Главная arrow Всё arrow История России arrow История России 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История России История России

История России 1917-2009

Оглавление
История России 1917-2009
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
Страница 123
Страница 124
Страница 125
Страница 126
Страница 127
Страница 128
Страница 129
Страница 130
Страница 131
Страница 132
Страница 133
Страница 134
Страница 135
Страница 136
Страница 137
Страница 138
Страница 139
Страница 140
Страница 141
Страница 142
Страница 143
Страница 144
Страница 145
Страница 146
Страница 147
Страница 148
Страница 149
Страница 150
Страница 151
Страница 152

Окончательно Брест¬ский мир ратифицировал 15 марта IV Чрезвычайный съезд Советов.
Ленин называл этот мир «похабным». Согласно его условиям, от России отторгались Прибалтика и часть Белоруссии. На Кавказе к Тур¬ции отходила часть грузинских земель. Россия признавала независи¬мость Финляндии и Украины. На отторгаемых территориях до войны проживала треть населения страны, производилась примерно полови¬на промышленной продукции. Здесь располагалась треть пахотных зе¬мель, девять десятых запасов угля, более двух третей — железной руды. Советское правительство должно было демобилизовать армию, страна практически лишились права использовать военно-морской флот, обя¬зывалась вернуть 630 тыс. военнопленных. Согласно дополнению к Бре¬стскому договору (подписано 27 августа 1918 г. в Берлине), советское правительство обязалось выплатить Германии контрибуцию в 6 млрд марок (предполагалось, в частности, передать 240 564 кг чистого золота на сумму в 1,5 млрд золотых марок. До начала ноябрьской революции в Германию прибыли первые два эшелона с 93 535 кг золота). Договор имел огромные внутренние и международные последствия.
Мирная передышка весны 1918 г. В экономике она ознаменовалась переходом от «красногвардейской атаки на капитал» к национали¬зации крупной промышленности. Заключение Брест-Литовского до¬говора и обретение мирной передышки выявили в полной мере кар¬тину разрухи и хаоса, которая характеризовала состояние россий¬
ской экономики к весне 1918 г. На дооктябрьские трудности управ¬ления наложились последствия стихийной национализации, введе¬ния рабочего контроля, национализации банковского дела. След¬ствиями нарушения сложившихся связей стали массовое закрытие крупных предприятий, усиление безработицы, которая, в соеди¬нении с продовольственным кризисом, создавала взрывоопасную ситуацию. В этих условиях главными задачами правительства ста¬новятся наведение порядка в экономике, восстановление беспере¬бойной работы промышленности и обеспечение населения продо¬вольствием. Добиться этого предполагалось через установление максимального контроля за производством и распределением про¬дуктов. Как отмечал Ленин, в течение первого периода лозунг «Грабь награбленное!» был совершенно правильным, во втором — девиз должен быть другим: «Награбленное сосчитай и врозь его тянуть не давай, а если будут тянуть к себе прямо или косвенно, то таких на¬рушителей дисциплины расстреливай!».
В этой связи ставилась задача доведения до конца национализации промышленности. В отличие от предшествующего периода, теперь она должна была носить не карательный, а планомерный характер, переводу в собственность государства подлежали лишь подготовленные для этого отрасли. Такая национализация преследовала цель повышения произво¬дительности труда. Однако относительно того, как перейти к решению созидательных задач революции, в руководстве РКП(б) не было един¬ства. Между «левыми коммунистами» и сторонниками более умеренных взглядов разгорелись споры о взаимоотношениях революционного пра¬вительства с лидерами (собственниками и управленцами) капиталисти¬ческой промышленности. «Левые» выступали за общую «социализацию» крупной промышленности и осуждали соглашения с «капитанами про¬мышленности», поскольку возникающие при этом объединения (тресты, синдикаты) вели не к социализму, а к государственному капитализму. Они полагали, что заинтересованной инициативы органов «рабочего контро¬ля» будет вполне достаточно для нормализации экономической жизни. Напротив, Ленин приходит к выводу о возможности и желательности в условиях России использовать госкапитализм как переходную ступень к социализму. (Под государственным капитализмом он понимал высоко¬концентрированную и монополизированную экономику, фактическое управление которой осуществляется капиталистами; при этом номиналь¬но сохранялась частная собственность, строгий контроль над которой осуществляет пролетарское государство.)
