Главная arrow Всё arrow История России arrow История России 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История России История России

История России 1917-2009

Оглавление
История России 1917-2009
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
Страница 123
Страница 124
Страница 125
Страница 126
Страница 127
Страница 128
Страница 129
Страница 130
Страница 131
Страница 132
Страница 133
Страница 134
Страница 135
Страница 136
Страница 137
Страница 138
Страница 139
Страница 140
Страница 141
Страница 142
Страница 143
Страница 144
Страница 145
Страница 146
Страница 147
Страница 148
Страница 149
Страница 150
Страница 151
Страница 152

Новая расстановка сил в Политбюро. Уже к концу войны становились заметными изменения в расстановке сил в самом Политбюро ЦК. Явно ослабевали позиции старших по политическому возрасту со¬ратников Сталина. Л. М. Каганович снят с поста наркома путей со¬общения как «не сумевший справиться с работой в условиях воен¬ной обстановки» (март 1942 г.). К. Е. Ворошилов выведен из ГКО (1944). В. М. Молотов был резко осужден за санкцию на публика¬цию речи Черчилля в советской печати, обещания ослабить цензуру (декабрь 1945 г.) и даже за согласие в 1946 г. на избрание почетным членом АН СССР, в котором Сталин увидел умаление достоинства «государственного деятеля высшего типа». Главной причиной от¬теснения Молотова от власти было, видимо, намерение Сталина со временем переложить на него ответственность за неудачный союз с Германией и катастрофическое начало Великой Отечественной вой¬ны. Особое недовольство вызвано тем, что он не удержал собствен¬ную супругу «от ложных шагов и связей с антисоветскими еврейс¬кими националистами».
«Дело авиаторов» пошатнуло позиции Г. М. Маленкова. 6 мая 1946 г. вышло постановление Политбюро, в первом пункте которого утверж¬далось: «Установить, что т. Маленков, как шеф над авиационной про¬мышленностью и по приему самолетов — над военно-воздушными си¬лами, морально отвечает за те безобразия, которые вскрыты в работе этих ведомств (выпуск и приемка недоброкачественных самолетов), что он, зная об этих безобразиях, не сигнализировал о них в ЦК ВКП(б)». Второй пункт постановления гласил: «Признать необходимым вывести т. Маленкова из состава Секретариата ЦК ВКП(б)». Утратив секретар¬ский пост он тем не менее остался одним из заместителей Председателя Совета Министров и членом Политбюро (избран в марте 1946 г.). 13 мая 1946 г. он возглавил Специальный комитет по реактивной технике и первые месяцы опалы был сосредоточен на его проблемах.
Как некоторое умаление власти Берии следует рассматривать его пе¬ремещение с поста министра внутренних дел на пост председателя Спе¬циального комитета при ГКО по руководству «всеми работами по исполь¬зованию внутриатомной энергии урана». На эту должность он был на¬значен 20 августа 1945 г.; на посту министра в декабре 1945 г. его заменил С. Н. Круглов. Оставаясь в Политбюро, Берия и Маленков пользовались любой возможностью для дискредитации Жданова и его выдвиженцев Н. А. Вознесенского (председатель Госплана СССР), А. А. Кузнецова (сек¬ретарь ЦК), М. И. Родионова (председатель Совмина РСФСР).
Неблагоприятно для «ленинградцев» развивались события на меж¬дународной арене. Вопреки их предположениям, противоречия между со¬циализмом и капитализмом проявились в большей мере, чем внутри ве¬дущих капиталистических стран. Объективно виноватыми они оказались
 
