Главная arrow Всё arrow История России arrow История России 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История России История России

История России 1917-2009

Оглавление
История России 1917-2009
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
Страница 123
Страница 124
Страница 125
Страница 126
Страница 127
Страница 128
Страница 129
Страница 130
Страница 131
Страница 132
Страница 133
Страница 134
Страница 135
Страница 136
Страница 137
Страница 138
Страница 139
Страница 140
Страница 141
Страница 142
Страница 143
Страница 144
Страница 145
Страница 146
Страница 147
Страница 148
Страница 149
Страница 150
Страница 151
Страница 152

Курс на укрупнение мелких населенных пунктов фактически обна¬руживал незаинтересованность властей в развитии каждой деревни из-за высоких затрат на индивидуальное жилищное строительство, доро¬ги, мосты, газопроводы. В результате число населенных пунктов посто¬янно сокращалось под предлогом неперспективности. Жизнь в отдаленных от центральных усадеб деревнях замирала. Закрывались школы, больницы, магазины, предприятия службы быта. По материа¬лам переписей населения 1959 и 1989 гг., численность сельского населе¬ния в стране сократилась на 10%, в Нечерноземье — на 42%. Число сель¬ских поселений в РСФСР уменьшилось за это время на 139 тыс., в Не¬черноземье — на 76 тыс. Возникла и обнаружила тенденцию к росту особая категория сельских поселений, не имеющих трудоспособного населения. Традиционный и важнейший источник роста численности населения страны фактически не действовал. Исторический центр Рос¬сии исчезал, словно в каком-то мощном катаклизме. Политику ликви¬дации мелких деревень писатель В. Белов с полным основанием оха¬рактеризовал как «преступление против крестьянства».
 
В результате преобразований на селе к концу 1985 г. в стране насчи¬тывалось 26,2 тыс. колхозов и 22,7 тыс. совхозов. В них было занято со¬ответственно 12,7 и 12 млн человек и производились примерно равные объемы продукции сельского хозяйства (на 73,9 и 75,2 млрд рублей).
Обстановка кризиса, складывавшегося в сельском хозяйстве в усло¬виях позднего «развитого социализма», коренным образом отличалась от дореволюционного положения в российской деревне. Несмотря на все потрясения советского периода истории и разрушения военных лет, совокупные усилия Советской власти и крестьянства позволили уве¬личить к началу 1980-х годов производство сельскохозяйственной про¬дукции по сравнению с дореволюционным уровнем в 3-4 раза, годовую производительность индивидуального труда в сельском хозяйстве бо¬лее чем в 6 раз, а часовую в 10-11 раз (средняя продолжительность ра¬бочего дня крестьянина составляла около 7 ч, а в начале века — 11). Общественная производительность труда в агропромышленном комп¬лексе СССР с учетом худших природных условий (по биоценозу в 2,9 раза, продолжительности стойлового содержания скота в 3,4 раза и т.д.) в сущности не уступала американскому. Все это позволяло Со¬ветскому Союзу иметь общенародный продовольственный фонд, дос¬таточный для того чтобы гарантировать своим гражданам потребление продовольствия на / большее, чем в среднем в мире.
При всем этом поиски вывода деревни из кризиса, предпринятые в конце 1970-х годов, во многом лежали в традиционном архаичном сте¬реотипе мышления. М. С. Горбачев, ставший в 1978 г. секретарем ЦК по сельскому хозяйству, возглавил разработку очередного проекта его оз¬доровления под названием «Продовольственная программа СССР на период до 1990 г.» (одобрена в мае 1982 г.). Ее суть состояла в комплек¬сном использовании всего арсенала административно-бюрократических мер для решения продовольственной проблемы в стране к 1990 г.
В основе программы лежала идея агропромышленной интеграции установления производственных связей между колхозами, совхозами, предприятиями пищевой промышленности, торговыми, строительны¬ми и транспортными организациями. Производство замыкалось в еди¬ный государственный агропромышленный комплекс. На региональном уровне в АПК объединялись все предприятия, связанные с производ¬ством и переработкой сельскохозяйственной продукции, с производ¬ством удобрений, сельхозтехники и пр. Создавались соответствующие структуры агропромышленных объединений. В ноябре 1985 г. высшей инстанцией стал Госагропром СССР, вобравший функции пяти союз¬ных министерств. К середине 1980-х годов в агросфере экономики дей¬ствовало 4,8 тыс. межхозяйственных предприятий. Однако агропромыш¬ленная интеграция не принесла ожидаемого эффекта. За счет дополни¬тельных бюджетных ассигнований в 11-й пятилетке удалось преодолеть
 
