Главная arrow Всё arrow История России arrow История России 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История России История России

История России 1917-2009

Оглавление
История России 1917-2009
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
Страница 123
Страница 124
Страница 125
Страница 126
Страница 127
Страница 128
Страница 129
Страница 130
Страница 131
Страница 132
Страница 133
Страница 134
Страница 135
Страница 136
Страница 137
Страница 138
Страница 139
Страница 140
Страница 141
Страница 142
Страница 143
Страница 144
Страница 145
Страница 146
Страница 147
Страница 148
Страница 149
Страница 150
Страница 151
Страница 152

В связи с позицией Сталина по национально-государственному уст¬ройству Союза некоторые историки высказывают предположение, что в конце жизни Ленин стремился уравновесить силы в политической связ¬ке «Троцкий — Сталин», а то и вовсе устранить последнего из политики. Троцкий уже 6 марта выступил с резкой критикой сталинских тезисов «Национальные моменты в партийном и государственном строительстве». Он не соглашался с констатацией, что мы уже «наладили мирное сожи¬тельство и сотрудничество наций», считал из двух названных в резолю¬ции уклонов «абсолютно необходимым выдвинуть на первое место» ве¬ликодержавный и подчеркнуть, что «второй уклон, национальный, и ис¬торически и политически является реакцией на первый». В состоявшейся тогда же беседе с Каменевым Троцкий высказывался еще определеннее: «Я хочу радикального изменения национальной политики, прекращения репрессий против грузинских противников Сталина... Сталинская резо¬люция по национальному вопросу никуда не годится».
Сталин был вынужден согласиться с критикой. В записке членам Политбюро он отметил, что считает поправки Троцкого «неоспоримы¬ми», и предложил «еще больше подчеркнуть» в резолюции XII съезда особый вред «уклона к русской великодержавности». Разумеется, это было сделано.
При обсуждении национальных проблем на съезде Бухарин посчи¬тал нужным открыто признать неравноправное положение русского народа. «Мы, — говорил он, — в качестве бывшей великодержавной на¬ции должны... поставить себя в неравное положение в смысле еще боль¬ших уступок национальным течениям. Только... этой ценой мы сможем купить себе настоящее доверие прежде угнетенных наций». По сути, именно эту цель преследовала резолюция съезда по национальному воп¬росу, закреплявшая в развернутом виде известное ленинское положе¬ние об «интернационализме большой нации».
Представители «независимцев» на съезде вновь пытались провести предложение о реорганизации СССР в пользу своих республик. Раков-ский прямо заявил, что «союзное строительство пошло неправильным путем... Нужно отнять от союзных комиссариатов девять десятых их прав и передать их национальным республикам». Фрунзе предлагал «пре¬вратить ряд новых республик в независимые». Предлагалось закрепить отход от русского великодержавничества переименованием РКП(б) в КПСС. Н. А. Скрыпник утверждал: «Только тот, кто в душе великодер¬жавен, только тот может цепляться за старое название». Однако пред¬ложения были отвергнуты.
Не получила поддержки съезда и атака на принципы построения СССР, предпринятая Султан-Галиевым. Он считал, что доклад Стали¬на «не разрешает национального вопроса» в силу своей нелогичности и неясности исходных позиций. В частности, обращалось внимание на отсутствие определения того, какие национальности «доросли» до предо
ставления им автономий, а какие нет. Он удивлялся нападкам на гру¬зинских уклонистов за их несогласие на образование Закавказской Фе¬дерации и в то же время отсутствию законных оснований для объедине¬ния в федерации родственных народов Северного Кавказа, народов Поволжья, народов Средней Азии.
Однако делегаты съезда не стали углубляться в разбирательство нелогичностей, целиком полагаясь на способность руководства партии обеспечивать должную централизацию Союза ССР. В разъяснениях Троцкого на съезде это прозвучало следующим образом: «Националь¬ность вообще не логичное явление, ее трудно перевести на юридичес¬кий язык», поэтому необходимо, чтобы над аппаратом, регулирующим национальные отношения, «стояла в качестве хорошего суфлера партия... Если будут очень острые конфликты по вопросу о финансах и т. д., то, в конце концов, в качестве суперарбитра будет выступать партия».
