Главная arrow Всё arrow История России arrow История России 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История России История России

История России 1917-2009

Оглавление
История России 1917-2009
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
Страница 123
Страница 124
Страница 125
Страница 126
Страница 127
Страница 128
Страница 129
Страница 130
Страница 131
Страница 132
Страница 133
Страница 134
Страница 135
Страница 136
Страница 137
Страница 138
Страница 139
Страница 140
Страница 141
Страница 142
Страница 143
Страница 144
Страница 145
Страница 146
Страница 147
Страница 148
Страница 149
Страница 150
Страница 151
Страница 152

Сельское хозяйство. В условиях преимущественно аграрной страны восстановление народного хозяйства после Гражданской войны было решено начинать с сельского хозяйства и легкой промышленности.
Это позволяло создать основу для подъема тяжелой индустрии. Однако рост сельскохозяйственного производства начался не сразу. К концу 1922 г. деревня не оправилась от засухи 1921 г. И лишь с урожайного 1923 г. сельское хозяйство пошло на подъем. В 1925 г. посевная площадь в стране составила 99,3% от уровня 1913 г. Сбор зерновых культур достиг почти 4,5 млрд пудов и был на 11% выше среднегодовых сборов пяти предвоенных лет. Валовая продукция сельского хозяйства в 1924 г. составляла 90% от уровня 1913 г., а в 1925 г. превзошла этот уровень на 12%. Это позволяет говорить, что сельское хозяйство страны в целом вышло на уровень 1913 г. в янва¬ре 1925 г. (РСФСР — в начале 1928 г.).
К 1927 г. поголовье крупного рогатого скота, овец и свиней превы¬сило показатели 1916 г. — наиболее высокие в дореволюционной исто¬рии России. В стране насчитывалось 30 млн коров (на 15,1% больше, чем в 1916 г.), 126,8 млн овец (больше на 12,2%), 23,2 млн свиней (боль¬ше на 11,1%). Меньшим, чем в довоенное время, оставалось поголовье лошадей. В 1916 г. в стране их насчитывалось 35,8 млн, к 1920 г. — 30,5 млн, к весне 1927 г. — 31,5 млн (88,2% от уровня 1916 г.).
1925 год был последним годом в истории России, когда наблюдалось возрастание применения сох в крестьянском хозяйстве. К весне 1926 г. количество сох, косуль (род сохи, отваливающей землю в одну сторону) и сабанов сократилось по сравнению с весной 1925 г. на 100,3 тыс., а к весне 1927 г. — еще на 253,3 тыс. В то же время количество плугов и бук¬керов возросло соответственно на 614,1 тыс. и 924 тыс. Весной 1927 г. на территории СССР использовалось всего 17,3 млн пахотных орудий, в том числе 11,6 млн (72,8%) плугов и 5,7 млн (32,9%) сох. Замена сохи плугом обеспечивала улучшенную обработку почвы и заметное (на 15¬20%) повышение урожайности.
По данным на 1927 г., когда число крестьянских хозяйств достигло своего максимума, средний надел крестьянского хозяйства землей в ев¬ропейской части РСФСР составлял 13,2 га (до революции он равнялся 10,1 га). При этом только 15,2% крестьянских хозяйств имели те или иные машины (данные в среднем по СССР). Одна сеялка приходилась на 37 хозяйств, жнейка — на 24, сенокосилка — на 56, молотилка — на 47, веял¬ка или сортировка — на 25 хозяйств. Это означает, что повсеместно пре¬обладал ручной сев; коса и серп, деревянный цеп и молотильный каток продолжали оставаться основными орудиями уборки и обмолота урожая.
