Главная arrow Всё arrow История России arrow История России 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История России История России

История России 1917-2009

Оглавление
История России 1917-2009
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
Страница 123
Страница 124
Страница 125
Страница 126
Страница 127
Страница 128
Страница 129
Страница 130
Страница 131
Страница 132
Страница 133
Страница 134
Страница 135
Страница 136
Страница 137
Страница 138
Страница 139
Страница 140
Страница 141
Страница 142
Страница 143
Страница 144
Страница 145
Страница 146
Страница 147
Страница 148
Страница 149
Страница 150
Страница 151
Страница 152

Однако, несмотря на заявления руководителей ГКИ о начале после июня 1994 г. «инвестиционной эры» в российской приватизации, ситу¬ация оказалась намного сложнее. В 1994-1997 гг. правительство исполь¬зовало приватизацию преимущественно как средство получения бюд¬жетных доходов. Это было во многом обусловлено конъюнктурными политическими мотивами: в 1995 проходили парламентские, а в 1996 — президентские выборы, и выполнение обязательств перед «бюджетни¬ками» становилось одним из важных условий сохранения сложившего¬ся политического режима. Помимо продажи, получили распростране¬ние различные «нестандартные» методы приватизации: «залоговые аук¬ционы», передача федеральных акций регионам в качестве покрытия федерального долга, конвертация долгов в ценные бумаги и др. Особен¬но широкий общественный резонанс получили «залоговые аукционы».
Во второй половине 1995 г. правительство заимствовало у ряда бан¬ков деньги, отдав им в залоговое управление по конкурсу на год боль¬шие пакеты акций крупнейших объектов государственной собственно¬сти (21 предприятие). Это принесло в бюджет 5,1 трлн рублей, однако всем было ясно, что средства в казне для выкупа акций во второй поло¬вине 1996 г. едва ли найдутся. Как отмечают экономисты гайдаровского круга, фактически это была неконкурентная продажа пакета акций за¬интересованным банкам (среди победителей доминировали два круп¬нейших — ОНЭКСИМ и МЕНАТЕП). Легитимность этих сделок уже тогда многими ставилась под сомнение, но в судебных разбирательствах 1996-1997 гг. их правомерность удалось отстоять. Однако это призна¬ние, по мнению специалистов, свидетельствовало не о «чистоте» проде¬ланных операций, а прежде всего о неполноте и несовершенстве норма¬тивной базы приватизации. Не меньше вопросов вызывала и «экономи¬ческая эффективность» осуществленных продаж: после президентских выборов 1996 г. цены на их акции выросли в 5-10 раз. Фактически было создано несколько промышленно-финансовых империй.
Некоторые авторы выделяют с 1997 г. и третий этап приватизации (после «чекового» и «денежного»), считая его специфической чертой отказ от фискальной направленности, переход от массовой приватиза¬ции к индивидуальным проектам с акцентом на эффективное исполь¬зование приватизированного имущества. Начало этапа связывают с но¬вым Федеральным законом «О приватизации государственного имуще¬ства и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации», подписанном Президентом 21 июля 1997 г. Однако не все экономисты считают возможным выделять третий этап приватизации, поскольку изменения в экономической политике сере¬дины 1997 г. не носили качественного характера. Действительно, отны¬не правительством и органами ГКИ ежегодно составлялись списки вы¬ставляемых на продажу предприятий, что делало приватизацию «штуч¬
 
