожди — пугали.
Шумер, в силу своей раздробленности и отсутствия единой власти, не вел никаких захватнических войн. Все боевые столкновения сводились к «гражданским» войнам между собственными городами. Так, например, в XXIV веке до н.э. правитель Лагаша Энметена разгромил войско города Уммы. Позднее потерпевший поражение город восстановил свое влияние и, объединившись с Уруком, захватил Лагаш и распространил собственную власть на значительной территории Шумера. Не исключено также, что кроме подобных войн лугали совершали набеги за добычей на племена аккадцев, кутиев и государство Элам.
До наших дней дошли лишь два полностью сохранившихся изображения воинов древнего Шумера; они находятся на стелле Эанатума (так называемая «Стелла Коршунов») в городе Нгирсу и на «Боевом штандарте из города Ура».
По сохранившимся изображениям на печатях, а также на «Стелле охоты» в городе Уруке (45) можно смело сказать, что в Шумере издревле использовали лук, как на охоте, так и на войне. Другое дело, что отряды лучников и пращников были немногочисленными и широкого распространения в Шумере не получили.
В великолепном издании «Армии Ближнего Востока с 3000 по 539 г. до н.э.» авторы Стиллмен и Таллис (170) дают изображение шумерскоголучника. Все их данные для реконструкции его облика основываются на археологических находках и на изображениях тех времен.
Что же касается материала, из которого изготавливались луки шумеров, то им отлично мог служить бамбуковидный тростник, в изобилии произраставший на территории Месопотамии. Кроме того, не так сложно было ввезти в страну необходимые материалы: торговля была уже достаточно развита в те века.
Итак, мы выяснили, что города Шумера все же имели стрелков, но как такие отряды образовывались?
Вряд ли можно считать, что отряды лучников и пращников на случай войны набирали из свободных землевладельцев Шумера в качестве ополчения — по той причине, что отличных воинов-стрелков подготовить намного сложнее, чем «фалангистов». Для этого необходимы регулярные каждодневные многочасовые тренировки из года в год, на протяжении нескольких лет. Крестьяне просто не могли позволить себе проходить обучение в ущерб сельскохозяйственным работам. Поэтому логично предположить, что стрелки состояли на постоянной службе улугалей, специально нанимались и обучались ими. Лучники и пращники являлись составной и, вероятно, главной частью таких отрядов. Помимо стрелкового оружия, они были вооружены топорами, булавами, кинжалами или «секачами» на случай рукопашного боя (ведь ход сражения непредсказуем, и нет никакой гарантии, что в случае утраты лука, колчана или полного расхода стрел, не придется столкнуться с противником лицом к лицу, следовательно, ручное оружие давало воину дополнительный шанс выжить).
Можно предположить, что в войсках городов Шумера значительный процент стрелков составляли наемники из племен аккадцев и кутиев: эти кочевые племена с детства привыкали к стрелковому оружию на охоте и в междоусобных стычках, а нанять такого воина было значительно дешевле, чем подготовить собственного. Такая практика повсеместно была распространена в Древнем Египте, где стрелки набирались из племен Сирии, Ливии и Нубии.
Другим родом войск были колесничие, специально обучавшиеся бою на колесницах и управлению ими. В таких отрядах основным оружием являлся дротик. Его можно было метать, либо колоть им прямо с повозки. Кроме дротиков, колесничие использовали оружие ближнего боя, так что в случае необходимости воин мог оставить колесницу и пешим вести рукопашный бой. В дальнейшем мы увидим, что такая тактика практиковалась и у кельтов.
Сохранилось изображение шумерского колесничего, наносящего удар «от головы» длинным копьем, причем левой рукой (45). Это говорит о том, что на колесницах (и не только) воины применяли длинные копья. Обычным явлением у Шумер было использование обеих рук в ближнем бою (45). Есть изображения, где бойцы держат копье в правой, а топор — в левой руке, и наоборот. Вообще, для воинов всех армий прошлого было совершенно естественным одинаково хорошо уметь действовать и правой и левой рукой. Это обуславливалось жизненной необходимостью, так как при ранении в правую руку воин мог перехватить оружие левой; мог атаковать сразу обеими вооруженными руками. Только с появлением огнестрельного оружия такая необходимость отпала.
К третьему типу воинов относились копьеносцы. Они делились на воинов-"фалангистов"*, умевших биться как в строю, так и индивидуально (составлявших, скорее всего, первые ряды фаланги) и метателей дротиков. * Термин «фаланга» используется здесь как условное обозначение. Мы ведь не знаем, как называли свои боевые построения древние воины.