Ситуация была сравнительно лучшей на Украине, где удельный вес хозяйств с машинами составлял 20,8%, причем в Степном крае — 35%. На Северном Кавказе машины были у 22,9% крестьянских хозяйств, в Сибири — у 26,1%, в Нижнем Поволжье — у 19,3%. В крестьянских хо¬зяйствах потребляющей полосы РСФСР, Белоруссии и Закавказья ма¬шин было в 2-4 раза меньше; в республиках советского Востока — в 10¬158
11 раз меньше, чем в РСФСР. В конце 1920-х годов производство сельс¬кохозяйственных машин и орудий значительно увеличилось: с 1926/27 по 1928/29 гг. производство плугов выросло с 953,2 до 1677,3 тыс. штук; буккеров — с 22,3 до 36,6; сеялок — с 57,2 до 105,3; культиваторов — с 60,7 до 91,5; лобогреек — с 89,0 до 166,3; зерноочистительных машин — с 99,7 до 233,2 тыс. штук. Выпуск тракторов на отечественных предприятиях за эти годы увеличился с 732 до 3267. В 1929 г. в стране были выпущены первые комбайны.
Сбор зерна с одного гектара по СССР в годы нэпа колебался от 6,2 ц (1924) до 8,3 ц (1925). Средняя урожайность зерновых в России в 1922¬1928 гг. составляла 7,6 ц с га (в 1909-1913 гг. она равнялась 6,9 ц). Сред¬негодовой сбор зерна за пятилетие 1925-1929 гг. составил свыше 733,3 млн ц, что превышало довоенный уровень на 12,5%. Валовая продукция сельского хозяйства, достигавшая в 1921 г. 60% довоенного уровня, уже в 1926 г. превзошла его на 18%.
Существенно изменился социальный облик сельского населения. В 1924/25 г. 61,1% самодеятельного населения деревни составляли се¬редняки, 25,9 — бедняки, 9,3 — сельскохозяйственные рабочие (батра¬ки), 0,4% — служащие. Кулаков, по данным на этот год, было 3,3% от сельского населения. К 1927/28 г. удельный вес бедняцких хозяйств со¬кратился до 22,1%; середняцких — увеличился до 62,7%, кулацких — до 3,9%, пролетарских — до 11,3%.
Большую роль в налаживании сельскохозяйственного производства сыграли сбытовые, потребительские, машинные кооперативы, в кото¬рые объединялись относительно зажиточные крестьяне, производившие товарную продукцию. Бедняки, которые не производили продукцию на продажу, чаще создавали коллективные хозяйства — коммуны, артели и товарищества по совместной обработке земли (ТОЗы). В артелях ос¬новные средства производства обобществлялись, а в ТОЗах сохраня¬лись в частной собственности при совместном труде. В 1925 г. в коопе¬ративах состояли более четверти, а в 1928 — 55% всех крестьян. В районах специализированного производства (льноводческие, свеклосахарные, овощеводческие, молочные хозяйства) кооперация охватывала подав¬ляющее большинство крестьян. В 1925 г. кооперативный товарооборот составлял 44,5% розничного товарооборота страны. В РСФСР на долю кооперации в 1926/27 г. приходилось 65% снабжения крестьян орудия¬ми и машинами.
Колхозы и совхозы, которые пользовались большой поддержкой государства, были весьма немногочисленны. К середине 1927 г. в СССР существовало 14 832 колхоза, в которых объединились 194,7 тыс. крес¬тьянских семей (0,8% от их общего числа по стране). Через год колхозы объединяли уже 416, 7 тыс. крестьянских хозяйств — 1,7% их общего числа. Еще малочисленнее были совхозы (4398 в начале 1927 г.). Хотя
их обслуживало примерно 40 % тракторов, имевшихся во всем сельском хозяйстве страны, на них приходилось ничтожная доля (1,5%) зерново¬го производства (в 1929-1,8%).
В 1927 г. возникла идея организации государственных предприя¬тий для обслуживания деревни машинной техникой. Сначала это были тракторные колонны (первая образована в сентябре 1928 г. в Азовском районе Донского округа из 18 тракторов для обслуживания двух колхо¬зов и одного земельного общества). В ноябре 1928 г. на базе колонны в совхозе имени Шевченко (Одесская обл.) создана машинно-тракторная станция. В дальнейшем МТС сыграли важнейшую роль в коллективи¬зации крестьянских хозяйств и развитии сельскохозяйственного про¬изводства в стране.