спад производства в сельском хозяйстве и даже обеспечить некоторый его рост по сравнению с 10-й. В целом же намеченных показателей дос¬тичь не удалось. Продуктов на «душу населения» в стране больше не становилось. Советский Союз был вынужден ввозить из-за рубежа все большее количество продовольствия. В 1976-1980 гг. импорт состав¬лял 9,9% от уровня сельскохозяйственного производства страны, в 1980 — 18,1, в 1981 — 28,4%.
Стратегическая, длящаяся десятилетиями недооценка необходимо¬сти особо крупных вложений в сельское хозяйство «холодной страны» и быт крестьян обернулась проеданием нефтедолларов и отсутствием масштабных инноваций в высокотехнологичных отраслях хозяйства. А это имело в будущем роковые последствия.
В целях ускорения развития сельского хозяйства в южных районах страны в начале 1980-х годов в СССР разработаны проекты переброски части стока северных рек на юг: сибирских — в Среднюю Азию, евро¬пейских — в Каспий через Волгу. Проекты широко обсуждались в пра¬вительстве, находили поддержку в южных регионах страны. Благодаря резкой критике общественности, прежде всего русских ученых (акаде¬мики А. Л. Яншин, Д. С. Лихачев, Б. А. Рыбаков) и писателей (С. Залы¬гин, В. Белов, Ю. Бондарев, В. Распутин), правительство СССР своим решением от 14 августа 1986 г. прекратило осуществление экологичес¬ки опасных проектов.
Социальная сфера. Противоречия индустриальной модернизации стра¬ны отражались и на социальной сфере. Социальная структура со¬ветского общества приобретала все более городской характер, что явно не соответствовало географической специфике страны. Чис¬ленность населения городов выросла с 164 млн человек в 1979 г. до 180 в 1985 г., сельское население уменьшилось с 99 до 96 млн. Чис¬ленность рабочих и служащих в народном хозяйстве с 1975 до 1985 г. выросла со 102 млн до 118,5 млн, число колхозников сократилась с 15 до 12,5 млн человек. Горожане составляли почти 2/3, в отдельных республиках и регионах до 3/ населения. Однако его общий прирост происходил главным образом за счет высокой рождаемости в сред¬неазиатских республиках. Естественный прирост населения в 1986 г. составлял в России 0,68%, в то время как в Эстонии, Латвии он рав¬нялся 0,40%, на Украине и в Литве — 0,44 и 0,66%, в Белоруссии и Грузии — 0,74 и 0,99%, в Молдавии — 1,30%, в Казахстане и Арме¬нии — 1,81 и 1,83%, в Азербайджане — 2,09%; а в Киргизстане и Тур¬кменистане — 2,55 и 2,85%, в Узбекистане и Таджикистане — 3,08
и 3,52%.
Несмотря на официальный тезис об усилении социальной однород¬ности общества, на деле усиливалась дифференциация в качестве и уров¬
 
