Главная arrow Всё arrow История России arrow История России 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История России История России

История России 1917-2009

Оглавление
История России 1917-2009
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
Страница 123
Страница 124
Страница 125
Страница 126
Страница 127
Страница 128
Страница 129
Страница 130
Страница 131
Страница 132
Страница 133
Страница 134
Страница 135
Страница 136
Страница 137
Страница 138
Страница 139
Страница 140
Страница 141
Страница 142
Страница 143
Страница 144
Страница 145
Страница 146
Страница 147
Страница 148
Страница 149
Страница 150
Страница 151
Страница 152

§ 3. Коллективизация
Коллективизация крестьянства (80% населения страны) была при¬звана не только интенсифицировать труд и поднять уровень жизни на селе. Она облегчала перераспределение средств и рабочей силы из де¬ревни в город. Предполагалось, что получать хлеб из сравнительно не¬большого числа работающих по плану колхозов (коллективные хозяй¬ства) и совхозов (государственные сельскохозяйственные предприятия) будет значительно легче, чем от 25 млн распыленных частных произво¬дителей. Именно такая организация производства позволяла максималь¬но концентрировать рабочую силу в решающие моменты земледельче¬ского цикла работ. Массовая коллективизация обещала также высвобо¬дить из деревни рабочую силу, необходимую для строительства и промышленности.
Для государственного управления процессом коллективизации и сельскохозяйственного производства в ноябре 1929 г. создан Народный комиссариат земледелия СССР. В 1930-е годы его возглавляли Я. А. Яков¬лев (1929-1934), М. А. Чернов (1934-1937), Р. И. Эйхе (1937-1938), И. А. Бенедиктов (1938-1943). В состав Наркомзема вошел Колхозцентр СССР, образованный в 1928 г. специально для управления колхозами. В качестве образца для будущих хозяйств в советской деревне был из¬бран кибуц — близкая к коммуне модель кооператива, разработанная в начале XX в. во всемирной сионистской организации. Выбор оказался неудачным, поскольку он изначально был ориентирован на колонистов-горожан, не видевших смысла в крестьянском подворье. Представление о методах руководства коллективизацией дает напутствие председате¬ля Колхозцентра Г. Г. Каминского собранным в январе 1930 г. в Москве
 
представителям районов сплошной коллективизации: «Если в некото¬ром деле вы перегнете и вас арестуют, то помните, что вас арестовали за революционное дело».
Старт форсированной коллективизации дан 5 января 1930 г. поста¬новлением ЦК ВКП(б) «О темпах коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». В нем выделялись зерновые районы (Нижняя и Средняя Волга и Северный Кавказ), в которых кол¬лективизацию предстояло завершить в первую очередь — осенью 1930 или весной 1931 г., и районы второй очереди (Украина, Центральная Черноземная область, Урал, Сибирь и Казахстан) с возможной ее от¬срочкой на год. Для других районов сроки отодвигались на 1933 г. Ос¬новой колхозного строительства постановлением признавалась сельс¬кохозяйственная артель как «переходная к коммуне» форма хозяйства. Такая формулировка сориентировала «коллективизаторов» на усиле¬ние обобществления средств производства и личного имущества крес¬тьян. (Уровень обобществления в Товариществах по совместной обра¬ботке земли достигал 30%, в артелях — 50, коммунах — 100%.) Сразу после опубликования постановления была развернута «безоглядная» кампания, всемерно поощрявшая ускорение темпов коллективизации. Роль авангарда в борьбе за колхозы играли бедняцко-середняцкие груп¬пы в деревнях и направленные из городов рабочие-коммунисты.
Пятилетний план по коллективизации был выполнен в январе 1930 г., когда в колхозах числилось свыше 20% всех крестьянских хо¬зяйств. Но уже в феврале «Правда» ориентировала читателей: «Намет¬ка коллективизации — 75% бедняцко-середняцких хозяйств в течение 1930/31 года не является максимальной». Угроза быть обвиненными в правом уклоне из-за недостаточно решительных действий толкала мес¬тных работников на разные формы давления в отношении крестьян, не желающих вступать в колхозы (лишение избирательных прав, исклю¬чение из состава Советов, правлений и других выборных организаций). Сопротивление оказывали чаще всего зажиточные крестьяне.
Резкому обострению ситуации способствовало принятое 30 января 1930 г. постановление Политбюро ЦК «О мероприятиях по ликвида¬ции кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». Оно отменяло действие принятого ранее закона об аренде и применении на¬емного труда, предписывая конфисковать у кулаков средства производ¬ства, скот, хозяйственные и жилые постройки, предприятия по перера¬ботке продукции, продовольственные, фуражные и семенные запасы.
Кулаки делились на три категории. Первая, «контрреволюционный актив», подлежала заключению в концлагеря, а организаторы терактов, повстанчества — расстрелу. Вторая — «элементы кулацкого актива, осо¬бенно из наиболее богатых кулаков и полупомещиков» — подлежала высылке в отдаленные районы данного края и за его пределы. В третью
 
