Главная arrow Всё arrow История России arrow История России 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История России История России

История России 1917-2009

Оглавление
История России 1917-2009
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
Страница 123
Страница 124
Страница 125
Страница 126
Страница 127
Страница 128
Страница 129
Страница 130
Страница 131
Страница 132
Страница 133
Страница 134
Страница 135
Страница 136
Страница 137
Страница 138
Страница 139
Страница 140
Страница 141
Страница 142
Страница 143
Страница 144
Страница 145
Страница 146
Страница 147
Страница 148
Страница 149
Страница 150
Страница 151
Страница 152

Основная же масса российского населения исходила из сопоставле¬ния ранее обещанного и реально полученного в результате начала ре¬форм. На фоне удручающей действительности конца 1992 г. особенно досадно вспоминались популистские обещания 1990-1991 гг. перейти к рынку быстро и с минимальными потерями. Накануне 1993 г. стало ясно, что утверждения рынка не произошло, страна находится в начале нового «переходного периода», конца которого пока не видно, а «потер¬петь» придется явно не 6-8 месяцев. И политики, и экономисты все чаще использовали термин «обман» при сравнении того, на что ориентирова¬лось население изначально, и тем, что позже правительство ставило себе в заслугу. Недоверие к реформаторам, ощущение осознанного обмана подпитывалось отсутствием с их стороны самокритики, а ускоренное перераспределение накопленного ранее богатства усиливало впечатле¬ние, что сутью происходящих в стране «реформ» является вульгарное ограбление основной части населения.
Попытка остановить дезинтеграционные процессы. В сфере федера¬тивного устройства в 1992 г. новое Российское государство унасле¬довало проблемы, возникшие в период противостояния между его и союзными властями в 1990-1991 гг. В это время союзные лидеры
 
приглашали автономные республики к участию в разработке и пря¬мому подписанию нового Союзного договора. В юридическом пла¬не это фактически означало повышение статуса автономных респуб¬лик до уровня союзных, на практике вело к ослаблению тех союз¬ных республик — прежде всего России и Грузии, в составе которых автономии занимали важное место. В РСФСР полагали, что это может привести к развалу России. Поэтому, «в пику» союзным, рос¬сийские лидеры предложили своим автономиям любую приемле¬мую для них степень свободы («суверенитета»), не оговаривая ни¬каких предварительных условий.
Руководство российских автономий, лавируя между союзным и российским центрами власти, стремилось извлечь для себя максималь¬ную выгоду. С одной стороны, лидеры крупных автономий участвовали в горбачевском «новоогаревском процессе» наравне с союзными респуб¬ликами, с другой — принимали декларации о суверенитете, в которых провозглашали создание своей государственности со всеми ее атрибу¬тами, верховенство собственных законов; содержались притязания на республиканские имущество и недра. Все это создавало крайне запу¬танную политико-правовую ситуацию.
Поражение сторонников сохранения СССР в августе 1991 г. и победа российских лидеров над своими политическими оппонентами положили начало новому этапу «федеративной» политики России. Необходимо было заново отстраивать становящееся независимым Российское госу¬дарство, отказываясь от многих политических, экономических, идеоло¬гических атрибутов прошлого. Предстояло упорядочить и отношения между «центром» и субъектами Федерации, выстроив систему, учиты¬вающую как общегосударственные интересы, так и национально-реги¬ональную специфику. Стала очевидной непродуктивность используе¬мых в 1990 — середине 1991 гг. подходов.
Между тем, запущенные в 1990 г. процессы имели мощную инер¬цию. Во второй половине 1991 г. в ряде бывших автономий избраны президенты, что должно было подчеркнуть их статус как государствен¬ных образований. В сентябре независимость провозгласила Чеченская республика. В октябре ВС Татарии принял Постановление «Об акте государственной независимости республики Татарстан», а в декабре его лидеры заявили о готовности республики выступить в качестве соучре¬дителя СНГ. В сентябре — октябре 1991 г. «суверенные республики» в составе России «прибирали к рукам» находившуюся ранее в распоря¬жении союзных ведомств собственность. Представители большей час¬ти бывших автономий настаивали на подписании Федеративного дого¬вора, который закрепил бы их односторонне провозглашенные приви¬легии. На деле это вело к конфедерализации России, ставило под угрозу территориальную целостность страны.
 