не жизни различных слоев населения. Доходы верхнего слоя, состав¬лявшего около 2% населения, в 20-25 раз превосходили заработки низ¬ших слоев. По официальным данным на март 1986 г., 4,8% рабочих и служащих народного хозяйства СССР зарабатывали менее 80 рублей в месяц; 32,3% — 80-140; 29,5% — 140-200; 22,7% — 200-300; 9,5% — свы¬ше 300 рублей. На рабочего в СССР в виде заработной платы приходи¬лась все меньшая часть стоимости созданного им продукта. В 1971 г. доля зарплаты в чистой продукции промышленности составляла 58%, а в 1985 г. 36%. В середине 1980-х годов свыше 50 млн человек все еще были заняты на производстве неквалифицированным ручным трудом.
Уравнительные тенденции привели к падению престижа квалифи¬цированного труда. Это имело тяжелые последствия, сдвигало в «тень» доходы, получаемые сверх официальной зарплаты. Росла прослойка врачей, помогавших больным за дополнительную плату; расширялись репетиторские услуги в сфере образования; в товарный оборот вклю¬чался используемый гражданами жилищный фонд. Теневая экономика была связана и с чисто уголовной деятельностью, хищениями товаров и сырья, махинациями с отчетностью, изготовлением на государствен¬ных предприятиях и последующей продажей неучтенной продукции через государственную торговую сеть, с валютными операциями. По различным оценкам, к середине 1980-х годов в теневой сфере эконо¬мики было занято 15 млн человек. Ее объемы оценивались в 80 млрд рублей. В городах на долю этой экономики приходился ремонт 45% квартир, 40% автомобилей, 30% бытовой техники. На селе эта доля до¬ходила до 80%.
Вместе с тем о позитивных сдвигах в развитии общества свидетель¬ствовали многократный рост расходов на культуру; увеличение тира¬жей книг, периодических изданий; укрепление материальной базы СМИ. В 1970-е годы страна вступила в эпоху «телевизионной культуры». Од¬нако в целом доля государственных средств, выделяемых на социальные и образовательные нужды в условиях позднего «развитого социализ¬ма», сокращалась. При Брежневе доля на просвещение в государствен¬ном бюджете была меньше, чем даже перед войной, когда страна была гораздо беднее. Это происходило на фоне роста расходов на содержа¬ние бюрократических и управленческих структур.
В конечном итоге 1960-1980-е годы были временем существенного повышения благосостояния народа. Среднемесячная денежная заработ¬ная плата рабочих и служащих, занятых в 1970 г. в промышленности, равнялась 133,3 рубля в месяц, в сельском хозяйстве 100,9 рубля, она в 2,2 и 1,6 раза превышала прожиточный минимум. В 1985 г. зарплата выросла, соответственно, до 210,6 и 183,2 рублей, а в 1987 г. — до 221,9 и 200,1 рублей. Пенсия при максимальном трудовом стаже составляла 132 руб. Благосостояние граждан значительно улучшали дополнитель¬
 
