Главная arrow Всё arrow История России arrow История России 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История России История России

История России 1917-2009

Оглавление
История России 1917-2009
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
Страница 123
Страница 124
Страница 125
Страница 126
Страница 127
Страница 128
Страница 129
Страница 130
Страница 131
Страница 132
Страница 133
Страница 134
Страница 135
Страница 136
Страница 137
Страница 138
Страница 139
Страница 140
Страница 141
Страница 142
Страница 143
Страница 144
Страница 145
Страница 146
Страница 147
Страница 148
Страница 149
Страница 150
Страница 151
Страница 152

§ 2. Образование и конституционное оформление СССР
Образование СССР. Согласно коммунистической доктрине, нацио¬нальный вопрос (противоречия в отношениях между народами)представлялся второстепенным в сравнении с межклассовыми про¬тиворечиями. Его разрешение ставилось в прямую зависимость от успехов социалистического строительства. Считалось, что с пере¬ходом к социализму и уничтожением классовых различий нацио¬нальные противоречия и различия будут также преодолены. Большевики с дореволюционных времен были известны как сторон¬ники централистского государства. Прогресс в государственном разви¬тии представлялся как переход от разного типа союзных государств к единой республике, а от нее — к безгосударственному общественному самоуправлению. «Пока и поскольку разные нации составляют единое государство, — писал Ленин в 1913 г., — марксисты ни в коем случае не будут проповедовать ни федеративного принципа, ни децентрализации». В 1918 г. российская власть взяла курс на федерализм как новую форму государственного устройства для всей бывшей территории Российской империи, однако при этом неизменно подчеркивала стратегическую временность этой формы. «Принудительный централистский унита¬ризм» считалось целесообразным заменить федерализмом доброволь¬ным, для того чтобы со временем он уступил место «добровольному со¬циалистическому унитаризму».
На начальных этапах этого пути численно преобладающему русско¬му народу было предназначено оказать помощь в социально-экономиче¬ском и культурном развитии отсталым и угнетенным в прошлом народам России. Такая политика усиливала факторы, способствующие их объе¬динению в едином государстве: общность исторических судеб; сложив¬шуюся на основе разделения труда между территориями единую хозяй¬ственную систему и единый общероссийский рынок; общую транспорт¬ную сеть, почтово-телеграфную службу; исторически сформированную перемешанность полиэтничного населения; налаженные культурные, язы¬ковые и другие контакты; союзы между советскими республиками, офор¬мившиеся в основном в последние годы и после Гражданской войны.
Были и факторы, препятствующие объединению: память о русифи¬каторской политике старого режима; стеснение прав отдельных нацио¬нальностей и боязнь повторения такой политики в новом виде; нема¬лый вкус к независимой власти, приобретенный национальными эли¬тами окраинных народов в период революционной смуты. Большевистская власть акцентировала внимание на так называемом праве наций на самоопределение. Реализация этого права в условиях Гражданской войны превратила Россию в совокупность различных на¬ционально-государственных образований. Финляндия, Польша, Тува, Литва, Эстония, Латвия силой обстоятельств были отделены от Рос¬сии. Украина, Белоруссия стали независимыми советскими республи¬ками. В Средней Азии существовали Хорезмская (с февраля 1920 г.) и Бухарская (с октября 1920 г.) народные советские республики. На Даль
нем Востоке в 1920 г. образована «буферная» ДВР, в составе которой с 1921 г. находилась Бурят-Монгольская автономная область (АО). Со¬ветизированные республики Закавказья (Азербайджан, апрель 1920 г.; Армения, ноябрь 1920 г.; Грузия, февраль 1921 г.) в марте 1922 г. образо¬вали конфедеративный союз закавказских республик, преобразованный в декабре 1922 г. в Закавказскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику (ЗСФСР).