Вообще, дротик был серьезным оружием в умелых руках. Проблема заключалась лишь в том, что воин, использующий его, должен был подойти к противнику на достаточно близкое расстояние, а это могло произойти только при отсутствии у того лучников и пращников (или при нейтрализации цхдействий). Иначе действия аконтистов (т.е. метателей дротиков) сводились на нет. Поэтому в легкой пехоте именно аконтисты первыми стали использовать щит и «мягкие» доспехи, изготовленные из войлока или кожи. Но даже в этом случае их должны были прикрывать отряды стрелков, дабы метатели дротиков смогли приблизиться к врагу на необходимое расстояние относительно без потерь. Кроме того, аконтисты могли эффективно использоваться только против построений типа фаланги, малоподвижной, лишенной маневренности.
Целью стрелков и аконтистов в бою являлись уязвимые места: ноги, руки, лица… При этом вовсе не обязательно было поражать врага насмерть одним ударом (хотя такое весьма ценилось), достаточно было ранения, исключающего его дальнейшее участие в сражении. Такая тактика обусловливалась тем, что фаланга спереди и, возможно, с флангов прикрывалась сплошным рядом больших прямоугольных щитов, так что цель выбрать было довольно сложно.
Кроме городских властей, военные отряды в Шумере могли содержать также храмы. Воины-профессионалы практически все свое время проводили в тренировках: стрельбе и метании, или в обучении рукопашному бою. И хотя численность дружин была невелика, содержание их было довольно накладно. Они должны были «окупать» себя войной (т.е. захваченной добычей), поскольку налоги с крестьян не покрывали все нужды воинов, а главное — нужды знати и жрецов, их содержащих.
Помимо военных, дружины выполняли, вероятно, и полицейские функции, а также привлекались к сбору налогов с крестьян.
В отношении «тяжелой пехоты» можно сказать, что подавляющая ее часть набиралась из ополченцев. Они составляли задние шеренги фаланги, которым очень редко доводилось принимать непосредственное участие в рукопашной схватке.
Уже в древности военные мужи поняли:
«…Никто не может устоять перед каким-нибудь Ахиллесом, но ни один Ахиллес не устоит перед десятью врагами. которые, соединяя свои усилия, станут действовать согласно. Отсюда порождается тактика, которая заблаговременно указывает средства организации и действия, дающие единство усилиям и дисциплину, обеспечив единодушие против слабостей сражающихся» (20).
Именно так и зародился первый строй — фаланга. Недостаток времени не давал возможности лугалям в полной мере обучить ополченцев искусству рукопашного боя, и они нашли единственно верный — и гениальный! — выход, объединив усилия отдельных бойцов-"дилетантов" и прикрыв их спереди «профессионалами». Разумеется, строевая подготовка воинов в те времена была примитивной. Колонна могла двигаться только вперед. Какие-либо маневры и повороты исключались. На «Стелле Коршунов» сохранилось изображение такой фаланги.
Первую шеренгу воинов составляли щитоносцы. Щиты их, скорее всего, были сделаны из сбитых досок, обтянутых кожей, с прикрепленными к ним девятью бронзовыми бляхами — по три в ряд. Они были довольно большого размера (1,70-1,75 м в высоту) и, следовательно, очень тяжелыми; поэтому, чтобы как-то ими манипулировать, приходилось держать щиты обеими руками.
За щитоносцами следовали 6 шеренг копейщиков. Они не имели щитов, но были защищены, кроме шлемов, «мягкими» доспехами или войлочными накидками. Копья воины держал и двумя руками на уровне пояса. Для ближнего боя были предусмотрены топоры, булавы и кинжалы. (Во всяком случае, у первых трех шеренг: щитоносцев и первой — второй шеренг копьеносцев — обязательно).
Если на поле брани встречались две такие фаланги, то бой, вероятно, происходил следующим образом:
Из всего строя непосредственно наносить удары противнику могли только вторая и третья шеренги. Воины четвертого ряда уже не могли быть задействованы, потому что их копья не достигали поражаемой линии. До нас не дошли изображения, где шумерские пехотинцы наносят удары копьем от головы. Возможно, вторая шеренга действовала, нанося уколы копьем на поясном уровне, стараясь попасть в незащищенные места противников. Третьему же ряду приходилось манипулировать копьем чуть повыше — на уровне груди, или от головы, чтобы не мешать впередистоящим бойцам. Удары наносились только колющие, так как в плотном строю невозможно действовать иначе. (Известно, что позднее, например у германцев и викингов, копья использовались для нанесения также и рубящих ударов). Кололи копьями, выставляя их в промежутки между щитами первого ряда.