входили кулаки, расселявшиеся на территории данного района за пре¬делами колхозных массивов на худших по плодородию, неудобных зем¬лях. Указывалось, что общее число ликвидируемых хозяйств должно оставаться в пределах 3-5% от общего числа.
Это значительно превышало установленное ранее число кулацких хозяйств (осенью 1929 г. их насчитывалось 2,3%, около 600 тыс.). На¬званные в постановлении цифры предполагали «раскулачивание» се¬редняков, не соглашавшихся вступать в колхозы. В действительности число раскулаченных в отдельных районах достигало 10-15%. Конфис¬кованные у кулаков имущество и вклады подлежали передаче в недели¬мые фонды колхозов в качестве вступительных взносов бедняков и бат¬раков. Это способствовало привлечению в колхозы неимущих слоев деревни. Раскулачивание стало мощным катализатором коллективиза¬ции, и позволило уже к марту 1930 г. поднять ее уровень в стране до 56, а по РСФСР — 57,6%.
Общее количество ликвидированных «кулацких хозяйств» только в 1929-1931 гг. составило 381 тыс. (1,8 млн человек), а всего за годы коллективизации достигло 1,1 млн хозяйств. В январе 1932 г. первый заместитель председателя ОГПУ Г. Г. Ягода докладывал Сталину, что в спецпоселках Урала, Сибири, Европейского Севера и Казахстана рассе¬лено 1,4 млн крестьян. Большинство из них работали на лесозаготов¬ках, в горнодобывающей промышленности и «неуставных» колхозах. Примерно 10% от общей численности раскулаченных приговаривались к заключению в лагеря.
Нежелание работать в «уставных» колхозах резко усилило поток крестьян, перебиравшихся в города. Только за 1931 г. их число состави¬ло более 4 млн. Среди них была и часть кулаков, заблаговременно рас¬продавших свое имущество и сумевших избежать репрессий. Неконт¬ролируемую миграцию была призвана упорядочить введенная в декаб¬ре 1932 г. система паспортов и прописки (ранее она осуждалась как проявление полицейщины в странах капитала). Колхозники могли по¬лучать паспорта только с согласия правления колхоза.
Коллективизация сопровождалась разгромом экономической науки. Был многократно усилен нажим на церковь. Уже к началу 1931 г. было закрыто около 80% всех сельских храмов страны. Значительная часть духовенства попала в разряд «раскулаченных».
Все это не могло не вызвать ответных мер отпора, в том числе с ору¬жием в руках. По данным ОГПУ, за январь-апрель 1930 г. произошло 6117 выступлений, насчитывавших 1755 тыс. участников. Другим след¬ствием спешки и административного произвола стал массовый стихий¬ный забой скота. Власть была вынуждена пойти на уступки. 2 марта 1930 г. в «Правде» одновременно с Примерным уставом сельскохозяй¬ственной артели появилась статья Сталина «Головокружение от успе¬
 