Промышленность. По сравнению с сельским хозяйством восстановле¬ние промышленности шло медленнее. Оно началось с легкой и мел¬кой промышленности, не требовавших, в отличие от сильно разру¬шенной тяжелой промышленности, огромных капиталовложений, дорогостоящего сырья и топлива (железо, уголь). Легкая промыш¬ленность, получая сырье от возрождающегося сельского хозяйства, могла обходиться дешевым топливом (дрова, торф). В силу этого она была привлекательной для частников и артельщиков. Предприятия легкой и мелкой промышленности производили тка¬ни, обувь, мыло и многие другие потребительские товары массового спроса, способствующие быстрому налаживанию товарооборота между городом и деревней. Легкая промышленность вплотную приблизилась к довоенному уровню производства уже в 1925 г. Вместе с тем большая часть промышленного производства находилась на низкой стадии раз¬вития — мелкого кустарно-ремесленным производства. В 1925 г. им за¬нималось две трети всех работников промышленного производства. Кустарей было вдвое больше, чем рабочих, они давали треть всей про¬мышленной продукции.
Промышленность в целом, находившаяся в 1920 г. на уровне 13,8% от 1913 г., в 1925 г. достигла 73% от довоенного уровня. Однако уже в следующем, 1926 г., валовая продукция промышленности СССР соста¬вила 98% (добыча нефти — 90%, угля — 89, выплавка чугуна — 52, стали — 69%). Машиностроение при этом удалось развивать более высокими темпами. В 1925 г. оно достигло 92,6% от уровня 1913 г., а в 1926-м пре¬взошло его на 33,4%. Грузовой оборот железных дорог, от которых во многом зависело развитие индустрии, в 1925/26 составлял 88,1% по срав¬нению с 1913 г. На довоенный уровень промышленность страны в це¬лом была выведена в январе 1927 г. (РСФСР — в январе 1926 г.).
Особое внимание уделялось выполнению плана ГОЭЛРО. Вслед за открытием в 1922 г. Каширской и Петроградской районных электростан¬ций в 1924/25 г. вступили в строй Кизеловская (на Урале), Шатурска
и Нижегородская (Балахнинская) государственные районные электро¬станции (ГРЭС); завершалось строительство Штеровской (Донбасс), Ярославской и Волховской станций, строились местные электростан¬ции в Азербайджане, Белоруссии, Туркестане, Грузии. В 1925 г. мощ¬ность всех электростанций страны составила 1,4 млрд кВт. Выработка электроэнергии в 1,5 раза превысила довоенный уровень.
План ГОЭЛРО в восстановительный период был основной базой для дальнейшего совершенствования планирования. Г. М. Кржижанов¬ский (председатель комиссии ГОЭЛРО; в 1921-1923 гг. и 1925¬1930 гг. — председатель Госплана СССР) подчеркивал насущную потреб¬ность «в обобщающей перспективе, необходимой при составлении пла¬нов». В апреле 1925 г. Госплан поставил задачу постройки ряда металлургических заводов — Александровского (Запорожского), Кри¬ворожского и Керченского на юге страны; у горы Магнитной на Урале; Кузнецкого в Кузбассе. В декабре 1925 г. утвержден план строительства 14 новых машиностроительных заводов, в том числе тракторного на Волге, вагонного в Нижнем Тагиле, завода тяжелого машиностроения в Свердловске, заводов сельскохозяйственного машиностроения в Челя¬бинске и Ростове-на-Дону. По сути, намечались контуры будущей про¬мышленной карты 1-й пятилетки. Всего к концу 1925 г. в стадии проек¬тирования и начального строительства находилось 28 шахт, более 100 предприятий, предназначенных для выпуска тракторов, автомоби¬лей, самолетов, машин для электротехнической и текстильной промыш¬ленности, строительства морских и речных судов. По существу это было уже начало технической реконструкции народного хозяйства.
