Главная arrow Всё arrow История России arrow История России 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История России История России

История России 1917-2009

Оглавление
История России 1917-2009
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
Страница 123
Страница 124
Страница 125
Страница 126
Страница 127
Страница 128
Страница 129
Страница 130
Страница 131
Страница 132
Страница 133
Страница 134
Страница 135
Страница 136
Страница 137
Страница 138
Страница 139
Страница 140
Страница 141
Страница 142
Страница 143
Страница 144
Страница 145
Страница 146
Страница 147
Страница 148
Страница 149
Страница 150
Страница 151
Страница 152

§ 2. Восстановление и развитие народного хозяйства. Изменения в социальной сфере
Восстановление и развитие промышленности. Утвержденный в марте 1946 г. план 4-й пятилетки предусматривал восстановление разру¬шенного войной народного хозяйства, а также увеличение выпуска
 
промышленной продукции по сравнению с довоенным уровнем на 48%, сельскохозяйственной — на 27%. Одной из первоочередных задач пятилетки было «обеспечение технического прогресса во всех отраслях». На Западе этот план посчитали нереальным. Известные экономисты предрекали, что только на восстановление советской экономики потребуется 40-50 лет. С особым скепсисом за рубежом отнеслись к заявлению Вознесенского о том, что «Россия, исполь¬зуя преимущества советской системы, может опередить капиталис¬тические страны на всех путях прогресса, включая и технологию». Тем временем далекий от мрачных политических интриг и прогно¬зов народ напряженно трудился над восстановлением мирной жизни страны. Труд народа, талант организаторов производства, ученых и кон¬структоров обеспечили выполнение и перевыполнение плановых зада¬ний пятилетки как раз в тех областях экономики, где западные скепти¬ки ожидали этого меньше всего. Конверсия промышленности (перевод на выпуск мирной продукции), сопровождавшаяся сокращением объе¬мов производства на 17%, завершилась в 1946 г. Еще около года понадо¬билось, чтобы вывести экономику на довоенные уровни выпуска про¬мышленной продукции. С октября 1947 г. страна уже наращивала пред¬военный уровень, через 4 года и 3 месяца выполнила плановые задания и к концу пятилетки увеличила выпуск промышленной продукции на 73% по сравнению с 1940 г. За пятилетку пущено 6200 восстановлен¬ных и вновь построенных предприятий. Это были феноменальные тем¬пы развития.
В соответствии с планом, первоочередное внимание уделялось раз¬витию отраслей тяжелой промышленности. Сюда направлялись значи¬тельные финансовые средства, материальные и трудовые ресурсы. Уже в 1946 г. вошли в строй действующих восстановленные Макеевский тру¬болитейный, Днепродзержинский азотно-туковый, Рижский электро¬машиностроительный, Минский станкостроительный заводы. Восста¬навливались предприятия металлургической промышленности (Запо-рожсталь и Азовсталь), угольные шахты Донбасса. Одновременно создавались новые угольные районы, расширялась металлургическая база на востоке страны. Новые гиганты индустрии возникли на Урале, в Сибири, республиках Закавказья и Средней Азии (Закавказский ме¬таллургический завод, Усть-Каменогорский свинцово-цинковый ком¬бинат, Кутаисский автомобильный завод). Построены Калужский тур¬бинный, Коломенский завод тяжелого станкостроения, Рязанский стан¬костроительный.
Большой объем индустриальных работ осуществлен в республиках и областях, включенных в состав СССР накануне войны. В западных областях Украины, республиках Прибалтики созданы новые промыш¬ленные отрасли, в частности, газовая и автомобильная, металлообраба¬
 