ной». Теперь цена «имущественного комплекса» определялась не толь¬ко его уставным капиталом и балансовой оценкой, но и рыночной сто¬имостью. Все это позволяло продать объект гораздо дороже.
«Модельной» была сделка по приватизации Связьинвеста — ком¬пании монополиста в сфере коммуникаций. В июле 1997 г. 25% ее ак¬ций проданы за 1875 млн долларов — сумма почти вдвое превышала полученную правительством во всех «залоговых аукционах» второй половины 1995 г. Руководители ГКИ заговорили о начале «приватиза¬ции нового типа», когда собственность передается в результате действи¬тельной конкуренции между претендентами тому из них, кто предло¬жит большую цену. Цель же приватизации, по сути, не изменилась: уве¬личение финансовых поступлений для покрытия текущих нужд бюджета. И действительно, 1997-й был первым годом в истории «де¬нежной приватизации», который увенчался успехом с точки зрения вы¬полнения бюджетного задания без схем типа «залоговых аукционов».
В результате проведенных в России преобразований к концу 1990-х годов произошли радикальные изменения в структуре собствен¬ности. В 1998 г. к государственной (федеральной, муниципальной) соб¬ственности относились 12,5% предприятий, к частной — 73,1; в собствен¬ности общественных организаций находилось 5,7; к смешанной принад¬лежали 8,7% хозяйственных объектов. В 1998 г. негосударственный сектор произвел свыше 2/3 ВВП, доля государства в акционерном капи¬тале большинства предприятий перестала играть ключевую роль. Российскую экономику отличает более высокая, чем в развитых макро¬системах, концентрация собственности. Там крупным считается пакет в 5-10% акций, в нашей же стране внешний акционер, являющийся круп¬нейшим владельцем акций, обладает в среднем пактом в 26-35%. При¬чем размер минимального пакета акций для крупного акционера не яв¬ляется обратно пропорциональным размеру хозяйственного объекта; на¬оборот, на сверхкрупных предприятиях концентрация собственности выше.
Приватизация в России к концу 1990-х не привела к возникнове¬нию рациональной системы корпоративного управления, не сделала по¬ведение предприятий рыночным. Это было связано с тем, что при ее проведении государство одновременно не стимулировало производ¬ственные и инновационные процессы на предприятиях, явно отставало с разработкой комплексной, действительно эффективной экономиче¬ской политики, направленной не просто на раздел собственности, а скон¬центрированной на создании по-настоящему конкурентной среды.
Подводя итоги политики приватизации 1992-1998 гг., следует от¬метить, что она рассматривалась как важнейшая часть процесса систем¬ной трансформации, предполагавшей утверждение рынка, либеральной демократии и открытости внешнему миру. При этом инициаторы курса
 
исходили из неподготовленности большинства населения к решитель¬ному движению в этом направлении. Они, тем не менее, считали допус¬тимым осуществить намеченные реформы «сверху», используя имею¬щийся властный ресурс. А это возможно только при поддержке того политического режима, который готов реализовать именно этот вари¬ант преобразований. Поэтому на первых этапах экономическая полити¬ка была во многом подчинена задаче сохранения и упрочения сложив¬шейся к началу 1992 г. системы властных отношений.
Для того чтобы придать процессу изменения отношений собствен¬ности необратимый характер, его осуществляли директивно (спускали из «центра» жесткие планы и добивались их выполнения), в сжатые сроки, принимая как неизбежное зло многочисленные отступления от несовершенного законодательства. В результате были минимизирова¬ны масштабы государственной собственности, произошло ее перерасп¬ределение, концентрация в руках ограниченного круга новых владель¬цев. Далеко не все смогли ощутить позитивные итоги ухода государ¬ства из сферы регулирования экономики, негативно оценивался уровень социальной защищенности населения. Для всех было очевидно, что пока не удалось создать экономический и правовой механизмы эффективно¬го использования новых отношений собственности в целях роста отече¬ственного производства и повышения благосостояния больших групп российского общества. Сторонники избранного курса объясняют это незавершенностью качественного изменения отношений собственнос¬ти, полагая, что переход имущества от формального владения к эффек¬тивному использованию займет определенный исторический период.
Криминализация экономической жизни. Рыночные преобразования в России привели к росту преступности, породили качественные пе¬ремены в структуре экономики и общества. Происходящее в России в 1990-е годы С. С. Говорухин назвал «великой криминальной револю¬цией». По выражению Г. А. Явлинского, страна стала «криминальной олигархией с монополистическим государством». В. С. Черномырдин говорил о «тотальной криминализации российского общества». В публицистике и научной литературе часто пишут о «коррумпиро¬ванности власти», отражающей сращивание власти и криминала. Мно¬гие признают усиление влияния преступности на развитие экономики и общества, беспрецедентность масштабов взаимодействия госчинов¬ников и криминальных группировок. Это, в частности, нашло отраже¬ние в появлении нового смысла в слове «крыша». Под этим ныне пони¬мают неформальные (чаще всего преступные), объединения, захватив¬шие и успешно выполняющие функции, которые в силу своей слабости не в состоянии выполнять государство. Речь идет, прежде всего, о сборе налогов, обеспечении безопасности граждан и предприятий, о выпол¬нении принятых законов.
 