Вождь большевиков постоянно обращал взор в сторону Германии. «Да, учись у немца!» — писал Ленин. По его мнению, к началу 1918 г. история породила «две разрозненные половинки социализма»: поли¬тическая революция произошла в России, а экономическая организация имелась в Германии. Немец воплощает «начало дисциплины, орга¬низации, стройности, стройного сотрудничества на основе новейшей ма¬шинной индустрии, строжайшего учета и контроля». Поэтому задача российских социалистов в ожидании мировой революции «учиться го¬сударственному капитализму у немцев, всеми силами перенимать его, не жалеть диктаторских приемов для того, чтобы ускорить это перени¬мание еще больше, чем Петр ускорял перенимание западничества вар¬варской Русью, не останавливаясь перед варварскими средствами борь¬бы против варварства».
К середине мая 1918 г. полемика завершилась без решающей побе¬ды «левых» или «умеренных»: с одной стороны, не было налажено со¬трудничество с «капиталистами», с другой — был взят курс на центра¬лизацию управления и ужесточение контроля. Начало национализации целых отраслей было положено еще в период «красногвардейской ата¬ки на капитал». 23 января 1918 г. Декретом СНК в госсобственность перешел морской и речной торговый флот, затем были национализиро¬ваны крупнейшие частные железные дороги. В апреле введена монопо¬лия внешней торговли. 2 мая декретом СНК национализирована сахар¬ная промышленность. Вопрос об организации управления промышлен¬ностью был предметом специального рассмотрения на I Всероссийском съезде Советов народного хозяйства (проходил в конце мая — начале июня 1918 г. и рассматривался как хозяйственный парламент). В его резолюции прямо говорилось о необходимости «перейти к национали¬зации отраслей промышленности и в одну из первых очередей — метал¬лообрабатывающей и машиностроительной, химической, нефтяной и текстильной. Проведение национализации должно быть лишено слу¬чайного характера и может проводиться исключительно или ВСНХ или СНК по заключению ВСНХ».
Однако вскоре процесс перевода в госсобственность отраслей эко¬номики происходит уже под влиянием преимущественно неэкономи¬ческих факторов. В июне 1918 г. идет стремительная эскалация граж¬данской войны, потребовавшая ужесточения контроля за производством и ресурсами. Кроме того, в это время германские компании начали в широких масштабах скупать акции российской тяжелой промышлен¬ности, что потенциально могло вызвать германское вмешательство про¬тив национализации. С учетом всех этих обстоятельств СНК 28 июня 1918 г. поспешил издать декрет о национализации всех важных отрас¬лей промышленности.
Ухудшение продовольственного снабжения и введение продоволь¬ственной диктатуры. Огромное влияние на социально-политичес¬кое развитие страны оказывало состояние продовольственного обес¬печения городского населения. В основе продовольственного кри¬зиса зимы — весны 1918 г. были связанные с общими последствиями
 четырехлетней мировой войны причины и результаты проводимой после октября 1917 г. политики.
Перестройка промышленности на выпуск военных заказов привела к сокращению производства гражданской продукции (в том числе то¬варов для деревни) и как следствие, к их подорожанию. В свою очередь, крестьянство уменьшило поставки продовольствия на рынок, что обо¬стрило проблему снабжения городов. Нормальный товарооборот меж¬ду городом и деревней нарушился, и требовались государственно-ад¬министративные рычаги для его поддержания на элементарно необхо¬димом уровне. В аналогичных условиях в Германии еще 25 января 1915 г. был принят закон о хлебной монополии. Государство контролировало производство, обмен, устанавливало твердые цены, отбирало весь про¬дукт. Нормировалось не только распределение промышленного сырья, но и потребление людей через систему карточек и пайков. В стране вво¬дилась трудовая повинность, свободная торговля большинством това¬ров была свернута. И хотя уровень потребления продуктов питания в сравнении с довоенным временем снизился в 2-3 раза, население прак¬тически не испытывало перебоев в снабжении. В России же ничего это¬го не было сделано, и продовольственные трудности сыграли свою роль как при падении самодержавия, так и при отторжении политики Вре¬менного правительства осенью 1917 г.