Стремясь воспрепятствовать центробежным процессам, российские власти осенью 1991 г., в противовес прежней идее Федеративного дого¬вора, предложили вариант, в котором на первое место выдвигалось со¬здание документа о разграничении полномочий между федеральными и властями субъектов Федерации. Такую позицию активно поддержа¬ли российские края и области, которые еще с весны выражали недоволь¬ство своим заниженным в сравнении с республиками статусом.
Трудности первого этапа экономических преобразований, начало про¬тивостояния исполнительных и законодательных структур России спо¬собствовали оживлению этносепаратистских движений в начале 1992 г. Это вынудило центральные власти ускорить подготовку документа, рег¬ламентирующего федеративные отношения. Им стал подписанный 31 марта 1992 г. Федеративный договор. В действительности этот термин объединял три документа, начальная часть наименований которых име¬ла одинаковый вид: «Федеративный договор: Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами го¬сударственной власти ...», а различия касались окончаний: 1) «... и орга¬нами власти суверенных республик в составе Российской Федерации», 2) «. органами власти краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петер¬бурга Российской Федерации», 3) «. органами автономной власти, авто¬номных округов в составе Российской Федерации». Из текстов следова¬ло, что республики имели более высокий статус в сравнении с краями, областями и автономиями. Республики назывались «суверенными», за ними закреплялась целостность их территорий; достоянием проживаю¬щих в них народов объявлялись земля и недра; для них предусматрива¬лась вся полнота государственной власти; они являлись самостоятель¬ными участниками международных и внешнеэкономических отношений. Юридический статус краев и областей всего этого не предусматривал.
Документы оказали противоречивое влияние на политическую жизнь страны. С одной стороны, они зафиксировали именно федера¬тивный характер устройства государства и тем самым ослабили цент¬робежные процессы. С другой — сохранили неравенство статусов рес¬публик и краев (областей) России; создали ситуацию соперничества, отчуждения одних субъектов Федерации от других. Вскоре после под¬писания Договора был создан Совет глав республик, призванный вновь подчеркнуть их отличие от других субъектов Федерации. Да и само по¬нятие «субъект федерации» главы республик не считали возможным использовать применительно к краям и областям. Из принятых в 21 рес¬публике конституций, 19 противоречили российской. «Суверенные» образования добивались больших привилегий в бюджетных отношени¬ях с центром, в формировании своей правоохранительной системы.
Уже осенью 1992 г. началась активная борьба краев и областей за равные с республиками права. В ноябре представители 53 регионов
 