тывающая и электротехническая. В Западной Белоруссии получили развитие электроэнергетика и торфяная промышленность. В 1946¬1950 гг. вступили в строй газопроводы Саратов — Москва, Кохтла-Ярве — Ленинград.
Особое внимание уделялось наращиванию производства электро¬энергии. В 1945 г. восстановлена Волховская ГЭС, начаты работы по восстановлению Дубровской, Свирской и других электростанций в Ле¬нинградской области. Быстрыми темпами восстанавливался Днепрогэс, крупнейшая электростанция Европы. Уже в 1947 г. станция дала пер¬вый ток, а к концу пятилетки заработала на полную мощность. Начали действовать Рыбинская и Сухумская гидроэлектростанции. Построены Нижнетуринская и Щекинская государственные районные электростан¬ции (ГРЭС). В конце 1940-х годов в СССР для производства электри¬чества решили использовать атомную энергию, начато строительство атомной станции в Обнинске (Калужская обл.). Электровооруженность труда в промышленности к концу пятилетки в полтора раза превзошла уровень 1940 г.; предприятия оснащались новой технологией, увеличи¬лась механизация трудоемких процессов.
Важными событиями послевоенной экономической жизни стали открытие в 1948 г. крупного нефтяного месторождения нефти в Тата¬рии — Ромашкинское (к 1965 г. в Татарии добывалось около 32% обще¬союзной нефти) и ввод в строй 7 ноября 1949 г. первой нефтяной сква¬жины на Каспийском море (к 1953 г. их было уже несколько десятков). В угольной промышленности были сделаны серьезные шаги по завер¬шению механизации подземной транспортировки угля, по переводу машин и механизмов на автоматическое и дистанционное управление. Большими успехами увенчались работы по автоматизации на электро¬станциях и электросетях. К 1950 г. были автоматизированы агрегаты на более чем 65% ГЭС. К 1953 г. работа 25% ГЭС переведена на телемеха¬ническое управление.
В августе 1950 г. опубликованы правительственные решения о на¬чале строительства Сталинградской и Куйбышевской ГЭС на Волге. В сентябре объявлено о начале строительства Каховской ГЭС на Днеп¬ре, главного туркменского оросительного канала Аму-Дарья — Красно-водск длиной 1100 км, Южно-Украинского и Северо-Крымского оро¬сительных каналов. Вместе с планом создания полезащитных полос грандиозные гидросооружения в печати стали именовать «великими стройками коммунизма».
Важнейшее место в послевоенный период отводилось оборонной промышленности и в первую очередь — решению атомной проблемы. Импульс этой работе был придан в августе 1945 г. образованием Специ¬ального комитета при ГКО по реализации советского аналога амери¬канского «уранового проекта».
 
В комитет вошли государственные деятели Л. П. Берия (председатель), Г. М. Маленков, Н. А. Вознесенский, физики И. В. Курчатов и П. Л. Капица, выдающиеся организаторы производства Б. Л. Ванников, А. П. Завенягин, В. А. Махнев, М. Г. Первухин. Для предварительного рассмотрения науч¬ных и технических вопросов, вносимых на обсуждение Спецкомитета, со¬здавался Технический совет под председательством Ванникова. В него были включены академики А. И. Алиханов (ученый секретарь), А. Ф. Иоффе, П. Л. Капица, И. В. Курчатов, В. Г. Хлопин, член-корреспондент АН СССР И. К. Кикоин, профессор Ю. Б. Харитон и др.
Непосредственное руководство организациями и предприятиями, решавшими атомную проблему, осуществляло Первое главное управ¬ление при СНК, подчиненное Спецкомитету. Начальником ПГУ назна¬чен Б. Л. Ванников. Н. А. Вознесенский обязывался организовать в Гос¬плане управление по обеспечению заданий Спецкомитета. В постанов¬лении ГКО подчеркивалось, что никакие организации, учреждения и лица не имеют права вмешиваться в административно-хозяйственную и оперативную деятельность ПГУ. Постановление предусматривало организацию «закордонной разведывательной работы по получению более полной технической и экономической информации об урановой промышленности и атомных бомбах». В апреле 1946 г. в системе ПГУ было организовано КБ-11 («почтовый ящик» Арзамас-16) во главе с П. М. Зерновым и Ю. Б. Харитоном и четкой задачей — изготовить атом¬ную бомбу. Первоначально испытание плутониевой бомбы намечалось осуществить не позднее января, а урановой — не позднее июля 1948 г. Однако в феврале 1948 г. эти сроки пришлось перенести на март-де¬кабрь 1949. С середины 1948 г. активно работали две группы физиков-теоретиков (одна под руководством Я. Б. Зельдовича в Институте хи¬мической физики, другая под руководством И. Е. Тамма в физическом институте АН СССР) над проблемами термоядерного взрыва.
В апреле 1946 г. в Кремле было созвано совещание, посвященное перспективам развития советской авиации. На нем была рассмотрена и утверждена динамика развития реактивного двигателестроения и само¬летостроения. В результате в СССР было создано несколько конструк¬торских бюро, и уже в августе, в День Военно-воздушных сил опытные образцы реактивных истребителей МИГ-9 и Як-15 пролетели над Тушинским аэродромом, вскоре началось их серийное производство.
Параллельно развертывалось ракетостроение. В апреле 1946 г. оно было выделено в самостоятельную отрасль оборонной промышленнос¬ти, в следующем месяце создан Спецкомитет № 2 по реактивной техни¬ке (председатель Г. М. Маленков, затем — Н. А. Булганин). Вскоре, 18 ок¬тября 1947 г., на построенном в том же году полигоне Капустин Яр была испытана советская ракета среднего радиуса действия — копия немец¬кой ракеты Фау-2, воспроизведенная под руководством С. П. Королева.
 