Приход к власти большевиков и последовавшая «красногвардейс¬кая атака на капитал» еще более сократили возможности нормализа¬ции товарообмена с деревней. Ситуацию усугубили усложненные с кон¬ца 1917 г. связи с производящей зерно Украиной, которая после заклю¬чения Брестского мира оказалась в зоне германского влияния. Все это привело к тому, что в конце 1917 — первой половине 1918 г. централизо¬ванные заготовки зерна постоянно сокращались: в ноябре этот показа¬тель составил 641 тыс. т, в декабре — 136, в январе 1918 г. — 46, в апре¬ле — 38, а в июне — только 2 тыс. т. В некоторых промышленных центрах положение было тяжелым уже зимой 1917-1918 гг. В январе раздава¬лись отчаянные призывы правительства: «Хлеба, хлеба, хлеба!!! Иначе Питер может околеть».
Первоначально нехватку продовольствия связывали с саботажем торговцев и лавочников. Для поиска спрятанного зерна формировали специальные отряды. Но их рейды, обыски у «спекулянтов» и стихий¬ные «реквизиции у буржуев» не могли решить проблему. А имевшие зерно крестьяне не хотели везти его в города и сдавать по твердым це¬нам, которые не шли ни в какое сравнение со свободными. Однако те социальные группы, на которые опирались большевики, не были в со¬стоянии покупать продовольствие по этим ценам. Вот почему задача изъятия продовольствия внеэкономическими средствами встала перед правительством уже в январе 1918 г.
31 января 1918 г. СНК назначил освободившегося от переговоров в Брест-Литовске Троцкого председателем Чрезвычайной комиссии по продовольствию и транспорту. Он ввел строгие меры борьбы со спеку¬ляцией, установил расстрел «мешочников» на месте в случае их сопро¬тивления, организовал формирование вооруженных отрядов для рек¬визиции продовольствия.
В марте 1918 г. была предпринята попытка извлечения из деревни продовольствия путем налаживания товарообмена. В условиях разры¬ва традиционных хозяйственных связей и обесценивания денег кресть¬янин мог пойти на сдачу хлеба непосредственно в обмен на промыш¬ленные товары. СНК принял 26 марта соответствующий декрет. Одна¬ко вскоре стало очевидно, что и товарообмен провалился. Во-первых, для этого не оказалось достаточного фонда товаров, способных заинте¬ресовать крестьянина. Во-вторых, практически отсутствовал местный аппарат для его осуществления: прежние органы местного самоуправ¬ления (земские, думские и т.п.) к тому времени были почти везде лик¬видированы, а у Советов своих распределительных механизмов еще не было. И, в-третьих, сказалась классовая нацеленность этого, казалось бы, экономического мероприятия: имеющиеся товары подлежали рас¬пределению среди всех крестьян (волости, района), а не только тех, кто сдал продукты.
К началу мая 1918 г. проблема продовольственного снабжения вы¬ходит на первый план в крупных промышленных центрах — потребля¬ющих губерниях Северо-Запада, Центрально-промышленного района и Урала. Даже в Петрограде и Москве запасов муки порой оставалось на два-три дня. В этих условиях начинается новый этап политики боль¬шевиков в отношении деревни, связанный с введением продовольствен¬ной диктатуры. 9 мая 1918 г. ВЦИК одобрил Декрет «О предоставле¬нии Народному Комиссариату Продовольствия чрезвычайных полно¬мочий по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы и спекулирующей ими». В нем констатировалось, что период убеждения и уговоров держателей хлеба закончился, а ситуация дикту¬ет необходимость перехода к насильственному изъятию продовольствия: «На насилие владельцев хлеба над голодающей беднотой ответом дол¬жно быть насилие над буржуазией».
Несколько дней спустя Ленин призывает рабочих «спасти револю¬цию» организацией «продовольственных отрядов», говорит о важности массового «крестового похода» передовых рабочих, способных высту¬пить руководителями деревенской бедноты. 20 мая 1918 г. глава госу¬дарства Я. М. Свердлов развил эти идеи: «Мы должны самым серьез¬ным образом поставить перед собой вопрос о расслоении в деревне, о создании в деревне двух противоположных враждебных сил, поставить перед собой задачу противопоставления в деревне беднейших слоев
кулацким элементам. Только в том случае, если мы сможем расколоть деревню на два непримиримых враждебных лагеря, если мы сможем разжечь там ту же гражданскую войну, которая недавно шла в городах... только в том случае мы сможем сказать, что мы и по отношению к де¬ревне сделали то, что смогли сделать для городов».