создали Союз губернаторов, руководитель которого вошел в Совет глав республик. Ликвидацию несправедливости края и области видели в повышении их статуса до уровня республик. Вновь активизировался процесс суверенизации, в котором теперь основная роль принадлежала региональным образованиям. Вскоре в Вятке и Туле были приняты свои конституции, государственный суверенитет провозглашен в Вологде, о повышении статуса заявили другие края и области. Апогеем борьбы ста¬ло провозглашение в ноябре 1993 г. Уральской республики.
Строительство новой Федерации осложнялось и ситуацией в отдель¬ных регионах страны. Федеративный договор не подписала Республика Татарстан. Более того, вопреки протестам федеральных властей, в ноябре 1992 г. после референдума, ее Верховный Совет утвердил новую Консти¬туцию, представляющую Татарстан как «суверенное государство, субъект международного права, ассоциированное с Россией на основании Дого¬вора». Тем самым между Россией и одним из ее субъектов в односторон¬нем порядке фактически устанавливался конфедеративный характер от¬ношений. Руководители Татарстана, Башкортостана, Якутии встали на путь «бюджетного сепаратизма», одностороннего перераспределения ре¬сурсов, собственности и власти в пользу своих республик.
В 1992 г. все дальше от правового поля Федерации отходила Чечен¬ская республика, превращаясь в особую зону России. На ее территории осуществлялись беспошлинный ввоз и вывоз товаров, нелегальная тор¬говля оружием, финансовые спекуляции. Регион стал крупным произ¬водителем и перевалочным пунктом торговли наркотиками; вступил в полосу острого социально-экономического кризиса. Стремительно шла криминализация чеченского общества. С конца 1991 г. начался захват военных объектов и складов с вооружением. К маю 1992 г. в распоряже¬нии дудаевцев оказалось 80% боевой техники (108 танков, 51 самолет, 153 артиллерийских орудия и миномета, 600 противотанковых управ¬ляемых ракет и зенитно-ракетных комплексов) и 75% стрелкового ору¬жия, ранее принадлежавших Советской Армии. К июню численность регулярных войск республики достигла 15 тыс. человек. Камнем пре¬ткновения на переговорах между Москвой и Грозным оставался вопрос о статусе Чечни: чемченская сторона настаивала на признании незави¬симости республики.
Формирование пояса нестабильности по периметру российских гра¬ниц. Ликвидация СССР в конце 1991 г. породила ситуацию поли¬тико-правовой неопределенности в отношениях между бывшими со¬юзными республиками. С одной стороны, они провозгласили себя суверенными государствами, добились независимости от «имперс¬кого центра» в Москве. С другой — объединение в рамках СНГ по¬зволяло определить возможные формы и направления нового взаи¬модействия. Этого, однако, в 1992 г. сделано не было. Внимание ме¬
 
стных элит сконцентрировалось на строительстве независимой го¬сударственности, стремлении контролировать начатые экономичес¬кие реформы. Отношения между Россией и ее ближними соседями осложнялись и рядом других факторов.
Экономическая политика России значительно отличалась от мето¬дов преобразований в других республиках. Однако все они продолжали находиться в единой рублевой зоне, что порождало острые межгосудар¬ственные противоречия. Новые государства начали интенсивный по¬иск новых политических и экономических союзников в Европе и Азии.
Политики понимали трудности возможного раздела вооружений бывшего Союза, и первоначально тлела надежда на сохранение в рам¬ках СНГ единой армии. В конце 1991 г. создано общее командование Объединенных вооруженных сил (ОВС) СНГ, которое возглавил мар¬шал авиации Е. И. Шапошников. В самой армии были сильны настрое¬ния против ее раздела. В феврале 1992 г. участники Всеармейского офи¬церского собрания выступили с обращением, в котором призвали «ру¬ководителей государств Содружества на переходный период сохранить целостность государственной границы, единую систему безопасности, единое военно-стратегическое пространство, единую систему управле¬ния Вооруженных сил». Президент России был готов «насмерть» сто¬ять за единые Вооруженные силы. Тогда же, в феврале, под юрисдик¬цию России были переведены войска в Прибалтике, Закавказье, Мол¬дове, а также в странах Центральной и Восточной Европы.
Однако верх взяла тенденция к созданию собственных армий. В «авангарде» шла Украина. Ее позицию открыто выразил президент Л. М. Кравчук: «У нас нет единого государства и не может быть единых Вооруженных сил». Процесс образования новых армий происходил в одностороннем порядке, без предварительных договоренностей. Он ча¬сто приобретал форму «национализации» целых военных округов, ар¬мий, «приватизации» военного имущества и вооружений. Положение армии в «правовом вакууме» становилось критическим. Нередкими ста¬ли переходы солдат на территории «своих» республик. На советское военное имущество заявили свои претензии и агрессивные национали¬стические силы, в частности в Закавказье. Начался стихийный захват вооружений, в результате чего большое количество оружия попало в руки неконтролируемых формирований. Все это подтолкнуло Россию к созданию собственной армии, и соответствующий указ был подписан Б. Н. Ельциным 7 мая 1992 г. В мае же прекратило существование и единое командование ОВС СНГ.
Начало практического раздела «советского военного наследства» привело к острому кризису в российско-украинских отношениях летом 1992 г. В центре внимания оказались вопросы о статусе Севастополя и судьбе Черноморского флота (ЧФ). Уже в январе того же года Украина,
 