хов», осуждавшая «перегибы». Вслед за этим, 14 марта, было принято постановление ЦК ВКП(б) «О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении», требовавшее прекратить практику принуждения, не допускать перевода сельхозартелей на устав коммуны.
К августу 1930 г. в колхозах осталось 21,4% крестьянских хозяйств, т.е. на уровне заданий пятилетки. Погоня за темпами принесла огром¬ный вред. Однако осенью того же года колхозное наступление возобно¬вилось. К июню 1931 г. колхозы объединили 53% всех крестьянских хо¬зяйств. Сплошная коллективизация завершилась в важнейших сельско¬хозяйственных районах страны. Значительное число единоличников сохранялось в Закавказье и Таджикистане (здесь показатель коллекти¬визации к лету 1931 г. составлял 42%), в Белоруссии (49%), а также на севере, северо-западе и в центральных нечерноземных районах. К кон¬цу пятилетки в стране было создано более 200 тыс. довольно крупных (в среднем по 75 дворов) колхозов, объединивших около 15 млн кресть¬янских хозяйств, 62% их общего числа. Наряду с колхозами были обра¬зованы 4,5 тыс. совхозов. По замыслу они должны были стать школой ведения крупного социалистического хозяйства. Их имущество явля¬лось государственной собственностью; крестьяне, работавшие в них, были государственными рабочими. В отличие от колхозников они по¬лучали за работу фиксированную заработную плату.
Опыт организации труда в колхозах позволил уже к началу 1931 г. установить, что наиболее целесообразной формой учета колхозного тру¬да является трудодень с применением сдельщины. VI съезд Советов СССР в марте 1931 г. утвердил его как общую для всех колхозов меру учета ко¬личества и качества труда, основной принцип распределения колхозных доходов. Организованности труда способствовало создание производ¬ственных бригад с постоянным составом колхозников. ЦК партии поста¬новлением от 4 февраля 1932 г. предлагал создать их во всех колхозах.
Хозяйственные результаты исключительно благоприятного по погод¬ным условиям первого колхозного года были обнадеживающие: колхозы дали стране около трети валовой и товарной продукции, доходы колхоз¬ников были выше, чем у единоличников. Однако в целом коллективиза¬ция и раскулачивание подорвали производительные силы деревни. По¬головье скота в стране за пятилетку сократилось почти наполовину.
Поступление зерновых государству к концу 1931 г. снизилось. Уже в этом году в ряде регионов начался голод. Весной 1932 г. пришлось снизить нормы карточного снабжения горожан хлебом. В связи с пони¬женным сбором зерна (отчасти из-за погодных условий, но главным образом вследствие тяжелого продовольственного положения кресть¬ян и их массового сопротивления хлебозаготовкам, проводимым по принципу продразверстки) в августе 1932 г. принят жестокий закон, сурово карающий даже мелкие хищения колхозной собственности. На¬
 