В декрете от 27 мая 1918 г. предусматривалось создание продоволь¬ственных отрядов и конкретизировались их задачи. Они должны были, с одной стороны, содействовать изъятию продовольственных запасов, с другой — организовать трудовое крестьянство против кулаков. С этой целью декретом от 11 июня 1918 г. предусматривалось создание коми¬тетов деревенской бедноты (комбедов). Их формировали местные Со¬веты при непременном участии продотрядов. В состав комбедов могло быть избрано сельское население, за исключением «заведомых кулаков и богатеев, хозяев, имеющих излишки хлеба или других продовольствен¬ных продуктов, имеющих торгово-промышленные заведения, пользую¬щихся батрацким или наемным трудом и т.п.» За содействие изъятию излишков участники комбедов часть конфискованной продукции вна¬чале получали бесплатно, а затем — по льготным ценам.
Государственно-политическое развитие России. Принятие первой Со¬ветской Конституции. Весной 1918 г. произошли заметные измене¬ния в государственно-политическом развитии страны. Заключение Брестского мира изменило отношения большевиков с их партнера¬ми по правительственной коалиции — левыми эсерами. Первона¬чально они поддерживали переговоры с Германией, но оказались не готовы к заключению сепаратного мира, который, по их мнению, отодвигал перспективы мировой революции. В вопросе о ее судьбе в России левые эсеры стояли на полуанархических позициях: их не смущало отсутствие армии для ведения революционной войны, по¬скольку они считали, что революция — дело не армий, а масс. По¬этому их лозунг был: «Не война, но восстание!» — и оно должно было, по их мнению, повсеместно вспыхнуть в случае германо-австрий¬ской оккупации.
На IV (Чрезвычайном) Всероссийском съезде Советов левоэсеров-ская фракция голосовала против ратификации мира и отозвала своих наркомов из правительства. При этом было заявлено, что партия обе¬щает Совнаркому «свое содействие и поддержку». Разрыв, однако, был неполный: левые эсеры остались во ВЦИК, входили в коллегии нарко¬матов, работали в других учреждениях. Левые эсеры составляли треть коллегии ВЧК и такую же часть ее отрядов. Колебания партии в пол¬ной мере проявились на ее съезде, созванном 17 апреля 1918 г. в Моск¬ве. К числу противоречий с большевиками были отнесены вопросы о мире, социализации земли, об узурпации правительством прав ВЦИК, функции которого были сведены к формальному утверждению декретов. Делегаты не поддерживали большевистские идеи демократическо¬го централизма, требовали большей свободы творчества на местах. Спе¬циально подчеркивалось, что Советы должны быть проводниками «дик¬татуры пролетариата и трудового крестьянства», которое называлось «самым сильным отрядом восставшей армии трудящихся России». Не ставя под сомнение власть Советов, участники съезда выступали про¬тив ее использования как орудия только большевистской политики.
Противоречия левых эсеров и большевиков резко обострились в мае — июне 1918 г., после принятия декретов о продовольственной диктатуре и комбедах. Левые эсеры были против диктатуры в продовольственном деле, а идее его централизации Наркомпродом противопоставляли децентра¬лизацию, предлагая передать осуществление продовольственной по¬литики местным Советам. Эсеры были против развязывания граждан¬ской войны в деревне. Лидеров партии смущало, что в официальных документах фигурировали не только «кулаки» и «деревенская буржу¬азия», но и «держатели хлеба». Они не без оснований опасались, что декреты ударят не только по кулаку, против чего никто не возражал, но и по среднему, мелкому крестьянству: документ обязывал каждого «владельца хлеба» сдать его, а «всех, имеющих излишек хлеба и не вы¬возящих его на ссыпные пункты», объявлял «врагами народа». Левые эсеры негативно отнеслись и к созданию комбедов, называя их «коми¬тетами лодырей».
Откровенно негативным к правлению большевиков было отно¬шение правых эсеров и меньшевиков. Они считали необходимым вос¬становить в правах Учредительное собрание, осуждали подписание Брест-Литовского мирного договора, выступали против проводившей¬ся большевиками экономической политики. Оставаясь до лета 1918 г. легальными оппозиционерами, эти партии использовали социально-эко¬номические трудности и ошибки новой власти для укрепления своих позиций. Большим успехом оппозиционные социалистические партии пользовались среди участников так называемого «движения уполномо¬ченных». В нем участвовали выборные представители предприятий, на которых коллективы возложили защиту своих экономических и поли¬тических интересов перед властями. Сторонники движения дистанци¬ровались как от традиционных профсоюзов, так и от государственных органов управления. Движение зародилось в Петрограде, затем распро¬странилось на Центральный промышленный район. Летом 1918 г. пред¬полагалось созвать Всероссийскую конференцию уполномоченных, но большевики арестовали активистов движения и не позволили реализо¬вать задуманное.