Все это целиком соответствовало установке VIII съезда партии (март 1919 г.) на то, что существование особых советских республик «отнюдь не значит, что РКП должна, в свою очередь, сорганизоваться на основе федерации... Все решения РКП и ее руководящих учреждений безус¬ловно обязательны для всех частей партии, независимо от националь¬ного их состава. Центральные комитеты украинских, латышских, ли¬товских коммунистов пользуются правами областных комитетов партии и целиком подчинены ЦК РКП». Как показали дальнейшие события, унитаризм конфедеративного СССР (по признаку свободы выхода рес¬публик из союза) определялся особой, по сути диктаторской ролью в государстве коммунистической партии и ее лидеров.
Централизаторская роль партии проявилась уже вскоре после за¬вершения съезда и выразилась в дальнейшем оттеснении от власти наи¬более влиятельных «национал-уклонистов», в ряде случаев оказавших¬ся невольными пособниками «великорусского национализма». Так, об¬виненный в связях с антисоветскими кругами Султан-Галиев был снят со всех постов, исключен из партии и вскоре арестован.
Султан-Галиев, опровергая обвинения, объяснял, что призывал сторонни¬ков активнее выступать с изложением позиций по проблемам национальных отношений лишь с тем, чтобы убедить руководство страны в целесообраз¬ности создания Туркестанской федерации (представлялась как фактор, спо¬собствующий ускоренному развитию производительных сил региона и про¬буждению революционной активности трудящихся зарубежного Востока), независимой Республики Туран (объединение тюркских территорий Кир¬гизии, Кашгарии, Хивы, Бухары, Афганистана и Персии), организации «Ко¬лониального Интернационала». Позднее Султан-Галиев писал о возмож¬ности создания на Востоке четырех федераций, которые должны быть вклю¬чены в Советский Союз «на равных совершенно с Украиной правах»: Федерации Урало-Волжских республик (Башкирии, Татарии, Чувашии), Марийской и Вотской областей; Общекавказской федерации с включени
ем всех нацреспублик Закавказья, Северного Кавказа, Дагестана, Калмы¬кии и Кубано-Черноморья в целом; Казахстана как союзной единицы; Сред¬неазиатской, или собственно Туранской, республики в составе Узбекиста¬на, Туркмении, Киргизии и Таджикистана.
Все это было свидетельством наивного революционаризма в смеси с татар¬ским национализмом. Опасным скорее всего представлялось бесстрашие в низвержении «ленинских» принципов, на основе которых до сих пор стро¬ился СССР. Сам Султан-Галиев ничего предосудительного «с точки зрения интереса международной социальной революции» в своих предложениях не видел. Напротив, подчеркивал он в письме в ЦКК РКП(б) в июне 1923 г., «это страшно для русского национализма, это страшно для западноевро¬пейского капитализма, а для революции это не страшно». Группа руководя¬щих работников Татарии в своем обращении к ЦК от 8 мая расценила его арест как «недоразумение» и просила об отмене репрессии.
14 июня Политбюро ЦК по предложению ВЧК приняло решение освободить Султан-Галиева из-под стражи. Ходатайство о его восста¬новлении в партии было отклонено. Вместе с тем, стремясь не допус¬тить даже малейших сомнений в незыблемости освященных именем Ленина принципов устройства СССР, Политбюро решило изложить дело Султан-Галиева на специальном «совещании из националов окра¬инных областей».
Четвертое совещание ЦК РКП(б) с ответственными работниками национальных республик и областей состоялось 9-12 июня 1923 г. Офи¬циально оно созывалось для выработки практических мер по проведе¬нию в жизнь резолюции XII съезда партии по национальному вопросу. Докладчиком по основному вопросу совещания был Сталин. Положе¬ние дел на местах обрисовали представители 20 партийных организа¬ций. Все были солидарны в том, что коммунистические организации на окраинах могут окрепнуть, сделаться настоящими, марксистскими толь¬ко преодолев национализм.
Большое значение имел представленный на совещании от имени Центральной контрольной комиссии доклад В. В. Куйбышева о деле Султан-Галиева. Отмечалось, что султан-галиевщина получила наибо¬лее широкое распространение в восточных республиках, особенно в Башкирии и Татарии. Совещание расценило действия обвиняемого как самое уродливое выражение уклона к местному национализму, ставя¬щее его «вне рядов коммунистической партии».
В резолюции отмечалось, что уклон к местному национализму «яв¬ляется реакцией против великорусского шовинизма». На совещании раздавались призывы «заткнуть глотку» чудищу великодержавничества (Н. А. Скрыпник), «вытравить его окончательно, прижечь каленым железом» (Г. Е. Зиновьев), настраиваться на длительную борьбу, по¬скольку «великорусский шовинизм будет, пока будет крестьянство» (А. И. Микоян).