В составе РСФСР на протяжении 1918-1922 гг. возникло множе¬ство автономных образований. Первыми из них были Туркестанская АССР (апрель 1918 г.), Трудовая коммуна Немцев Поволжья (октябрь 1918 г.), Башкирская АССР (март 1919 г.). В 1920 г. созданы Татарская АССР, Карельская трудовая коммуна, Чувашская АО, Киргизская (с 1925 г. — Казахская) АССР, Вотская (с 1932 г. — Удмуртская) АО, Ма¬рийская и Калмыцкая АО, Дагестанская и Горская АССР; в 1921 г. — Коми (Зырянская) АО, Кабардинская АО, Крымская АССР; в 1922 г. — Карачаево-Черкесская АО, Монголо-Бурятская АО, Кабардино-Балкар¬ская АО, Якутская АССР, Ойротская (с 1948 г. — Горно-Алтайская) АО, Черкесская (Адыгейская) АО, Чеченская АО. В Закавказье образова¬ны: на территории Азербайджана — Нахичеванская Советская Респуб¬лика (1920), на территории Грузии — Аджарская АССР (1921) и Юго-Осетинская АО (1922); в 1921 г. создана Абхазская ССР.
Потенциал возникновения новых национально-государственных образований на территории бывшей царской России был весьма значи¬телен. По переписи 1926 г. насчитывалось 185 наций и народностей — лишь 30 из них в той или иной форме обрели государственность к кон¬цу 1922 г. Основная масса малых национальностей была индифферент¬на к федеративному строительству и спокойно существовала в рамках прежнего статуса. К моменту создания СССР национальные образова¬ния далеко не покрывали всей территории страны, наравне с ними про¬должали существовать административно-территориальные единицы, сохранявшие преемственную связь с дореволюционным губернским, областным, уездным и волостным делением.
Вопрос об укреплении государственного единства страны с множе¬ством советизированных независимых и автономных образований, воз¬никавших в годы революционной смуты, появился сразу же, едва забрез¬жила победа в Гражданской войне. Уже в середине 1919 г. заместитель председателя Реввоенсовета республики Э. М. Склянский официально предлагал объединить все независимые советские республики в единое государство путем их включения в РСФСР. Это была одна из первых формулировок «плана автономизации» после победы Октября. На X съезде РКП(б) (март 1921 г.) говорилось, что «живым воплощением» искомой формы федерации всех советских республик является РСФСР — федерация, основанная на автономизации ее субъектов. План
автономизации приобрел чрезвычайную актуальность в начале 1922 г. в связи с подготовкой к международной конференции в Генуе, где пред¬стояло обсуждать судьбу долгов царского и Временного правительств и иностранной собственности в Советской России.
Наркомат иностранных дел полагал неразумным участие в конфе¬ренции всех республик, образованных на месте царской России. «Если мы на конференции заключим договоры как девять параллельных госу¬дарств, это положение дел будет юридически надолго закреплено, и из этой путаницы возникнут многочисленные затруднения для нас в на¬ших сношениях с Западом», — писал Г. В. Чичерин в ЦК. Избежать меж¬дународных осложнений предлагалось включением «братских респуб¬лик» в РСФСР.
Идея «поставить державы перед свершившимся фактом» уже на открытии конференции в апреле 1922 г. была весьма привлекательна. Но и на этот раз она оказалась неосуществленной. И. В. Сталин в связи с предложением НКИД сожалел, что «нам нужно быть готовыми уже через месяц», а этого недостаточно для реализации идеи. Полное дип¬ломатическое единство советских республик было обеспечено подпи¬санным 22 февраля протоколом о предоставлении Российской Федера¬ции полномочий защищать в Генуе права Украины, Белоруссии, Гру¬зии, Армении, Азербайджана, Бухары, Хорезма, ДВР и подписывать от их имени выработанные на конференции акты, договоры и соглашения.
К «автономизации» вновь вернулись летом 1922 г., когда под пред¬седательством В. В. Куйбышева приступила к работе комиссия Оргбю¬ро ЦК по подготовке вопроса «о взаимоотношениях РСФСР и незави¬симых республик» к назначенному на 6 октября пленуму ЦК РКП(б). Сталин, возглавивший подготовку соответствующей резолюции, вряд ли долго над ней размышлял.
Проект резолюции (именно он в последующем назывался сталинс¬ким планом автономизации) предусматривал необходимость «признать целесообразным формальное вступление независимых Советских респуб¬лик: Украины, Белоруссии, Азербайджана, Грузии и Армении в состав РСФСР, оставив вопрос о Бухаре, Хорезме и ДВР открытым и ограни¬чившись принятием договоров с ними по таможенному делу, внешней торговле, иностранным и военным делам и прочее». План, возведенный после разоблачения культа личности в разряд едва ли не «трагедии партии и народа», был лишь очередным выражением известного положения о РСФСР как воплощенной форме федерации всех советских республик.