Обобщающим показателем снижения популярности большевиков после нескольких месяцев пребывания у власти были итоги перевыбо¬ров Советов в апреле — мае 1918 г. Во многих местных Советах в круп¬
ных городах меньшевики и эсеры одержали победу. Они превзошли боль¬шевиков в Костроме, Рязани, Твери, Ярославле, Туле, Орле, Воронеже, Тамбове, Вологде и других городах. Однако ленинцы не признали свое¬го поражения и в большинстве случаев новоизбранные Советы были разогнаны.
Учитывая нарастание осложнений в отношениях со своими социа¬листическими противниками, большевики перешли в наступление. 14 июня 1918 г. голосами большевистской фракции (левые эсеры воз¬держались) из ВЦИК были исключены меньшевики и эсеры, что было фактическим переворотом, ибо сделать это имел право только съезд. Вслед за ними была решена участь и партии левых эсеров, которая к лету 1918 г. оставалась самой массовой (в ее состав входило не менее 300 тыс. человек). Руководство левых эсеров попыталось добиться пе¬ремен большевистской политики на V Всероссийском съезде Советов (работал 4-10 июля 1918 г. в Москве). Однако располагавшим на съез¬де 30% голосов делегатов левым эсерам сделать этого не удалось. Тогда они прибегли к популярной в их партии форме давления — политичес¬кому террору. Эту позицию поддержал ЦК партии.
6 июля левый эсер Я. Г. Блюмкин застрелил германского посла Мир-баха. Эта акция не была антисоветским мятежом. «Единственная цель июльского восстания, — вспоминал впоследствии один из его участни¬ков, — сорвать контрреволюционный Брестский мир и выхватить из рук большевиков партийную диктатуру, заменив ее подлинной Советской властью». Однако выступление было плохо подготовлено организаци¬онно и не имело четкого плана. Лишь вечером 6 июля, задним числом, левоэсеровский ЦК одобрил шаг Блюмкина. Сам он после теракта ук¬рылся в отряде ВЧК, которым командовал левый эсер Д. И. Попов. Явив¬шийся туда с требованием выдать виновников Дзержинский был задер¬жан, а вслед за ним изолированы еще около 30 коммунистов. По теле¬графу в различные города были разосланы телеграммы с призывом к восстанию против германского империализма.
Произошедшее большевики использовали как повод для разгрома оппозиции. Изолирована была фракция левых эсеров на V съезде, а ее лидер М. А. Спиридонова стала заложницей. В ночь на 7 июля 4 тыс. верных большевикам латышских стрелков привели к повиновению от¬ряд Попова, который насчитывал 600 человек. 12 участников выступ¬ления во главе с заместителем Дзержинского В. А. Александровичем были расстреляны. Эхом московских событий стало выступление в Сим¬бирске командующего Восточным фронтом левого эсера М. А. Муравь¬ева, которое также было подавлено.
После 6 июля большевики не позволили фракции левых эсеров уча¬ствовать далее в работе V Съезда. В партии начался раскол, охватив¬ший как руководящие органы, так и низовые организации. Одни партийцы поддержали свой ЦК, другие перешли на сторону большевиков, тре¬тьи объявили о своей независимости. В считанные дни одна из самых массовых российских партий превратилась в конгломерат разрознен¬ных групп и де-факто прекратила существование как единая организа¬ция. Большевики заявили, что будут сотрудничать лишь с теми эсера¬ми, которые не поддержали свой ЦК, после чего развернулась чистка местных Советов от нелояльных левых эсеров, что свело их влияние практически к нулю. Таким образом завершилось существование Со¬ветской власти на двухпартийной основе, а Советы фактически превра¬щались в органы однопартийной большевистской диктатуры.
Одновременно с решением сложных экономических и политичес¬ких задач шла работа по конституционному закреплению произошед¬ших после октября 1917 г. перемен. 1 апреля 1918 г. ВЦИК создал ко¬миссию по составлению проекта Конституции. Возглавил ее Я. М. Свер¬длов, а в состав вошли представители фракций большевиков, левых эсеров и группы максималистов. К концу июня проект был готов и по¬ступил в специальную комиссию ЦК РКП(б), которая работала под ру¬ководством В. И. Ленина. После доработки и утверждения Комиссией, текст Конституции единогласно принят 10 июля 1918 г. V Всероссий¬ским съездом Советов.


 
След. »

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.