игнорируя статус ЧФ как составной ОВС СНГ, стала требовать от лич¬ного состава принятия присяги на верность этой республике. В ответ последовал визит Ельцина в Севастополь и его заявление о неправо¬мерности претензий Украины. В конце марта Кравчук издал указ о пе¬реводе всех дислоцированных на Украине формирований под ее юрис¬дикцию, Президент РФ отреагировал 7 апреля указом о переводе ЧФ под юрисдикцию России. 9 апреля оба указа были приостановлены, од¬нако решение о поднятии на кораблях ЧФ русского Андреевского фла¬га едва не привело к вооруженному столкновению в Крыму. Конфликт подтолкнул президентов двух стран к личной встрече, которая состоя¬лась 3 августа 1992 г в Ялте. Решение проблемы Севастополя и флота было отложено до 1995 г., а на «переходный период» ЧФ переходил в совместное подчинение президентов России и Украины.
В 1992 г. возникли проблемы и с ядерным оружием бывшего СССР. Первоначально предусматривалось сохранение объединенных страте¬гических сил сдерживания и нерасчлененность ядерного оружия. Уп¬равление им находилось лишь в руках президента России и Главноко¬мандующего ОВС СНГ. Далее, однако, в отличие от Белоруссии и Ка¬захстана, Украина не стала отказываться от статуса ядерной державы. Более того, 2 июля 1992 г. она объявила своей собственностью 2 тыс. ядерных боеголовок, находящихся на ее территории (одна пятая стра¬тегического потенциала бывшего СССР), что вызывало дополнитель¬ную тревогу, и не только у России. Начались «торги»: отказ от статуса ядерной державы Украина обусловливала требованиями материально¬го и политического порядка, которые адресовались как России, так и мировому сообществу в целом.
Обретение независимости почти повсеместно сопровождалось рос¬том национализма титульных наций, что сказалось на «некоренном» населении. В новых государствах оказалось и 25 млн русских. Трудно¬сти получения гражданства, сокращение сферы применения русского языка и возможности получения на нем образования, официальные и неформальные препятствия для занятий определенными видами дея¬тельности — все эти проблемы ставили новую для правительства Рос¬сии проблему — защиту прав этнических россиян в новом зарубежье.
Распад СССР и раздел его вооружений привели к новым вспышкам межэтнических конфликтов в молодых государствах. Молдова усили¬ла политический и военных нажим на Приднестровье, апогеем которо¬го стал вооруженный штурм Бендер в июне 1992 г. Почти одновремен¬но Грузия предприняла попытку с помощью оружия «усмирить» Юж¬ную Осетию. В августе начались грузинские войсковые операции против «абхазских сепаратистов». В войне в Абхазии дала о себе знать Конфе¬дерация горских народов Кавказа (КГНК) — организация солидарнос¬ти, созданная четырнадцатью народами Северного Кавказа. КГНК
 
объявила Грузии тотальную партизанскую войну и направила в зону конфликта до 5 тыс. добровольцев. В их числе находился чеченский ба¬тальон под командованием Ш. Басаева.
В октябре 1992 г. начались столкновения между ингушами и осетина¬ми — первый вооруженный межнациональный конфликт на территории собственно Российской Федерации. Неблагоприятно для нее склады¬валась ситуация и в других регионах бывшего СССР. К моменту сверже¬ния в Афганистане дружественного нашей стране режима Наджибуллы и занятия войсками моджахедов Кабула в Таджикистане уже началась гражданская война. Россия, заинтересованная в сохранении порядка на границе с Афганистаном, была вынуждена вмешаться и в межтаджик¬ские столкновения.
Все конфликты на постсоветском пространстве сопровождались многочисленными человеческими жертвами, в том числе среди мирно¬го населения. Россия по историческим и политическим мотивам не могла оставаться в стороне от конфликтов. Это дестабилизировало обстанов¬ку внутри страны, осложняло ее отношения как с «ближним», так и с «дальним» зарубежьем.


 
След. »

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.