Успехам в развитии ракетостроения во многом способствовала Совет главных конструкторов в ракетной технике. В Совет входили С. П. Ко¬ролев (председатель), В. П. Глушко, Н. А. Пилюгин, В. П. Бармин, М. С. Рязанский, В. И. Кузнецов.
Уже в 1950 г. на вооружение был принят первый отечественный ракетный комплекс с ракетой Р-1 (стартовая масса ракеты — 13,4 т, дальность полета 270 км, снаряжение 785 кг обычного взрывчатого вещества). Ракетный ком¬плекс Р-2 (принят в 1951 г.) имел стартовую массу 20 т, дальность — 600 км, массу боевого заряда 1008 кг. Ракетный комплекс Р-5 (принят в 1955) дос¬тавлял такой же боевой заряд на 1200 км. Его модернизация (комплекс Р-5М), принятый на вооружение в 1955 г., был первой в мировой истории военной техники ракетой-носителем ядерного заряда. В мае 1954 г. приня¬то решение о разработке двухступенчатой баллистической ракеты Р-7, ко¬торая могла донести ядерный боевой заряд до любой точки, расположен¬ной на территории вероятного противника.
10 июля 1946 г. при Совете министров СССР создан специальный Комитет № 3 по радиолокации, также развернувший работы по упроче¬нию оборонного щита страны. Комитет возглавил М. З. Сабуров, он был создан на базе действовавшего с июня 1943 г. Совета по радиолокации во главе с Г. М. Маленковым.
В июле 1950 г. создается Специальное конструкторское бюро под руководством Н. А. Доллежаля, ориентированное на разработку реак¬тора для атомной электростанции. В ноябре 1952 г. вышло постановле¬ние Совмина СССР по проектированию атомной подводной лодки. Научным руководителем проекта был назначен А. П. Александров, глав¬ным конструктором атомной установки — Н. А. Доллежаль, главным конструктором подлодки — В. Н. Перегудов.
Все эти проекты требовали огромных затрат и усилий. В годы Корей¬ской войны только прямые военные расходы СССР поглощали четверть годового бюджета страны. В 1980 г., А. П. Александров, уже в ранге пре¬зидента АН СССР, говорил: «Теперь можно прямо и откровенно сказать, что значительная доля трудностей, пережитых советским народом в пер¬вые послевоенные годы, была связана с необходимостью мобилизовать огромные людские и материальные ресурсы с тем, чтобы сделать все воз¬можное для успешного завершения в самые сжатые сроки научных ис¬следований и технических проектов для производства ядерного оружия».
Решение атомной, ракетной и других оборонных проблем велось в десятках новых закрытых городов с уникальными предприятиями, ла¬бораториями, конструкторскими бюро. Позже эти производственные центры стали известны как Саров (Арзамас-16); Озерск (Челябинск-40); Снежинск (Челябинск-70); Новоуральск (Свердловск-44); Лесной (Свердловск-45); Трёхгорный (Златоуст-36); Заречный (Пенза-19); Приозерск (берег оз. Балхаш); Шиханы (Саратовская обл.); Камбарка
 