Механика человеческих движения с тех далеких времен и до сих пор остается неизменной. Следовательно, несмотря на отсутствие соответствующих изображений, можно предположить, что фалангисты третьей шеренги били копьем, держа его на уровне головы, через плечи воинов второго ряда и поверх края щитов первого ряда, стараясь достать голову, шею или плечи врага.
То, что третья шеренга наносила удары именно от головы, обусловлено тем, что впередистоящие воины не давали возможности хорошо разглядеть противника бойцам третьего ряда. Им были видны лишь голова и плечи врага, по которым удавалось бить прицельно*.
Задачей щитоносцев было принимать на себя удары нападающих, прикрывая своим щитом не только себя, но и 23 следующих ряда копейщиков. Они же выполняли роль живого тарана при напоре задних шеренг. В этом случае, чтобы прорвать строй врага, щитоносцы должны были наносить толчковые удары вперед всей плоскостью щита. На случай его поломки или утери щитоносцы имели также общеупотребляемое оружие.
Не обязательно фалангисты первых трех шеренг строя наносили удары копьями именно так, как сказано в тексте. Основная мысль заключается в том, что для удобства использования копья в тесноте, его положение в руке и наносимый удар могли подразделяться на три уровня: от бедра, от пояса и от головы. При таком распределении пятка копья впередистоящего воина не задевает при ударе руки и оружие последующих; и не мешает им, в свою очередь, действовать. Варианты же уровней использования копья в рядах могли варьироваться в зависимости от удобства действий бойца и от типа вооружения противника. * Приведенные и данном тексте варианты использования копий и другого оружия в строю являются, в большинстве, гипотезами автора, основанными наличном практическом опыте, и не представляются здесь как «истина в последней инстанции».
Копьеносцы последних четырех рядов выполняли роль движущей силы. Из их числа производилась замена убитых и раненых воинов, стоявших в передних шеренгах…
Естественно, наибольшее влияние на исход боя оказывали именно первые две-три шеренги.
Вероятнее всего, такие схватки оказывались скоротечными и потери в них не были слишком велики, потому что, потерпев неудачу, воины проигравшей стороны обычно обращались в бегство, бросая копья и щиты, догнать их тяжеловесной фаланге победителей не представлялось возможным. Попытавшись преследовать врага, они непременно расстроили бы собственные ряды и тогда, в свою очередь, сами подверглись бы атаке стрелков и аконтистов противника, что стало бы верной гибелью для фалангистов.
Слабой стороной шумерского построения были фланги и тыл. Поэтому их приходилось прикрывать колесницами, стрелками из лука и метателями дротиков.
Такая тактика просуществовала несколько веков, пока шумеры не столкнулись с массовым применением лука и пращи племенами Аккада.
Те предпочитали не вступать во фронтальный бой, а издали засыпали камнями и стрелами неповоротливые шумерские фаланги и колесницы.
Используя тактику ведения навесной стрельбы, когда стрелы и камни по крутой дуге, минуя ряд щитоносцев, поражали задние шеренги, аккадцы одерживали победу за победой. Такого обстрела фалангисты долго не выдерживали и обращались в бегство. Аккадские воины, действовавшие в рассыпном строю, имели возможность их преследовать, поражая в спину.
Шумерские стрелки, в силу своей малочисленности, не могли дать достойного отпора аккадцам, намного превосходившим их количеством.
Только изменив тактику, шумеры смогли, наконец, противостоять аккадцам. Новые военные методы были освоены ими достаточно быстро, что доказывают несколько неудач, которые Саргон Древний потерпел в долгой войне в Лугальзагеси. В конце концов, окончательную победу в этой войне все же одержал Саргон. Он, в результате, подчинил своей власти практически всю территорию Шумера.
Позже он воевал с Эламом, совершив несколько походов в эту страну, с сирийскими племенами и с народами в горах Тавра. Эти походы носили характер набегов; о завоевании новых земель речь не шла.
Саргон Древний, или Аккадский — первый из известных нам в истории правителей древности, кто образовал постоянную армию. Число воинов в ней было около 5400 человек.



 

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.