Принятый комиссией документ был разослан руководству Украи¬ны, Белоруссии и Закавказья, однако не встретил единодушной под¬держки. Не ставя под сомнение необходимость сохранения «диктатуры пролетариата» (иначе говоря, права на власть в государстве коммунис¬тической партии) и подчиненность этому «права наций на самоопреде¬
ление», местное партийное и государственное руководство разделилось на сторонников «жестких» и «мягких» форм федерации.
Сторонники первого варианта (Ф. Э. Дзержинский, С. М. Киров, В. В. Куй¬бышев, В. М. Молотов и др.) соглашались с предложениями Сталина, реали¬зация которых позволила бы ликвидировать «отсутствие всякого порядка и полный хаос» в отношениях между центром и окраинами, дала бы возмож¬ность создать «действительное объединение советских республик в одно хо¬зяйственное целое», обеспечивая при этом реальную автономию республик в области языка, культуры, юстиции, внутренних дел, земледелия и пр. При¬миренческую позицию по отношению к этому варианту занимали Л. Б. Ка¬менев (первый заместитель Ленина в Совнаркоме и СТО, председатель Мос¬совета) и Г. Е. Зиновьев (председатель Исполкома Коммунистического Ин¬тернационала, председатель исполкома Петроградского Совета). Сторонниками второго варианта (на Украине Х. Г. Раковский, Н. А. Скрып-ник; в Грузии — Ф. И. Махарадзе, П. Г. Мдивани; в Центре — Н. И. Бухарин, Л. Д. Троцкий и др.) полагали необходимым сохранить за союзными рес¬публиками «атрибуты национальной независимости», считали, что они бу¬дут в большей мере способствовать хозяйственному возрождению респуб¬лик, отвечать интересам свободного развития наций и оказывать «макси¬мум революционного эффекта за границей».
22 сентября 1922 г. Сталин направил Ленину письмо, в котором об¬ращал внимание на заявления азербайджанского и армянского партий¬ного руководства «о желательности автономизации», а также ЦК КП Грузии «о желательности сохранения формальной независимости». Познакомившись с письмом и другими материалами, Ленин 25 сентяб¬ря обсудил их с наркомом Г. Я. Сокольниковым, сторонником включе¬ния в РСФСР не только независимых советских республик, но и Хивы, Бухары. 26 сентября он имел продолжительную беседу со Сталиным и в тот же день направил письмо Л. Б. Каменеву (копии — всем членам Политбюро), из которого следовало, что «Сталин немного имеет уст¬ремление торопиться» в решении «архиважного» вопроса. Ленин пола¬гал, что вместо «вступления» независимых республик в РСФСР нужно вести речь о «формальном объединении» всех независимых республик в новый союз, в рамках которого «мы признаем себя равноправными с Украинской ССР и др. и вместе и наравне с ними входим в новый союз, новую федерацию, "Союз Советских республик Европы и Азии"».
Каменев тут же откликнулся запиской, рекомендуя «провести Союз так, чтобы максимально сохранить формальную независимость», и обя¬зательно зафиксировать в договоре о Союзе пункты о праве односто¬роннего выхода из Союза и разграничении областей ведения Союза и республик. К записке была приложена в виде схемы «Развернутая фор¬ма Союза Советских Республик».
Ленин продолжал изучать вопрос об объединении республик и на личных встречах с Председателем Совнаркома Грузии П. Г. Мдивани
(27 сентября), Г. К. Орджоникидзе (28 сентября), членами ЦК Компар¬тии Грузии М. С. Окуджавой, Л. Е. Думбадзе, К. М. Цинцадзе, с предсе¬дателем Совнаркома Армении А. Ф. Мясниковым (29 сентября). В ре¬зультате проект резолюции предстоящего пленума ЦК был исправлен. В новом проекте значилось: «Признать необходимым заключение дого¬вора между Украиной, Белоруссией, Федерацией Закавказских Респуб¬лик и РСФСР об объединении их в "Союз Социалистических Советс¬ких республик" с оставлением за каждой из них права свободного выхо¬да из состава Союза».