и в том, что в подведомственном Жданову Ленинграде был проявлен ли¬берализм в отношении поэтессы А. Ахматовой и писателя М. Зощенко.
Главным прегрешением Ахматовой было то, что она в ноябре 1945 г. не¬сколько раз без санкции властей встречалась с Исайей Берлиным, вторым секретарем британского посольства в СССР, известным литературоведом (в 1920 г. десятилетним мальчиком был увезен родителями из Петербурга в Англию). Они беседовали не только о поэзии, Достоевском, Джойсе и Каф¬ке, но и о гибели Н. Гумилева и О. Мандельштама, о расстрелах в лагерях. В то же время с оптимизмом смотрели в будущее, отводя в нем не после¬днюю роль и себе. «Он не станет мне милым мужем, / Но мы с ним такое заслужим, / Что смутится Двадцатый Век», — написала позднее Ахматова о Берлине. Недовольство Сталина было вызвано также восторженным при¬емом, оказанном Ахматовой 3 апреля 1946 г. в Колонном зале Дома Союзов на вечере встречи с ленинградскими поэтами. Вечер был проведен в нару¬шение касающегося Ахматовой негласного постановления 1925 года: не аре¬стовывать, но и не печатать. У Зощенко «недостатки» оказались еще суще¬ственнее. Недоброжелатели Жданова играли на том, что сатирические про¬изведения писателя использовались в годы войны Геббельсом для уничижительных оценок русского человека.
Проигрыш «ленинградцев» явственно обозначился 1 июля 1948 г. в связи с возвращением из опалы Маленкова и назначением его на пост секретаря ЦК. Внезапная смерть Жданова 31 августа 1948 г. ускорила разгром «ленинградцев». В начале 1949 г. от обязанностей секретаря ЦК был освобожден Кузнецов, из Политбюро вывели Вознесенского. Паде¬ние «ленинградцев» еще больше ослабило позиции «старой гвардии» — Молотова, Микояна, Андреева, которые нередко поддерживали их в решении политических вопросов. В марте 1949 г. Молотов утратил пост министра иностранных дел (назначен А. Я. Вышинский). Микоян (свя¬занный родственными отношениями с Кузнецовым) был освобожден от обязанностей министра внешней торговли. Смещение Молотова, ос¬тававшегося в сознании народных масс вторым лицом в государстве, фактически означало лишение его возможности наследовать высшую власть в стране в случае ухода от дел Сталина.
Период с марта 1949 г. по июль 1951 г. характеризуется резким уси¬лением в руководстве позиций Маленкова и Берии (шансы последнего подкреплялись успешным испытанием атомной бомбы), приближени¬ем к властному Олимпу Н. С. Хрущева (в декабре 1949 г. избран пер¬вым секретарем МК и МГК, секретарем ЦК партии). Параллельно про¬исходило укрепление позиций заместителя председателя Совмина СССР Н. А. Булганина. В феврале 1948 г. он был переведен из кандида¬тов в члены Политбюро, а в феврале 1951 г. утвержден председателем бюро Совмина по военно-промышленным и военным вопросам.
«Ленинградское дело». В 1949 г. по сфабрикованному при активном участии Маленкова «ленинградскому делу» началось уголовное
 
преследование большой группы руководителей. Первые аресты про¬изведены в августе. Обвинялись А. А. Кузнецов, М. И. Родионов, П. С. Попков в проведении в Ленинграде Всероссийской оптовой ярмарки без специальной санкции правительства, Н. А. Вознесен¬ский — в умышленном занижении государственных планов, фаль¬сификации статистической отчетности и утере секретных докумен¬тов. Очевидно, что в связи с арестами «преступников» столь высо¬кого ранга в январе 1950 г. восстановлена смертная казнь, отмененная 26 мая 1947 г.
Подоплека преследований «ленинградцев» хорошо представлена в подготовленном Маленковым и Берией проекте закрытого письма По¬литбюро членам и кандидатам в члены ЦК от 12 октября 1949 г.: «Мож¬но считать установленным, что в верхушке бывшего ленинградского руководства уже длительное время сложилась враждебная партии груп¬па... С одним из руководящих членов этой группы Капустиным, как выяснилось теперь, во время пребывания его в 1936 г. в Лондоне уста¬новила связь английская разведка. Сейчас стало очевидным, что Кузне¬цов А. и Попков имели сведения об этом, но скрыли их от ЦК... Во вра¬жеской группе Кузнецова неоднократно обсуждался и подготавливался вопрос о необходимости создания Российской коммунистической партии большевиков... и ЦК РКП(б) и о переносе столицы РСФСР из Москвы в Ленинград. Эти мероприятия Кузнецов и др. мотивировали в своей среде клеветническими доводами, будто бы ЦК ВКП(б) и Союз¬ное правительство проводят антирусскую политику и осуществляют протекционизм в отношении других народов за счет русского народа». Большую долю ответственности Маленков и Берия возлагали и на по¬койного Жданова.
На еще одну причину подозрительности Сталина в отношении «ле¬нинградцев» указывается в книге А. И. Микояна «Так было. Размышле¬ния о минувшем» (1999). «Ленинградцы» были якобы «недовольны за¬сильем кавказцев в руководстве страны и ждали естественного ухода из жизни Сталина, чтобы изменить это положение, а пока хотели перевес¬ти Правительство РСФСР в Ленинград, чтобы оторвать его от москов¬ского руководства». П. С. Попкову припоминали, что он в разговорах со «встречными и поперечными» «агитировал» за создание, по образцу других союзных республик, компартии России со штаб-квартирой в Ленинграде, за перевод туда правительства РСФСР. О Вознесенском говорили как о будущем председателе Совета министров РСФСР, о Куз¬нецове — как о первом секретаре ЦК КП РСФСР, о Жданове — как о генеральном секретаре. У обвиняемых были и другие прегрешения, но главные, «и "кавказцы", и желание отдалить руководство России от ру¬ководства СССР были рассчитаны на Сталина: он охотно клевал на та¬кие вещи». И тут он легко поддался внушению: «Если из его рук уходит
 