Основные итоги развития народного хозяйства в 1921-1925 гг. под¬вела XV конференция партии (26 октября — 3 ноября 1926 г.). В ее ре¬золюции отмечалось, что «восстановительный период может считаться в общих чертах законченным. Теперь народное хозяйство входит в но¬вый период своего развития — период перестройки хозяйства на основе новой, более высокой техники». В 1925 г. объем валового внутреннего продукта в России (28 млрд рублей в сопоставимых для всего XX в. це¬нах) был в 1,3 раза меньше, чем в 1917 г., и в 1,1 раза больше, чем в 1923 г. — самом неблагополучном в этом отношении за все время совет¬ской власти. На уровень 1913 г. (47,2 млрд руб.) ВВП России был вые¬ден в ноябре 1928 г.
Изменения в структуре народного хозяйства, составе и условиях жиз¬ни населения. За годы восстановления окреп «социалистический сек¬тор» народного хозяйства. В 1924/25 г. государственная и коопера¬тивная промышленность составляла 79,3%, частная — 20,7%. К концу 1925 г. 91,5% оптовой и 57,7% розничной торговли приходилось на долю государственных и кооперативных предприятий. 28% кресть¬янских хозяйств были охвачены различными видами кооперации.
По мере восстановления промышленности на фабрики и заводы воз¬вращались рабочие, покинувшие их в годы войны и разрухи. К 1926 г. общее число рабочих в цензовой промышленности насчитывало 2261,7 тыс. (87,6% от уровня 1913 г.). Основная масса рабочих концентрирова¬лась в промышленных районах РСФСР и Украины. Их заработная пла¬та в промышленности составляла 94% от довоенного уровня.
1917 г. положил начало динамичным преобразованиям социальной структуры населения бывшей царской России. Перед Первой мировой войной население России включало 16,3% рабочих и служащих, 66,7% крестьян-единоличников, некооперированных кустарей и ремесленни¬ков, 17% помещиков, представителей крупной и мелкой буржуазии, тор¬говцев и кулаков. В 1928 г. численность рабочих и служащих СССР выросла до 17,6%, крестьян-единоличников, некооперированных кус¬тарей и ремесленников — до 74,9%. Появились колхозное крестьянство и кооперированные кустари — 2,9% населения страны. Из социальной структуры были вытеснены помещики, крупные буржуа, торговцы и значительная часть кулаков. 4,6% населения принадлежала к мелкой городской буржуазии, торговцам и кулакам.
Общее число жителей СССР с 1923 г. увеличивалось примерно на 2% в год. Перепись населения 1926 г. зафиксировала 147 млн жителей, из которых 120 млн (82%, как и в 1913 г.) жили на селе. Значительный прирост населения (на 13 млн за 1923-1926 гг.) во многом имел ком¬пенсаторный характер после войны и голодных лет.
Восстановление объемов выработки важнейших товаров народного потребления позволяло улучшить жизнь населения. В 1926 г., по срав¬нению с 1913 г., было произведено хлопчатобумажных тканей — 102,2%, фабричной обуви — 143,8%, спичек — 110,7%, мыла хозяйственного — 125,6%. Продолжало оставаться более низким производство сахарного песка (64,8%), соли (78,5%), резиновой обуви (94%), однако и по этим товарам в 1927 г. довоенный уровень был превзойден. Валовая продук¬ция всего сельского хозяйства достигла в 1926 г. 118%, по сравнению с 1913 г., в том числе по продукции земледелия — 114 и животноводства — 127%. Все это существенным образом сказывалось на уровне жизни.
В ноябре 1924 г. (после денежной реформы) средний заработок ра¬бочего в промышленности составлял 38,5 рублей, а прожиточный ми¬нимум (стоимостная оценка суммарного потребления человека, опре¬деляемая на основе минимальных норм) по РСФСР — около 18 рублей. В 1926 г. средний заработок промышленного рабочего поднялся до 55,4 рубля, зарплата специалистов равнялась 165 рублей, служащих — 101 рубль. Работники искусства получали в среднем 73 рублей, работ¬ники просвещения — 42 рубля в месяц. При этом до 1-й пятилетки зар¬плата коммунистов ограничивалась 100-150% средней зарплаты в тех учреждениях, где они работали (партмаксимум). К примеру, директор
завода получал 187,9 рубля, если он был членом партии, и 309,5 рубля, если был беспартийным. Годовой заработок чернорабочего в 1926/27 г. равнялся 455 довоенных рублей, разрешенный для специалистов мак¬симум — 1811 рублей.