Совещание наметило целую систему мер по вовлечению местного населения в партийное и советское строительство. Предусматривались чистка государственно-партийного аппарата от националистических эле¬ментов (имелись в виду «в первую голову русские, а также антирусские и иные националисты»); неуклонная работа «по национализации государ¬ственных и партийных учреждений в республиках и областях в смысле постепенного ввода в делопроизводство местных языков, с обязательством ответственных работников изучать местные языки»; вовлечение нацио¬нальных элементов в профессиональное и кооперативное строительство.
Большое место на совещании заняли проблемы Конституции СССР. В итоге было решено учредить в составе ЦИК СССР две палаты (Союз¬ный Совет, Совет Национальностей), установив равенство их прав и со¬блюдение условий, при которых ни один законопроект, внесенный на рассмотрение первой или второй, не может быть превращен в закон без согласия на то обеих палат. Конфликтные вопросы предлагалось решать посредством согласительной комиссии, в крайнем случае — съезда Со¬ветов. В решениях было записано, что во второй палате автономные и независимые республики будут иметь одинаковое представительство (4 человека или более), а каждая национальная область — по одному представителю.
Установлено было также, что палаты формируют единый Президи¬ум ЦИК. Предложение Раковского о создании двух президиумов с за¬конодательными функциями было отклонено. Это означало бы «раз¬двоение верховной власти, что неминуемо создает большие затрудне¬ния в работе». Сталин в этой связи высказывался еще определеннее: «Украинцы навязывают нам конфедерацию», «мы создаем не конфеде¬рацию, а федерацию республик, одно союзное государство», отсутствие единого президиума ЦИК сводило бы «союзную власть к фикции».
Закрепление сталинской линии в решении национального вопроса после совещания выразилось в проведении чистки от «буржуазных на¬ционалистов» всех партийных организаций Востока. Наиболее влия¬тельный уклонист Раковский был смещен с поста главы правительства Украины и направлен на дипломатическую работу. Таким образом, ус¬пех совещания в борьбе с национал-уклонизмом наиболее явно выра¬зился в оттеснении от власти представителей наиболее крупных нерус¬ских этнических групп, способных реально препятствовать дальнейше¬му укреплению единства СССР.
Конституционное оформление СССР заняло больше года (1923 г. — январь 1924 г.). Его результатом были предложения о создании в ЦИК наряду с палатой классового представительства второй — на¬ционального представительства, а также об объединении принятых на I съезде Декларации и Договора в один документ под названием «Конституция (Основной Закон) СССР» и отклонении конфеде
ралистских предложений Х. Г. Раковского — создавать не Консти¬туцию, а дорабатывать Союзный договор.
Проект первой общесоюзной Конституции рассмотрели и одобрили сессии ЦИК России, ЗСФСР, Украины и Белоруссии, а 6 июля 1923 г. он был утвержден и введен в действие II сессией ЦИК СССР. (Вплоть до принятия новой Конституции СССР в 1936 г. день 6 июля праздновался как День Конституции.) 13 июля ЦИК СССР в «Обращении ко всем на¬родам и правительствам мира» известил о создании СССР и начале дея¬тельности первого состава Совнаркома СССР. Главой правительства был избран В. И. Ленин, к тому времени безнадежно больной. Его заместите¬лями стали Л. Б. Каменев (одновременно председатель СТО), М. Д. Ора-хелашвили (председатель Совнаркома ЗСФСР), А. И. Рыков (председа¬тель ВСНХ), А. Д. Цюрупа (нарком РКИ), В. Я. Чубарь (председатель СНК Украины). В состав Совнаркома вошли также 10 наркомов СССР — руководители 5 общесоюзных и 5 объединенных наркоматов.
На этой же сессии ЦИК было решено упразднить Наркомат по делам национальностей РСФСР. Он «закончил свою основную миссию по под¬готовке дела образования национальных республик и областей и объеди¬нения их в Союз республик». В дальнейшем функции комиссариата вы¬полняли Совет национальностей ЦИК СССР и другие специальные орга¬ны по осуществлению национальной политики — отдел национальностей при Президиуме ВЦИК, постоянные комиссии по делам национальных меньшинств в республиках, при областных и краевых исполкомах.