чались аресты за «саботаж хлебозаготовительной работы». Одновремен¬но правительство пошло на некоторые уступки крестьянам, своего рода неонэп — сокращение государственного плана хлебо- и мясозаготовок, разрешение торговли по свободным ценам в случае выполнения поста¬вок государству. Однако эти запоздалые меры не дали облегчения.
Голод, охвативший в 1932-1933 гг. ряд зерновых районов на Украи¬не и в России, унес жизни, по не установленным еще точно историками данным, около 5 млн человек. Нередки были и случаи людоедства. Жер¬твами голода на Украине и в РСФСР стали более 3 млн человек, при¬чем основные потери понесли сельские жители — 2 млн. Из них не ме¬нее 1 млн приходится на российские регионы — Поволжье, Дон, Кубань и Ставрополье. Сильно пострадал Казахстан, население которого из-за смертей и безвозвратных откочевок за границу с 1931 по 1933 г. сокра¬тилось почти на 1,8 млн человек.
Введенная в декабре 1932 г. паспортная система была призвана пре¬пятствовать массовому наплыву голодающих крестьян в города. Масш¬табы народной трагедии из-за ограниченности государственных хлеб¬ных запасов в стране не удалось снизить ни резким сокращением экс¬порта, ни попытками найти валюту за счет продажи музейных ценностей. Ситуация усугублялась и тем, что во имя политических целей сталин¬ское руководство пыталось скрывать сам факт голода и отказалось от международной помощи.
О хозяйственных результатах коллективизации в годы пятилетки можно судить по следующим цифрам. Объем сельскохозяйственного производства в 1932 г. составлял 73% от уровня 1928 г., животноводчес¬кой продукции — 47. В то же время «товарность» сельскохозяйственного производства повысилась с 15% накануне коллективизации до 36-40% во 2-й и 3-й пятилетках. В 1930 г. собрано 84 млн т зерна, в 1931 — 70, в 1932 — 67, в 1933 — 68 млн т. Заготовки хлеба государством с 10,8 млн т в 1928 г. и 16,1 млн т в 1929 г. выросли до 23,3 млн т в 1933 г. Разница цифр означает, что для внутреннего потребления в деревне хлеба оста¬валось все меньше и меньше. Значительная часть заготовленного зерна направлялась на экспорт, закупку крайне необходимого промышленно¬го оборудования за границей. За годы 1-й пятилетки было вывезено 12 млн т зерна, в 1930 г. — 4,8, в 1931 г. — 5,1, в неурожайном 1931 г. — 1,8 млн т. (Для сравнения: царская Россия в 1909-1913 гг. вывозила в среднем 11,6 млн т зерна в год.)
Начало 2-й пятилетки в деревне связано с преодолением трудно¬стей и провалов, порожденных ошибками предыдущего этапа коллек¬тивизации. В целях укрепления колхозного строя и усмирения деревни в январе 1933 г. партия приняла решение о создании чрезвычайных орга¬нов управления — политотделов МТС и совхозов, наделенных огром¬ными правами. Они осуществляли политический контроль за расста¬
 
новкой и использованием на работе колхозников и работников совхо¬зов, обеспечивали своевременное выполнение колхозами обязательств перед государством. Под лозунгом «Сделать колхозы большевистски¬ми, а колхозников зажиточными!» в феврале 1933 г. была организована работа Первого всесоюзного съезда колхозников-ударников.
Призыв съезда организовать Всесоюзное соревнование за высокую урожайность, напрямую связанный с возможностью повысить благосо¬стояние колхозников, усиливал и материальную заинтересованность, и производственную инициативу. Налаживанием работы в колхозах за¬нялись свыше 250 тыс. колхозников, в том числе около 30 тыс. предсе¬дателей колхозов, выдвинутых на руководящие должности политотде¬лами МТС за два года своей работы (преобразованы в обычные партий¬ные органы в ноябре 1934 г.).
В 1933-1935 гг. власть сумела добиться выполнения поставок хлеба каждой республикой, краем и областью. Экспорт зерна был сокращен, с 1934 г. он не превышал 1 млн т в год. Тогда же стали прибегать к до¬полнительным государственным закупкам сельхозпродукции по заго¬товительным ценам, которые были на 25-30% выше плановых. Благо¬даря этому объем дополнительных хлебозаготовок увеличился с 4,1 млн ц в 1933 г. до 33,6 — в 1934-м. Часть хлеба государство получало от кол¬хозов в виде натуральной оплаты за работу МТС. С 1933 по 1935 г. эти поступления выросли в структуре хлебозаготовок с 15,5 до 25,4%. Но¬ябрьский (1934) пленум ЦК принял решение сократить (или даже вов¬се прекратить) экспорт хлеба, направив его на внутренний рынок.
Однако перелом ситуации в деревне и улучшение продовольствен¬ного снабжения населения городов в основном определялись расшире¬нием поставок техники в сельское хозяйство. Перед революцией почти половина земель в стране все еще обрабатывалась сохой. К 1928 г. соху вытеснил железный плуг (сохой обрабатывалось 10% пашни), в стране насчитывалось 25 тыс. тракторов, с их помощью обрабатывался 1% паш¬ни. К концу 1-й пятилетки тракторным инвентарем обрабатывалось 22% пашни, к концу второй — до 60%. Снабжение деревни машинами осу¬ществлялось главным образом через МТС.
К лету 1930 г. организовано 158 государственных и 479 кооператив¬ных МТС. В районах их деятельности уровень коллективизации был на 20-30% выше, чем там, где их не было. Первоначально МТС задумыва¬лись как межколхозные акционерные предприятия, но расходы на них для колхозов оказались непосильными, и в конце 1-й пятилетки все они стали государственными предприятиями. За годы пятилетки сельско¬му хозяйству было поставлено 154 тыс. тракторов, из них 94 тыс. отече¬ственных (в 1923-1924 гг. всего 13 тракторов). В конце 1934 г. сельское хозяйство располагало 281 тыс. тракторов, 31 тыс. комбайнов, 34 тыс. грузовых автомобилей, многими другими сложными сельскохозяйствен¬
 