ные доходы из фонда общественного потребления и личные подсобные хозяйства. Съезды партии постоянно требовали усилить внимание к про¬изводству товаров потребления и обеспечить коренные сдвиги в каче¬стве и количестве товаров и услуг для населения. Повышались денеж¬ные доходы населения, увеличивалась гарантированная заработная пла¬та колхозников, оклады низкооплачиваемых слоев населения подтягивались к оплате среднеоплачиваемых. Однако в реальности эта политика приводила к тому, что нередко ущемленными в оплате труда оказывались специалисты высокой квалификации. Создавалась неле¬пая ситуация, когда в машиностроении и строительстве инженеры по¬лучали меньше, чем рабочие-сдельщики. Если в конце 1950-х годов ин¬женерно-технические работники в целом получали на 70% больше, чем рабочие, то к середине 1980-х годов разрыв составил лишь 10%, что сни¬жало престиж инженерной профессии и не способствовало развитию научно-технического прогресса.
Реальные доходы в расчете на душу населения в годы брежневского правления выросли в 2,5 раза. За 1965-1975 гг. — на 46%, в 1976-1980 гг. — еще на 18%, в 1981-1985 гг. — на 10%. На протяжении 1970-х годов в стране ежегодно вводилось более 100 млн кв. м жилья, что позволило улучшить жилищные условия более чем 107 млн человек. В 11-й пяти¬летке новое жилье получили еще 50 млн человек. В 1976-1980 гг. пост¬роено жилых домов площадью 527,3 млн кв. м, в 1981-1985 гг. — 552,2 млн. Городской жилищный фонд увеличился с 1867 млн кв. м в 1975 г. до 2561 млн в 1985 г. Это было огромное достижение.
Жизнеобеспечение людей в годы «развитого социализма» улучша¬лось в результате огромного по масштабам дорожного строительства. Эксплуатационная длина железных дорог Министерства путей сообще¬ния СССР увеличилась с 125,8 тыс. км (конец 1960 г.) до 144,9 тыс. км в конце 1885 г. Длина автомобильных дорог общего пользования с твер¬дым покрытием за это время возросла с 258 тыс. км до 812 тыс. км. К по¬строенным в послевоенные годы метрополитенам в Ленинграде (1955) и Киеве (1960) во времена «застоя» прибавилось метро еще в 8 круп¬нейших городах — Тбилиси (1966), Баку (1967), Харькове (1972), Таш¬кенте (1977), Ереване (1981), Минске (1984), Горьком и Новосибирске (1985). Быт людей в городе в основном вышел на современный уровень и существенно улучшился на селе (главным образом за счет заверше¬ния его электрификации). Были сделаны большие капиталовложения в гарантированное жизнеобеспечение на долгую перспективу: созданы единые энергетические и транспортные системы, построена сеть птице¬фабрик, в основном решившая проблему белка в рационе питания. Гро¬мадные вложения в Сибирь и Урал, сделанные в 1960-1980-е годы, в принципе обеспечивали жизнь страны на многие десятилетия вперед. Судя по динамике множества показателей, СССР в 1965-1985 гг. нахо¬
 
дился в состоянии благополучия, несмотря на многие неурядицы, кото¬рые в принципе могли быть устранены.
Советские люди пользовались бесплатным образованием, медицин¬ским обслуживанием, государство несло большие расходы на содержа¬ние жилищного фонда. Выплаты и льготы, полученные населением из общественных фондов потребления, в 1979 г., составляли 4,9 млрд руб¬лей, а в 1985 г. 9,3 млрд. К концу 1970-х годов возрастало или было ста¬бильным потребление непродовольственных товаров и обеспечение то¬варами длительного пользования.
Розничные цены на основные потребительские товары не претерпе¬ли существенных изменений по сравнению с 1950-ми годами, увеличи¬вались медленнее, чем заработная плата основной массы трудящихся. В целом ситуация в этом отношении в 1950-1980-е годы была куда как более выигрышной в сравнении с 1930-ми и 1940-ми годами.
С 1962 г. цены на продовольствие почти не менялись, за исключени¬ем рыбных и деликатесных товаров, шоколада, кофе, цитрусовых и вин¬но-водочных изделий. В целом индекс государственных розничных цен на все товары повысился в 1984 г. по сравнению с 1965 г. на 11%. Повы¬шение цен на продовольственные товары произошло главным образом за счет алкогольных напитков. Если это влияние исключить, то повы¬шение цен на продовольствие составляло к 1965 г. 6%, а к 1980 г. — 2%. Достигалось это во многом за счет дотаций государства по продаже про¬довольствия, главным образом мяса и молока. Впервые дотации появи¬лись в 1965 г. в сумме 3,6 млрд рублей и увеличивались в последующем почти на 4 млрд рублей в год, создавая известные «ножницы» цен и се¬рьезные перекосы в экономике. В 1987 г. дотации составляли 57 млрд рублей. Рыночные цены на продукты питания в среднем в 2,5 раза пре¬вышали государственные розничные цены.
Поддержание заниженного уровня цен на продовольствие порож¬дало дефицитность, спекуляцию, подрывало принцип социальной спра¬ведливости из-за разной доступности каждого покупать продукты по низким государственным розничным ценам. Например, население Мос¬квы и ряда других крупных городов, лучше снабжавшихся мясомолоч¬ными продуктами, меньше тратило на покупку продовольствия, чем население других городов и районов, где эту продукцию можно было приобрести в основном в комиссионной торговле и на рынке по ценам в 2 и более раза выше государственных.
Несмотря на все эти перекосы и трудности, вплоть до середины 1980-х годов происходили благоприятные сдвиги в структуре питания населения: увеличилось потребление мяса, овощей, фруктов, ягод; со¬кращалось потребление хлебопродуктов, картофеля. В 1985 г. в расчете на душу населения в СССР потреблялось: мяса 61,7 (по РСФСР 67) кг,
 