(Удмуртия); Капустин Яр (Астраханская обл.); Сунгул (Южный Урал); целые районы вокруг Красноярска, Томска, Москвы.
Основные работы по строительству предприятий атомной промыш¬ленности выполняли инженерные войска НКВД и 300 тысяч заключен¬ных системы ГУЛАГа. С конца 1945 по август 1949 г. только Главпром-строем НКВД-МВД было построено 35 крупных специальных объек¬тов, 5400 зданий с общей площадью 800 тыс. кв. метров. НКВД был также организатором геологической разведки и добычи ураносодержащих руд. К концу 1945 г. в СССР круглосуточно работало 12 геологоразведоч¬ных партий. В 1950 г. их было уже 270, разведку вели около 15 тысяч геологов, а суммарная длина пройденных шахт и скважин составила 1600 км. К 1948 г. на территории страны были открыты крупные место¬рождения урана и организована его добыча в масштабах полностью обес¬печивающих потребности атомного проекта. Головным предприятием в СССР по добыче урановой руды и рафинированию (очистке) урана был комбинат № 156 в Таджикистане, куда входили 7 рудников и 5 заводов.
25 декабря 1946 г. И. В. Курчатов запустил опытный урано-графи-товый реактор в Москве и осуществил на нем цепную ядерную реакцию деления. Это было событием фундаментального научного и практичес¬кого значения, важнейшим этапом создания первого промышленного реактора для получения плутония. Работы по созданию опытного реак¬тора велись с марта 1943 г., важную роль в его пуске сыграл трофейный уран. В СССР изготовление металлического урана и рабочих блоков из него для последующей загрузки в реактор осуществлялось на заводе № 12 в г. Электросталь, ставшем впоследствии лидером в производстве ядерного топлива для АЭС, атомных ледоколов и подводных лодок.
Старт работам по созданию промышленного реактора был дан 1 де¬кабря 1945 г., когда было принято решение о создании комбината № 817 (Челябинск-40, ныне ПО «Маяк»), включавшем промышленный реак¬тор и два завода: радиохимический (по выделению плутония из облу¬ченного в реакторе урана) и металлургический (по производству плу¬тония и плутониевых деталей). Директором комбината был Б. Г. Муз-руков, научным руководителем — Н. А. Доллежаль. Промышленный ядерный реактор был запущен в июне 1948 г., тогда же введен в эксплу¬атацию завод по производству плутония. Началось накапливание про¬дукции для первого ядерного заряда. Позднее были пущены в ход но¬вые реакторы, построенные в Челябинске-40, Томске-7, Красноярске-26.
Успешное испытание советской атомной бомбы (РДС-1, мощностью 22 килотонны тротилового эквивалента) было проведено 29 августа 1949 г. на полигоне в 170 км западнее Семипалатинска. Это была бомба, созданная на основе американской схемы. Бомбы собственной ориги¬нальной конструкции разрабатывались с весны 1948 г. Первая из них (РДС-2, мощностью 38,3 килотонн) испытана в сентябре 1951 г., вторая
 