российская партия и российская государственность, то он остается ге¬нералом без армии». Так или иначе, но Сталин не дал своей санкции на рассылку письма Маленкова и Берии от октября 1949 г., однако кара¬тельную машину против «ленинградцев» не остановил.
В конце сентября 1950 г. обвиняемые предстали перед судом. Сред¬ства массовой информации о нем ничего не сообщали, чтобы не давать повода для слухов о расколе в руководстве страны. После расстрелов 26 главных обвиняемых (1 октября 1950 г.) последовала «чистка», за¬кончившаяся увольнением с работы и осуждением 69 руководителей, обязанных своим выдвижением ленинградской партийной организации, и 145 их близких и дальних родственников. Из 214 осужденных 36 ра¬ботали в Ленинградском обкоме и горкоме партии, в областном и го¬родском исполкомах, 11 занимали руководящие посты в других обко¬мах партии и облисполкомах. 9 — в райкомах и райисполкомах Ленин¬градской области.
Проигрыш «ленинградцев» обусловлен отнюдь не тем, что их про¬тивники оказались более искусными в интригах и аппаратных комбина¬циях. В более широком плане он означал поражение направления в руко¬водстве страной, ориентированного на первоочередное решение внутрен¬них политических, экономических и гражданских проблем — смещение приоритетов хозяйственного развития в сторону группы «Б», решение проблем политического образования и культуры, подготовку новых Кон¬ституции и Программы партии. Одновременно это было победой направ¬ления, связанного с руководством военно-промышленным комплексом и делавшего ставку на его всемерное развитие как главного инструмента в сражениях на фронтах «холодной войны» и, в конечном счете, на дости¬жение мирового господства под флагами социализма и коммунизма.
«Дела» МГБ и Еврейского антифашистского комитета. С арестом ми¬нистра государственной безопасности B. C. Абакумова (июль 1951 г.) начался этап подготовки более радикальных изменений в руковод¬стве страной. Министр МГБ, бывший главным исполнителем рас¬правы над «авиаторами», Жуковым, «ленинградцами», видимо, не вполне устраивал Сталина как организатор расследования «преступ¬лений» Еврейского антифашистского комитета.
Преследования комитета перешли в активную фазу со времени гибели (январь 1948 г.) его руководителя С. М. Михоэлса, подозревавшегося в по¬пытках использовать дочь Сталина Светлану и ее мужа Г. И. Морозова в корыстных интересах евреев. Особое негодование Сталина вызвало то, что по каналам еврейского комитета в США транслировались слухи о его ви¬новности в гибели (1932) жены Надежды Сергеевны, других родственни¬ков. В этой связи арестованы в конце 1947 г. два сотрудника академических институтов, «изобличившие» родственников Сталина по линии жены — А. С. Аллилуеву, Е. А. Аллилуеву, ее второго мужа Н. В. Молочникова и
 
дочь от первого брака К. П. Аллилуеву как источник «клеветнических из¬мышлений по адресу членов правительства». Михоэлс был «изобличен» как «еврейский националист» и распространитель этих измышлений. С деятельностью ЕАК было решено покончить после приезда в Москву в сентябре 1948 г. израильского посланника Голды Меерсон (Меир, с 1956 г.). Произошло это после ряда восторженных встреч, устроенных посланнице недавно возникшего государства Израиль (провозглашено 14 мая 1948 г. на основе решения Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1947 г.). Изра¬иль сразу же установил самые тесные отношения с США. Особую насторо¬женность вызывала готовность многих советских евреев переселиться на историческую родину или отправиться добровольцами на войну израиль¬тян с арабами. Все это расценено как измена социалистической Родине. Не нравились Сталину и дружеские отношения, завязавшиеся у Меерсон с женой Молотова П. С. Жемчужиной.
Советское руководство пыталось удержать Израиль в орбите своего влия¬ния, помогая оружием, а также беспрецедентным предложением переселить палестинских арабов-беженцев (свыше 500 тыс.) в советскую Среднюю Азию и создать там арабскую союзную республику или автономную область. Его сделал осенью 1948 г. в Совете Безопасности ООН советский предста¬витель Д. З. Мануильский. Однако это не вызвало ожидаемой реакции. Еврейский «национализм», как и в случае с другими наказанными народа¬ми, было решено покарать. 28 ноября 1948 г. Политбюро ЦК постановило «немедля распустить» ЕАК. Вскоре были арестованы 14 членов его прези¬диума и активистов, в число которых входили поэты Д. Р. Бергельсон, Л. М. Квитко и П. Д. Маркиш; С. Л. Брегман, заместитель министра Гос¬контроля РСФСР; В. Л. Зускин, занявший пост Михоэлса в еврейском те¬атре; И. С. Фефер, секретарь ЕАК; Б. А. Шимелиович, главный врач Цент¬ральной клинической больницы имени С. П. Боткина; академик Л. С. Штерн, руководительница Института физиологии Академии медицинских наук; И. С. Юзефович, младший научный сотрудник Института истории АН СССР. Аресту подверглись также бывший заместитель министра инос¬транных дел и начальник Совинформбюро С. А. Лозовский, отвечавший за работу комитета по линии государственных структур, и П. М. Жемчужина, оказывавшая протекцию комитету.
В. С. Абакумов проявил медлительность в организации расследова¬ния «дела ЕАК». (Оно завершено уже без его участия летом 1952 г.) Появились подозрения, что делает он это намеренно. Такое предполо¬жение высказано 2 июля 1951 г. в письме следователя по особо важным делам МГБ СССР М. Д. Рюмина на имя Сталина, которое готовилось с помощью аппарата Маленкова. В нем утверждалось, что Абакумов со¬знательно тормозил расследование дела «еврейского националиста», врача Я. Г. Этингера, что позволяло якобы получить сведения о масш¬табной вредительской деятельности врачей.
Немедленно созданная постановлением Политбюро комиссия в со¬ставе Маленкова, Берии, заместителя председателя Комиссии партий¬ного контроля при ЦК партии М. Ф. Шкирятова, представителя ЦК в
 