«Крыша» может выступать как параллельная власть, сосуществую¬щая с легальной, например, с владельцами контрольных пакетов акций предприятий. Однако методы действия «крыш» преимущественно кри¬минальны: шантаж, запугивания, убийства тех собственников и управ¬ленцев, которые нарушают определенные «условия» и «обязательства». «Крыша» может возбуждать судебные дела с участием подставных лиц для сокрытия истинных заказчиков убийств, оказывать давление (в раз¬ных формах) на работников правоохранительных органов с целью недо¬пущения раскрытия преступлений. И, как пишут, чем крупнее бизнес, тем более мощной должна быть охраняющая его «крыша». С легкой руки бывшего министра финансов России А. Лившица в обиход политиков и бизнесменов вошла фраза «Надо делиться». Не меньшее распростране¬ние получил связанный с «дележом» неформальный термин «наезжать».
Следствием стремительного перехода к рынку стала криминализа¬ция социальной структуры российского общества, что связано со зна¬чительным ростом численности «групп риска», которые появились в начале 1990-х. Это — обнищавшие слои населения; определенная часть безработных и не полностью занятых; «социальное дно» — нищие, бом¬жи, бывшие заключенные, беспризорные и т.п.; некоторые группы беженцев из «горячих точек» на территории бывшего СССР; неустро¬енные лица, демобилизованные из армии и находящиеся в состоянии «поствоенного шока». Все эти группы способны репродуцировать кри¬миногенное поведение и асоциальную мораль, выходящие за пределы собственно перечисленных слоев.
1991-1992 гг. ознаменованы всплеском преступности, рост которой продолжался и в последующем. Так, в 1992 г. увеличение числа право¬нарушений составило более 70% в сравнении с предыдущим годом. Рос¬ли «традиционные» виды преступности: кражи имущества, хищения государственной собственности, хулиганство, бандитизм, убийства на бытовой почве, изнасилования и др. Появились и такие, почти не изве¬стные ранее в стране, преступления, как политический терроризм, зах¬ват заложников с целью выкупа, заказные убийства, связанные прежде всего с предпринимательской деятельностью. К 1995 г. в стране совер¬шалось более тысячи заказных убийств в год. Резко росли обороты нар¬кобизнеса, которые, по оценкам МВД, в 1992 г. достигли 2 млрд долла¬ров в год и увеличивались ежегодно на 1 млрд. Широкий размах приоб¬рела торговля оружием.
Если в 1991 г. в России действовало не менее 3 тыс. организованных преступных групп, то на конец 1994 г. сообщалось о 5,5; а на конец 1995 — уже о 6,5 тыс. таких «объединений». Около 50 из них имели «отделе¬ния» по всей стране. В распоряжении этих организаций «под ружьем» находились группы хорошо подготовленных боевиков. Около тысячи группировок организованы по этническому принципу: азербайджанская,
 