(РДС-3, мощностью 41,2 килотонн) — в октябре 1951 г. Они были почти в 2 раза легче копии американской и в 2 раза мощнее ее. К окончанию «эпохи Сталина» в СССР насчитывалось 120 ядерных бомб (в США — 1436). Первым основным носителем ядерного оружия в СССР был даль¬ний бомбардировщик Ту-14 конструкции А. Н. Туполева. Помимо США и СССР в клуб ядерных держав позднее вошли Великобритания (1952), Франция (1960), Китай (1964), Индия и Пакистан (1998), а также ряд государств, официально не являющихся его обладателями.
Приоритетное развитие тяжелой индустрии, перераспределение средств в ее пользу способствовало решению Советским Союзом задач мирового значения. Но в то же время оно углубляло разрыв в производ¬стве продукции групп «А» и «Б». Это была своего рода мина замедлен¬ного действия. Планы по развитию легкой и пищевой промышленности не выполнялись. Тем не менее годы первой послевоенной пятилетки стали временем начала массового выпуска ряда сложных потребитель¬ских товаров — легковых автомобилей «Победа» и «Москвич», мото¬циклов, радиоприемников, телевизоров, существенно преображавших облик городов и быт советских людей.
По новым генеральным планам развития обновлялись разрушенные войной Ленинград, Киев, Минск, Сталинград, Севастополь. В ноябре 1945 г. принято специальное решение о восстановлении 15 крупных и старейших русских городов (Новгород, Смоленск, Курск, Орел, Кали¬нин, Великие Луки и др.). Восстанавливались пострадавшие историчес¬кие памятники и сооружения. В Москве с 1947 г. возводились помпез¬ные «сталинские» дома, высотные здания, определившие на долгие годы новый облик столицы. К концу пятилетки введено в строй 100 млн кв. м жилья, однако до решения жилищного вопроса было еще далеко, боль¬шинство населения городов жили в коммунальных квартирах.
Восстановление промышленности и транспорта, новое индустриаль¬ное и жилищное строительство привели к росту численности рабочего класса. За годы 4-й пятилетки ряды рабочих увеличились на 8 млн чело¬век. Общая численность рабочих и служащих в народном хозяйстве в 1950 г. достигла 40,4 млн человек. Из них в промышленности трудились 15,3 млн, на стройках — 2,6 млн, на транспорте — более 4 млн. Производ¬ственный героизм советских людей, выразившийся в многочисленных трудовых починах, способствовал успешному выполнению планов пяти¬летки. Широкую известность и поддержку в эти годы получили начина¬ния токарей — ленинградца Г. С. Борткевича и москвича П. Б. Быкова (скоростное резание металла); слесаря московского часового завода А. Я. Якушина; ткачих из Купавны М. И. Рожневой и Л. Ф. Кононенко (сокращение производственных потерь); помощников мастеров предпри¬ятий московской легкой промышленности В. И. Волошина (повышение культуры производства) и А. С. Чутких (движение за звание бригад от¬
 
личного качества). Возникшие вместе с этим заорганизованность и пла¬нирование починов мало способствовали расширению самих движений.
Свой вклад в развитие народного хозяйства СССР вносили заклю¬ченные (в 1945 численность лагерников составляла 1,5 млн человек, в 1950 — 2,6 млн, в 1953 — 2,5 млн); спецпереселенцы (к концу 1940-х го¬дов — 2,3 млн), военнопленные (1,5 млн немцев и 0,5 млн японцев). Тру¬дом заключенных строились военные объекты, рудники, шахты, Байка¬ло-Амурская железнодорожная магистраль, железная дорога Воркута — Салехард — Норильск. В Московской области прокладывались кольце¬вые бетонированные дороги в радиусе 50 и 100 км от центра столицы, связывающие 56 зенитно-ракетных комплексов, — создавалась система ПВО Москвы «Беркут» (позднее называлась С-25, разработана под ру¬ководством П. Н. Куксенко, С. Л. Берия, А. А. Расплетина). В Башкирии и Иркутске возводились крупнейшие нефтехимические комбинаты.
Существенной была роль репараций, полученных СССР от побеж¬денной Германии на сумму 4,3 млрд долларов. В счет репараций из по¬бежденных стран вывозилось промышленное оборудование, включая целые заводские комплексы. Этот источник позволил оснастить обору¬дованием значительную часть восстановленных и вновь построенных промышленных предприятий. Взимание репараций прекратилось с 1 ян¬варя 1954 г.
Сельское хозяйство. Аграрный сектор экономики вышел из войны край¬не ослабленным. В деревне почти на треть уменьшилось трудоспо¬собное население. На протяжении нескольких лет сюда не постав¬лялась новая техника; на оккупированных территориях была унич¬тожена почти четверть довоенного тракторного и комбайнового парка. Недостаток техники не мог быть восполнен живой тягловой силой — поголовье лошадей в колхозах сократилось за годы войны более чем наполовину.
В отличие от 1920-х годов решено было начать восстановление хо¬зяйства не с деревни, а с тяжелой промышленности. На село продолжа¬ли смотреть как на источник сырья, рабочих рук и хлеба для промыш¬ленности. Это означало, что помощь города ему была минимальной. По¬ложение осложнилось тем, что 1946 г. оказался неблагоприятным по погодным условиям: сильная засуха охватила Украину, Молдавию, пра¬вобережные районы Нижнего Поволжья, Северный Кавказ, централь¬но-черноземные области. На востоке урон урожаю нанесли затяжные дожди. Валовой сбор зерновых в 1946 г. был в 2,2 раза меньше, чем в 1940 г. Начавшийся голод привел к гибели 770,7 тыс. человек и вызвал массовый отток сельского населения в города. Летом 1946 г. 87,8 млн человек были переведены на централизованное государственное снаб¬жение. Крайняя острота продовольственной проблемы была снята лишь сравнительно хорошими урожаями 1947 и 1948 г.
 