Исправленная резолюция означала рождение знаменитой аббреви¬атуры «СССР» и окончательные похороны «плана автономизации», так как Ленин неожиданно для многих встал на сторону «независимцев» Грузии и Украины. Сталин не нашел нужным противиться «национал-либерализму», поскольку не вполне устраивавший его ленинско-каме-невский проект образования СССР не исключал установления отноше¬ний подчиненности во всех главных вопросах окраин Центру.
В отношении к устройству Союза Ленин и Сталин осенью 1922 г. за¬няли позиции, прямо противоположные тем, которые каждый из них за¬нимал в июне 1920 г. Ленин работал в то время над тезисами ко II конг¬рессу Коминтерна по национальному и колониальному вопросам, можно сказать, над проектом устройства будущей Мировой социалистической республики, и собирал на него отзывы ближайших соратников. Он пола¬гал, что советская федерация уже в то время «обнаружила свою целесо¬образность», как в отношениях РСФСР к другим советским республи¬кам (например, Венгерской, Финской, Латвийской, Азербайджанской, Украинской), так и внутри РСФСР (например, к Башкирской и Татар¬ской автономным республикам). Задачи Коминтерна, по мнению Лени¬на, заключались в том, чтобы развивать и проверять опытом эти новые федерации и направлять их движение «к более полному федеративному союзу» и созданию «единого, по общему плану регулируемого пролета¬риатом всех наций всемирного хозяйства как целого».
В отзыве на этот проект Сталин предложил использовать на на¬чальных этапах строительства Мирового социалистического государ¬ства конфедеративные связи в качестве одной из переходных форм сближения трудящихся разных наций. Будущие советские Германия, Польша, Венгрия, Финляндия, писал он, едва ли, став советскими, «со¬гласятся пойти сразу на федеративную связь с Советской Россией типа башкирской или украинской... для этих национальностей наиболее приемлемой формой сближения была бы конфедерация (союз само¬стоятельных государств)». Ленин не согласился с доводами. В ответ¬ном «грозном письме» подобные предложения были заклеймены как шовинизм и национализм, делающие невозможным «мировое хозяй¬ство, управляемое из одного органа». Сталинский план, решительно
отвергнутый Лениным летом 1920 г. как чрезмерная уступка возмож¬ному национализму европейских народов, в сентябре 1922 г. был най¬ден вполне подходящим в качестве уступки национализму «незави-симцев» Грузии и Украины.
Явное раздражение Сталина либерализмом, который проявили Ле¬нин и его соратники при выработке проекта образования СССР, вызы¬валось его демонстративной избирательностью и усугублением неспра¬ведливости, закладываемой в основание Союза. Декларация прав наро¬дов России на заре советской власти обещала равенство, суверенность, право на свободное самоопределение и развитие всем без исключения народам страны. Теперь же оказывалось, что к созданию Союза ССР «вместе и наравне» допускались народы лишь четырех субъектов феде¬рации. Все остальные оказывались в явно неравноправном положении. Сталина смущало, что, отвергая план автономизации как основы уст¬ройства СССР, Ленин и другие члены высшего политического руковод¬ства не видели необходимости что-либо менять в автономизации как основе РСФСР, на которую приходилось 90% площади и 72% населе¬ния создаваемого Союза.
Пытаясь отстаивать свою позицию, Сталин обращал внимание чле¬нов Политбюро на нелогичность образования единого государства как союза национальных республик по принципу «вместе и наравне», но без русской республики. 27 сентября 1922 г. в письме членам Политбю¬ро Сталин предостерегал, что «решение в смысле поправки т. Ленина должно повести к обязательному созданию русского ЦИКа», исключе¬нию из РСФСР восьми автономных республик и их переводу (вместе с возникающей русской республикой) в разряд независимых. Федераль¬ная постройка, возводимая на фундаменте с очевидным изъяном, заве¬домо не могла обладать должной прочностью.
Тем не менее Сталину, вынужденному согласиться с ленинской иде¬ей, впоследствии «по долгу службы» приходилось не раз и не очень убе¬дительно отстаивать решение октябрьского пленума ЦК. Уже на X Все¬российском съезде Советов член коллегии Наркомнаца М. Х. Султан-Галиев отметил, что с образованием нового союза происходило разделение народов СССР «на национальности, которые имеют право вхождения в союзный ЦИК, и на национальности, которые не имеют этого права, разделение на пасынков и на настоящих сыновей. Это по¬ложение, безусловно... является ненормальным».