МГБ С. Д. Игнатьева (министр госбезопасности с августа 1951 г.) долж¬на была проверить изложенные Рюминым факты. Так зародилось «дело врачей-отравителей», будто бы погубивших членов Политбюро А. С. Щербакова, А. А. Жданова и намеревавшихся извести других выс¬ших руководителей страны, привести к власти Абакумова с заговорщи¬ками из руководимого им министерства.
Правдоподобность существования заговора обосновывалась пока¬заниями арестованного заместителя начальника следственной части по особо важным делам МГБ полковника Л. Л. Шварцмана, оговорившего многих своих коллег по репрессивному ведомству и признавшегося в самых невероятных собственных преступлениях, включая ярый нацио¬нализм, организацию убийства Кирова, гомосексуализм, инцест, в яв¬ном расчете на то, что его сочтут сумасшедшим. Однако судебно-психи-атрическая экспертиза признала Шварцмана вменяемым. Часть его по¬казаний признана настолько существенной, что дело Абакумова впредь именовалось делом Абакумова-Шварцмана.
В раскручивании дела использовались письма заведующей отделе¬нием лечебно-санитарного управления Кремля Л. Ф. Тимашук, по не¬давним еще представлениям давшие толчок «делу врачей», в которых отстаивался правильный диагноз смертельного заболевания Жданова. Письма стали поводом для дискредитации возглавлявшего почти чет¬верть века личную охрану Сталина генерал-лейтенанта Н. С. Власика, и А. Н. Поскребышева, члена ЦК, бессменного заведующего канцеля¬рией руководителя партии с августа 1935 г.
Для Сталина версия о заговоре в МГБ стала большой находкой. Используя жупел национализма и сионизма, можно было не только окончательно устранить от власти Молотова, Ворошилова, Микояна, Кагановича, Андреева и многих других партийных и государственных деятелей, имевших родственные связи в еврейской среде, но и указать на них, как на причину отсутствия заметных улучшений в материаль¬ной и духовной жизни народа-победителя.
Кадровые перестановки, оформленные после XIX съезда партии на пленуме ЦК 16 октября 1952 г., положили начало процессу обновления руководящих кадров. Если по решению предшествующего съезда в По¬литбюро было 9 членов и 2 кандидата, а в Секретариате 4 члена, то но¬вый состав Президиума ЦК КПСС (новое название высшему органу партийной власти дал XIX съезд) включал 25 членов и 11 кандидатов, Секретариат — 10 членов. Расширение этих структур мотивировалось упразднением существовавшего прежде Оргбюро ЦК.
Новый ареопаг становился своего рода резервом для выдвижения на первый план новых властителей. На пленуме Сталин обрушился с резкой критикой на Молотова и Микояна, обвиняя их в нестойкости, трусости и капитулянтстве перед американским империализмом. Как
 
грубая политическая ошибка было расценено стремление Молотова быть «адвокатом незаконных еврейских претензий на наш Советский Крым». Принародно выражено политическое недоверие Ворошилову. В образованном на пленуме, но не предусмотренном Уставом партии бюро Президиума ЦК, помимо Сталина, значились только Берия, Бул-ганин, Каганович, Маленков, Сабуров и Хрущев. Представительство «старой партийной гвардии» в ближайшем окружении Сталина своди¬лось к минимуму.


 
След. »

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.