Обязательные поставки сельхозпродуктов государству большей ча¬стью колхозов выполнялись на пределе возможного, а для многих ока¬зывались непосильными. Как и в 1930-е годы, заготовительные цены оставались значительно ниже себестоимости, возмещая лишь неболь¬шую часть затрат. В 1950 г. на зерновые это составляло 8 рублей за цен¬тнер при себестоимости 49. Заготовительные цены на молоко в Бело¬руссии возмещали колхозам четвертую часть его себестоимости, на сви¬нину — двадцатую часть. Планы хлебозаготовок в 1944 г. выполнили 58% колхозов страны, в 1945 г. — 50, в 1946 г. — 42, в 1948 г. — 44%.
Вознаграждение за труд в колхозах носило символический харак¬тер. Это был, по сути, бесплатный труд. На предложение Молотова (ко¬нец 1946 г.) оплачивать поставки хлеба государству по более высоким ценам, «поскольку крестьяне никак не заинтересованы в производстве зерна», Сталин говорил: «У государства нет такой возможности. Делать этого не следует». Колхозники были вынуждены жить в основном за счет личных подсобных хозяйств. В годы войны эти хозяйства заметно расширились за счет колхозных земель с разрешения правлений и пред¬седателей колхозов, а в ряде случаев путем самозахвата земель. Городс¬кие жители также разбивали огороды и садовые участки на обществен¬ных землях. На территории, оказавшейся в годы войны под оккупацией на колхозных землях возникли тысячи новых хуторов, многие из кото¬рых по существу были единоличными хозяйствами. По окончании вой¬ны государство усмотрело во всем этом тенденцию к реставрации до-колхозных порядков.
19 сентября 1946 г. принято правительственное постановление «О мерах по ликвидации нарушений устава сельхозартели в колхозах». В нем отмечались факты «расхищения» земель колхозов и колхозной собственности, злоупотреблений со стороны партийно-советских орга¬нов. Постановление обязывало руководителей всех уровней положить конец «извращениям и нарушениям», а виновных «привлекать к судеб¬ной ответственности». Для контроля за соблюдением устава и решения вопросов дальнейшего колхозного строительства был создан Совет по де¬лам колхозов во главе с членом Политбюро А. А. Андреевым. Деятель¬ность Совета и его представителей на местах способствовала наведению порядка, однако подъема хозяйств это обеспечить не могло. Отношение к индивидуальным крестьянским хозяйствам в последующем постоянно ужесточалось, налоги с приусадебных участков увеличивались.
Неурожайный 1946 г. заставил руководство страны обратить особое внимание на положение в деревне. В феврале 1947 г. вопрос о мерах подъема сельского хозяйства рассматривался на пленуме ЦК. В соот¬ветствии с его решениями был увеличен выпуск тракторов, сельскохо¬зяйственных машин и удобрений, расширились работы по электрифи¬кации села. Это позволило к концу пятилетки создать свыше тысячи
 