молока и молочных продуктов — 325 (по РСФСР 344) кг, яиц — 260 (по РСФСР 299) шт. (Соответствующие цифры по РФ на 1995 г. — 55, 253, 214.) В целом во второй половине 1960-х — первой половине 1980-х годов в СССР поддерживалось благосостояние на уровне средне¬развитых стран, а по ряду показателей даже выше. К 1985 г. средняя кало¬рийность питания в СССР составляла 3389 ккал, в США — 3652, ФРГ — 3567, Великобритании — 3316, Франции — 3156, Японии — 2916 ккал.
Сопоставление размеров заработной платы населения и цен на основные продукты питания показывает, что в 1913 г. на месячное жалованье средне¬статистический россиянин мог приобрести 49 кг говядины, или 244 литра молока, или 220 кг хлеба. Во времена нэпа (1924-1927 гг.) — 90 кг мяса, 290 литров молока, 315 кг хлеба. В 1940 г. — 33 кг мяса, 147 литров молока, 170 кг хлеба. В 1960-е годы — 58 кг мяса, 290 литров молока, 237 кг хлеба. В 1980-е годы — 90 кг мяса, 500 литров молока, 500 кг хлеба. В 2002 г. — 20 кг говядины, или 135 литров молока, или 290 кг хлеба.
С начала 1970-х годов страна пошла по пути массовой автомобили¬зации населения (в 1970 г. на каждые сто семей приходилось два легко¬вых автомобиля, в 1980 г. — 10, в 1985 г. — 15). Несмотря на то что она не шла в сравнение с зарубежными аналогами, ее последствия были зна¬чительными. Семейный автомобиль ломал многие стереотипы «совет¬ской цивилизации», способствовал индивидуализации повседневной жизни, досуга. Со времени хрущевских «Новых Черемушек» жизнен¬ным ориентиром советского человека становятся отдельная квартира для семьи в противовес коммуналкам, и все расширяющееся приобре¬тение бытовых товаров длительного пользования: холодильников, сти¬ральных машин, радио- и видеоаппаратуры, мебели.
В 1970 г. 32 из каждых 100 семей имели телевизоры, в 1980 г. их число удвоилось, а в 1985 г. достигло 90. Достаточно образованное со¬ветское общество получало все больше информации не только о своей стране, но и о реальной жизни за рубежом. И эта возможность сравне¬ния была зачастую не в пользу «благоденствия» при «развитом социа¬лизме». При дефиците очень многих товаров и услуг в СССР радио, те¬левидение, видеопродукция, появившиеся в стране товары западного производства создавали впечатление, что общество «загнивающего ка¬питализма» вовсе не знает, что такое дефицит. Практически не знала его и верхняя часть советской партийно-государственной «номенкла¬туры», для которой еще со сталинских времен власть практически пре¬вратилась в синоним частной собственности.
Неблагоприятные тенденции общественного развития, скептичес¬кое отношение населения к официальной пропаганде стали причиной нараставшего отчуждения масс от творцов политики, усиления оппози¬ционных настроений в обществе. Постоянно давало о себе знать недо¬вольство национальной политикой.
 

 
След. »

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.