ными машинами. Во 2-ю пятилетку сельское хозяйство получило 405 тыс. тракторов, и все они были изготовлены на отечественных заво¬дах. Число МТС за эти годы удвоилось и достигло в 1937 г. 5,8 тыс. Если в 1932 г. они обслуживали только треть колхозов страны, то в 1937 г. — 78%. Применение новейшей сельскохозяйственной техники улучшало обработку земли, повышало урожаи.
Успехи в колхозном строительстве были закреплены в новом колхоз¬ном Уставе, принятом в феврале 1935 г. Вторым всесоюзным съездом кол¬хозников-ударников. В него было внесено положение о закреплении за колхозами земли на вечное и бесплатное пользование: она не подлежала ни купле-продаже, ни сдаче в аренду. Устав разрешал колхознику вести личное подсобное хозяйство на 0,25-0,5 га, а в отдельных районах — до 1 га земли, иметь 2-3 коровы, неограниченное количество птицы.
В личном подсобном хозяйстве к концу 2-й пятилетки производи¬лась значительная масса валовой продукции колхозного сектора: 52,1% картофеля и овощей, 56,6 — плодовых культур, 71,4 — молока, 70,9% — мяса. Основная часть шла на личное потребление, но примерно четверть животноводческой продукции и до половины картофеля, овощей про¬давались на рынке. Рыночные цены к 1938 г. по сравнению с 1933 г. сни¬зились на 64%.
К концу 2-й пятилетки коллективизацию можно считать завершен¬ной. Число крестьянских хозяйств в стране уменьшилось с 25,6 млн на 1 июня 1929 г. до 19,9 млн на 1 июня 1937 г. В связи с коллективизацией, с налоговыми, заготовительными и другими хозяйственно-политичес¬кими кампаниями в 1929-1937 гг. было раскулачено около 750 тыс. кре¬стьянских хозяйств (в ссылку отправлено 2,4 млн человек). Кроме того, примерно 200-250 тыс. хозяйств «самораскулачились», т. е. распрода¬ли или побросали свое хозяйство или ушли из деревни. К июню 1937 г. индивидуальных крестьянских хозяйств оставалось 7% (1,4 млн). Боль¬шую их часть составляли хозяйства скотоводов, оленеводов, охотников, рыболов на окраинах страны. Основными ячейками сельской жизни стали колхозы, которых по всей стране насчитывалось 242,5 тыс. В 1937 г. в стране был собран хороший урожай (98 млн т), животноводство при¬близилось к довоенному уровню.
Коллективизация в национальных регионах проводилась с некото¬рым учетом местных хозяйственно-бытовых особенностей. Ее заверше¬ние здесь отодвигалось на более поздние сроки. Наиболее распростра¬ненной формой объединений в Закавказье, Казахстане, Средней Азии и Бурятии были ТОЗы. Колхозникам разрешалось содержать не только продуктивный, но и рабочий скот. В Казахстане и Киргизии скотоводы могли иметь до 20 коров, 100-150 овец, 10 лошадей, 8 верблюдов. Про¬ведению коллективизации в Средней Азии во многом способствовало государственное строительство ирригационных систем.
 

 
След. »

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.