Энергетическая ценность продуктов питания в семьях фабричных рабочих в 1918 г. составляла 1786 ккал на взрослого едока в день, в 1922 г. — 2461, а в 1926 г. — 3445 ккал. При этом улучшалось качество питания, что выража¬лось в увеличении количества белков и жиров в рационе рабочего. В 1922 г. продукты животного происхождения составляли 4,4% потребляемых про¬дуктов, а в 1926 г. они достигали уже 13,8%.
В крестьянской семье в 1926 г. на едока приходилось 30-32 кг мяса (до ре¬волюции — около 16 кг в год. Его производство зависело не только от пого¬ловья скота, но и от сборов зерна. Для получения пуда свинины нужно скор¬мить 5 пудов зерна, или его эквивалентов). Достигнутый уровень питания крестьянского населения в 1926 г. превышал довоенный в переводе на хлеб¬ные продукты в потребляющей полосе на 6%, а в производящей на 2%. В про¬изводящей полосе питание на одного взрослого едока в день составляло в ккал: у беспосевных крестьян — 3827, у малопосевных — 4043, у среднепо-севных — 4228, у многопосевных — 4689 (в этом случае питание больше всего соответствовало расходу энергии, требуемой для выполнения тяже¬лой физической работы). По сравнению с дореволюционным временем раз¬ница в питании между этими группами значительно уменьшилась, посколь¬ку удельный вес деревенской бедноты понизился в 2 с лишним раза, а удель¬ный вес средних слоев крестьянства возрос более чем в 3 раза. Данные обследования питания сельского населения РСФСР в феврале и ок¬тябре 1927 г. (месяцы наибольшего потребления мяса и жиров) дают следую¬щую картину. В потребляющей полосе в февральские дни приходилось на человека в среднем разной муки (преимущественно ржаной) 538 г, в октябрь¬ские — 549 г; круп и бобовых — соответственно 74 и 61 г, картофеля — 644 и 680 г; овощей и фруктов — 117 и 213 г; мяса — 101 и 100 г; рыбы — 25 и 24 г; сала — 12 и 9 г; коровьего масла — около 4 г; растительного масла — 7 и 5 г; сахара и сахаросодержащих продуктов -17 г; молока — 281 и 346 г, яиц — 1 и 4 г в день. В производящей полосе в крестьянском рационе несколько мень¬ше было картофеля (соответственно 396 и 435 г) и молока (226 и 267 г), боль¬ше — муки (595 и 593 г), мяса (113 и 94 г.) и яиц (5 и 7 шт.). В 1927/28 г. в семьях крестьян в среднем на одного человека приходилось 239 кг хлеба и хлебопродуктов (в семьях рабочих — 187 кг), 41 кг мяса (у ра¬бочих — 57 кг), 4,3 кг сахара (у рабочих — 14,6 кг). Основными продуктами питания крестьян в конце 1920-х годов, как и встарь, были хлеб, картофель («второй хлеб», как его называли) и молоко. Эти же продукты оставались основными и на последующие 3-4 десятилетия советской власти. С переходом к нэпу в СССР был отменен «сухой закон». В августе 1921 г. СНК разрешил продажу виноградного вина крепостью до 14 градусов, а в декабре — до 20 градусов. В конце 1922 г. легальным напитком стал коньяк. В декабре 1924 г. с винного склада № 1 (будущий завод «Кристалл») пошли в продажу 30-градусные наливки, настойки и водка, получившая в народе название «рыковка» по имени нового главы правительства. В августе 1925 г.