Исправленный под диктовку «национал-независимцев» проект ре¬золюции октябрьского (1922) пленума ЦК вдохновил их на дальней¬шие притязания. Уже после отказа Центра от плана автономизации Х. Г. Раковский поставил вопрос о сохранении независимости Украи¬ны. Управляющий делами Совнаркома Украины П. Солодуб полагал, что «будущий союз республик будет ничем иным, как конфедерацией
стран, ибо субъектами союза являются не области и автономные рес¬публики, а суверенные государства».
Руководители Грузии на заседании расширенного пленума ЦК КПГ 19 октября 1922 г. предложили ликвидировать образованную в марте того же года Закавказскую федерацию, по их мнению, искусственную и нежизненную. 20 октября решением Заккрайкома Председателя совнар¬кома Грузии Окуджаву сняли с поста. 21 октября грузинский ЦК в знак протеста почти в полном составе сложил свои полномочия. Однако в Москве к коллективной отставке отнеслись прохладно.
Между тем партийные разборки в Тбилиси к 20-м числам ноября дош¬ли до оскорблений, перебранок и рукоприкладства. Последнее случилось в квартире Орджоникидзе, куда для свидания с остановившимся там А. И. Рыковым пришел его товарищ по ссылке в Сибири А. А. Кабахидзе. Во время общего разговора этот сторонник Мдивани стал выражать не¬довольство тем, что «товарищи, стоящие наверху», в материальном от¬ношении обеспечены гораздо лучше других членов партии. Руководи¬телю большевиков Закавказья был брошен упрек в принятии взятки — белого коня и содержании его на казенный счет. Во время начавшейся ссоры Орджоникидзе, услышав, что он и сам является «сталинским ишаком», не сдержался и ударил гостя. При вмешательстве других уча¬стников сцены инцидент был прекращен. Жалоб от Кабахидзе по партий¬ной линии не поступало, политической подоплеки в рукоприкладстве не усматривалось, однако о нем стало известно за пределами узкого круга свидетелей.
Комиссия во главе с Ф. Э. Дзержинским, назначенная Секретариа¬том ЦК РКП(б) для рассмотрения грузинских событий, после четырех¬дневных слушаний в Тифлисе в начале декабря 1922 г. пришла к заклю¬чению, что политическая линия Заккрайкома и Орджоникидзе «впол¬не отвечала директивам ЦК РКП и была вполне правильной», направленной против тех коммунистов, «которые, встав на путь усту¬пок, сами поддались давлению напора мелкобуржуазного национализ¬ма». Большого значения «инциденту» комиссия не придала.
Ленин остался недоволен таким заключением. Позднее он сказал: «Накануне моей болезни Дзержинский говорил мне о работе комиссии и об "инциденте", и это на меня очень тяжело повлияло». 13 декабря 1922 г. повторились два тяжелейших приступа болезни. 16-го, затем 23 декабря состояние здоровья Ленина еще более ухудшилось. 18 де¬кабря на Сталина, по решению пленума ЦК, была возложена персональ¬ная ответственность за соблюдением Лениным режима покоя, что, как оказалось, не способствовало улучшению отношений больного и осо¬бенно его жены Н. К. Крупской со Сталиным.
Тем временем работа по созданию Союза на основании принятой октябрьским (1922) пленумом ЦК резолюции «О взаимоотношениях
между РСФСР и независимыми республиками» продолжалась. Из партийных организаций она уже перешла в республиканские ЦИК. Обсуждение проекта и решения о создании СССР 10-16 декабря 1922 г. провели съезды Советов трех объединявшихся республик: VII Всеук-раинский, I Закавказский, IV Всебелорусский. 26 декабря последним (чтобы не оказывать давление на другие народы) аналогичное решение принимал X Всероссийский съезд Советов. Российская федерация к этому времени существенно выросла территориально. Дальневосточная республика была очищена от белогвардейцев и японских оккупантов и 15 ноября 1922 г. прекратила свое существование, войдя в состав РСФСР.
29 декабря в Москве работала конференция полномочных делега¬ций четырех союзных республик. На ней были утверждены проекты Декларации и Договора об образовании союзного государства, намечен срок открытия объединительного съезда Советов.


 
След. »

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.