грузинская, чеченская, таджикская, армянская, осетинская и др. О точ¬ной численности «бойцов» преступного мира судить трудно; в печати встречались упоминания о десятках и даже сотнях тысяч. В российских тюрьмах и лагерях в 1990-е годы постоянно находилось около милли¬она людей, приговоренных к разным срокам за различные преступле¬ния; мест для вновь осужденных не хватало.
В прессе часто публиковались материалы, авторы которых били тре¬вогу по поводу масштабов криминальной деятельности в различных отраслях экономики (например, в автомобилестроении, алюминиевой промышленности), а также в регионах России. Так, в Красноярском крае, по свидетельству газеты «Известия», в 1994 г. действовали полторы сот¬ни бандитских группировок, объединенных в пять сообществ, по 2¬2,5 тыс. человек в каждом. Они контролируют все банки, рынки, 90% коммерческих и 40 — государственных структур. Город разделен на 8 сек¬торов. Но это не просто шайки рэкетиров. Ныне хорошо организован¬ные группы вторглись в область экономики. Красноярский союз това¬ропроизводителей должен был объявить край «зоной, неблагоприятной для развития экономики». Из-за тотальной криминализации, вездесу¬щего рэкета свертывается производство, сокращаются рабочие места. Сопротивление подавляется жестоко. За декаду убрали пять гендирек¬торов и президентов компаний. Некогда подпольные «малины» сни¬мают оборудованные компьютерами офисы, набирают штаты клерков и отнюдь не шарахаются от человека в милицейской форме. Реальной силой обладают сегодня именно лидеры откровенно бандитских и по¬лукриминальных групп, что свидетельствует как о силе криминального сообщества, так и о немощи официальных властей».
Рост преступности и криминальных группировок привел к появле¬нию таких новых профессий, как частные телохранитель и детектив, ко¬торые обычно объединялись в рамках частных охранных структур и агентств, число которых также росло. К защите частного предпринима¬тельства и бизнесменов привлекались и высококвалифицированные кадры, ранее работавшие в правоохранительной системе, но оказавши¬еся невостребованными государством в новых условиях. Масштабы де¬ятельности «криминалитета» диктовали необходимость адекватных ответных мер, значительного увеличения частных ассигнований на эту сферу (создание служб безопасности, приобретение спецтехники и т.п.), что приводило к «ползучей» милитаризации общества в целом. При этом до 10% частных охранных фирм действовали без лицензий, порой по¬нятие «защита» трактовалось достаточно широко.
С криминализацией экономической жизни связана и ее теневиза-ция, хотя второй процесс шире первого. Теневая, «неофициальная» эко¬номика включает некриминальные виды предпринимательской дея¬тельности, находящиеся вне системы государственного учета и регу¬
 
лирования и, как правило, вне сферы выполнения официальных налого¬вых обязательств. С криминальной ее роднит избирательное отношение к существующему законодательству, вовлеченность в «неформальные» контакты с представителями госаппарата, а также занятие некоторыми видами бизнеса (например, в 1992-1995 государство контролировало лишь /3 производства алкогольной продукции, приносившего очень вы¬сокую прибыль).
От криминальной экономической деятельности теневую отличает то, что это — преимущественно социально-необходимая и полезная ак¬тивность, легализации которой в современной России препятствуют некоторые политические, экономические, правовые и другие факторы. Причина масштабной «теневизации» хозяйственной жизни в том, что на смену административному регулированию экономики, существовав¬шему 75 лет, пришло если не полное отсутствие государственного уп¬равления, то его явная недостаточность. Как отмечал известный эконо¬мист Е. Ф. Сабуров, «государственное управление экономикой исчез¬ло, а какое-либо иное не возникло». Начало перехода к рынку не сопровождалось созданием адекватных ему новых институтов, форм го¬сударственного регулирования. Между тем и отечественные, и зарубеж¬ные исследователи признают исключительную роль государства в обес¬печении условий функционирования именно «свободной», рыночной экономики.
В книге по истории развития капиталистического хозяйства в Ев¬ропе (Как Запад стал богатым? Новосибирск, 1995) отмечается, что «пра¬вительства предоставляли правовые механизмы, обеспечивавшие воз¬врат кредитов и выполнение соглашений; они решительно определяли и защищали права собственности, без которых невозможны инвести¬ции и торговля; они создавали правовые нормы, отвечавшие потребно¬стям предприятий; они субсидировали сооружение каналов, железных и шоссейных дорог; разумно или ошибочно, но они защищали с помо¬щью тарифов и квот национальную промышленность от иностранной конкуренции. Некоторые достижения правительств, такие, как бесплат¬ное обязательное образование и транспортные системы, просто изуми¬тельны».
По мнению многих российских экономистов, эти универсальные для всех демократических обществ и рыночных экономик задачи российс¬кое государство в 1990-е годы решало недостаточно эффективно, ука¬зывая, прежде всего, на состояние налоговой, денежно-кредитной и бан¬ковской систем, налоговой службы страны. Некоторые авторы оцени¬вают ситуацию еще жестче. Социолог Р. В. Рывкина полагает, что «государство оказалось фактором не институционального порядка, а де¬зорганизации работы всех функциональных институтов российской экономики на этапе ее перехода к рынку».
 

 
След. »

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.