власть восстановила государственную монополию на изготовление 38-гра¬дусной водки, вскоре доведенной до «нормы» в 40 градусов. Поначалу вод¬ка продавалась по рублю за поллитровую бутылку, в 1926 г., после ряда ко¬лебаний цена установилась на уровне 1 руб. 10 коп. В 1927 г. доходы от про¬даже водки в бюджете страны составили 12% , против 26,5% в 1913 г.
Рост народного потребления ограничивался недостатком промышлен¬ных товаров. В 1925 г. производство предметов потребления достигло только 72,1% от уровня 1913 г. Однако и при этом общая сумма денежных затрат на покупку одежды и обуви увеличилась в среднем на душу насе¬ления в 1924/25 по сравнению с 1923/24 г. на 37,7%. В 1925 г. наиболее дефицитными товарами были ткани, кожа, обувь, сортовое железо, в еще большей степени — гвозди, кровельное железо, стекло, махорка.
Особенно остро ощущалась неустроенность быта из-за плохих жи¬лищных условий населения. Расширение общей площади городского жилищного фонда в 1926 г. по сравнению с 1913 г. на 36 млн кв. м значи¬тельно отставало от прироста городского населения. По переписи 1926 г., жилая площадь на душу фабрично-заводских рабочих в среднем состав¬ляла 4,91 кв. м, у служащих — 6,96 кв. м. Недостатки жилья скрашива¬лись низкими ставками его оплаты (взимание платы было возобновле¬но в апреле 1922 г.). В 1924 г. средняя месячная плата за 1 кв. м жилой площади составляла 11 коп. Жилищная плата покрывала лишь часть издержек по содержанию жилища.
Реальным завоеванием трудящихся было сокращение по сравнению с дореволюционной Россией продолжительности рабочего дня. До 1917 г. средняя продолжительность рабочей недели в целом по промыш¬ленности равнялась почти 60 ч (10 ч в день). В 1925/26 г. продолжи¬тельность рабочего дня промышленных рабочих составляла 7,4 ч. Все рабочие и служащие имели право на ежегодный очередной отпуск не менее двух недель. К 1923 г. в СССР сложилась система социального страхования на случай временной потери трудоспособности вследствие болезни и увечья, беременности и родов, ухода за больным членом се¬мьи и т. д. Система соцстраха в СССР являлась по тому времени самой прогрессивной в мире. Страховые фонды составлялись целиком и пол¬ностью из общественных фондов в государственных и кооперативных предприятиях (в 1924 г. 13,6% от всей суммы выплаченной зарплаты). В 1923 г. при временной потере трудоспособности пособие равнялось 65,9% фактического заработка, с января 1924 г. пособие выдавалось в раз¬мере полного заработка. Однако полностью провести все эти меры в жизнь стало возможным после ликвидации в стране безработицы.
Приметами послереволюционных социально-политических сдвигов в деревне стали новые учреждения административно-общественного, производственного и культурного назначения: сельсоветы, избы-читаль¬ни, клубы, народные дома, размещавшиеся зачастую на месте старых
административных учреждений, в помещичьих и кулацких домах, в быв¬ших церквах. Началось строительство и новых зданий, особенно для школ и больниц. В деревнях появлялись первые электрические «лам¬почки Ильича».
В 1920-е годы постепенно менялся и внешний облик советского че¬ловека. Вместо шинелей, ватников и гимнастерок военного времени все большее распространение среди горожан получали довольно узкие и ко¬роткие брюки навыпуск и свободная блуза с матерчатым поясом (тол¬стовка). Женщины носили короткие платья прямого покроя, юбки и блузки. Распространенным женским головным убором стал красный платочек, повязанный концами назад. В то же время были широко рас¬пространены кожаные куртки, ставшие во время войны как бы формой для коммунистов, а также френчи, галифе полувоенного покроя, мат¬росские тельняшки и брюки «клеш». С 1923 г. в СССР стали популяри¬зироваться модели одежды, приемы кройки и шитья.


 
След. »

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.