В январе 1924 г. прошли съезды Советов союзных республик, рати¬фицировавшие Конституцию СССР. Окончательно утвердить ее текст должен был II Всесоюзный съезд Советов, созванный 26 января 1924 г. Он работал в траурные дни: 21 января умер В. И. Ленин. Съезд принял специальное обращение к трудящемуся человечеству и ряд постанов¬лений об увековечивании имени вождя (сооружение мавзолея и памят¬ников, переименование Петрограда в Ленинград, издание сочинений). Тело Ленина было помещено в мавзолей на Красной площади в Моск¬ве, ставший местом паломничества миллионов людей.
II съезд Советов завершил юридическое оформление союзного го¬сударства как Федерации суверенных союзных республик. 31 января 1924 г. Конституция СССР была утверждена. Как и первая Конститу¬ция РСФСР 1918 г., она носила ярко выраженный классовый характер. Верховный орган государственной власти — съезд Советов состоял из делегатов городских Советов (1 депутат от 25 тыс. избирателей) и гу¬бернских съездов Советов (1 депутат от 125 тыс. жителей). Этим обес¬печивалась «руководящая роль рабочего класса». Выборы были много¬ступенчатыми. Классовый характер Конституции четко просматривал¬ся и в избирательном праве, которое было всеобщим только для трудящихся. Не избирали и не могли быть избранными лица, исполь
зовавшие наемный труд или жившие на нетрудовые доходы: частные торговцы, монахи и профессиональные служители религиозных куль¬тов всех исповеданий; бывшие полицейские и жандармы, лишенные из¬бирательных прав по суду; душевнобольные.
К ведению высших органов власти были отнесены дела, связанные с внешними функциями государства (международные сношения, тор¬говля, защита границ); хозяйственные дела (общее управление народ¬ным хозяйством, руководство его важнейшими отраслями); вопросы урегулирования межреспубликанских отношений и решения важней¬ших социально-культурных проблем. Наркоматы были общесоюзные (по иностранным делам, по военным и морским делам, внешней торгов¬ли, путей сообщения, почт и телеграфов) и объединенные, позднее на¬зывавшиеся союзно-республиканскими (ВСНХ, продовольствия, тру¬да, финансов и рабоче-крестьянской инспекции), руководившие пору¬ченной им отраслью государственного управления через одноименные народные комиссариаты в каждой из союзных республик. В ведении союзных республик находились внутренние дела, земледелие, просве¬щение, юстиция, социальное обеспечение и здравоохранение, возглав¬лявшиеся республиканскими народными комиссариатами.
На основе новой Конституции СССР разрабатывались и принима¬лись конституции союзных и автономных республик. В апреле 1925 г. введена в действие Конституция ЗСФСР, в мае — РСФСР. В 1927 г. принят Основной Закон Белоруссии. Первые после образования СССР изменения в Конституцию Украины были внесены уже на IX съезде Советов Украины: переработанный проект утвержден в мае 1929 г. Из конституций автономных республик в 1920-е годы был разработан и всту¬пил в силу Основной Закон Молдавской АССР. Высшими исполнитель¬ными и распорядительными органами государственной власти союзных республик являлись Советы народных комиссаров, включающие соот¬ветствующие союзно-республиканские и республиканские наркоматы.
Иерархический федерализм, оформившийся в СССР с принятием Конституции 1924 г., объясняется фактическим неравенством народов. Считалось, что он представлял собой ту необходимую форму, в которой пролетариат решал национальную задачу путем действенной и длитель¬ной помощи отсталым народам в деле их хозяйственного, культурного развития, в их переходе к социализму. Автономная область и округ пред¬ставлялись как форма самоуправления народов, особо нуждавшихся в поддержке центральной власти. Поэтому распределение средств между нациями в СССР осуществлялось по правилу «больше тому, кто слабее». Подобный патернализм имел и негативные следствия, порождая ижди¬венческие настроения среди части населения и стремление местных элит обрести более высокий этнополитический статус. Это таило реальную опасность взращивания сепаратизма «на законных основаниях».
 
Конституция СССР 1924 г. принималась и в расчете на возможность расширения Союза по мере успехов революции в других странах. Она объявляла СССР интернациональным государством, открытым «всем советским республикам, как существующим, так и имеющим возник¬нуть в будущем». О надежде большевиков на создание «Федерации Советских республик всего мира» свидетельствовал государственный гимн «Интернационал».


 
След. »

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.