новых МТС, обновить материально-техническую базу производства. В 1950 г. в колхозах и совхозах тракторов и комбайнов стало на 40-50% больше, чем до войны. Принятый правительством план развития сельс¬кой электрификации на 1948-1950 гг. позволил снабдить к концу пяти¬летки электроэнергией 15% колхозов (в 1940 г. — 4), 80% МТС и 76% совхозов. Однако в колхозах энергия использовалась пока главным об¬разом на освещение.
20 октября 1948 г. Правительство СССР и ЦК ВКП(б) приняли по¬становление «О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения траво¬польных севооборотов, строительства прудов и водоемов для обеспече¬ния высоких и устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах европейской части СССР». В его основе лежало учение В. В. Докучаева, П. А. Костычева и В. Р. Вильямса о борьбе с засухой. План был рассчи¬тан на 1950-1965 гг., в печати тех лет он именовался «Сталинским пла¬ном преобразования природы». Из-за дороговизны план выполнялся медленно, а после смерти автора практически свернут. Тем не менее уда¬лось внедрить государственные лесозащитные полосы длиной более 6 тыс. км; миллионы деревьев и кустарников выращивались в полеза¬щитных полосах местного значения. Это благотворно сказывалось на урожайности.
В апреле 1949 г. принят «Трехлетний план развития общественного колхозного и совхозного продуктивного животноводства». Из-за недо¬статка капиталовложений выполнить его тоже не удалось. Однако к концу пятилетки производство мяса, молока и шерсти в стране в целом превысило довоенный уровень. Задел для последующего повышения продуктивности животноводства создавали достижения сельскохозяй¬ственной науки послевоенных лет. Ученые-зоотехники разработали методы замораживания семени производителей (В. К. Милованов, И. И. Соколовская) и технику искусственного осеменения. В каракуле¬водстве стал использоваться метод искусственного повышения плодо¬витости животных (М. М. Завадовский). Были разработаны нормы кор¬мления (М. Ф. Томмэ), методы промышленного скрещивания сельс¬кохозяйственных животных.
На рубеже 1940-1950-х годов, в соответствии с курсом на концент¬рацию колхозно-совхозного производства, проведено укрупнение кол¬хозов. С 1950 по 1953 г. их число уменьшилось с 255 до 94 тыс. К этому же времени можно говорить и о завершении коллективизации в СССР в его послевоенных границах. В 1945 г. вне колхозов оставалось 3,6 млн крестьянских хозяйств. К началу 1949 г. было коллективизировано лишь 3,8% крестьянских хозяйств Литвы, 5,5% — Эстонии и 10,2% — Латвии. К концу 1950 г. колхозный строй был введен во всех республиках, хотя часть крестьян западных областей Белоруссии и Украины, Правобереж¬ной Молдавии и республик Прибалтики продолжала оставаться вне
 
колхозов — от 2% (Украина) до 16,3% (Белоруссия). Понадобилось еще полтора-два года, чтобы коллективизация была практически завершена. В 1955 г. в СССР насчитывалось немногим более 100 тыс. единоличных крестьянских хозяйств, однако они составляли лишь 0,5% от 19,7 млн крестьянских дворов, объединенных в 85,7 тыс. колхозов. Коллективиза¬ция завершалась по образцам 1930-х годов, сопровождалась репрессия¬ми и депортациями населения. Только из Прибалтики на спецпоселение выслано в 1945-1949 гг. 142,5 тыс. «кулаков, бандитов и националистов» с семьями, что, несомненно, оборачивалось усилением протестных наци¬оналистических движений и далеко идущими последствиями.
Предпринимавшиеся государством меры и стремление крестьян к улучшению условий своей жизни оказались недостаточными для того, чтобы вывести деревню на уровень заданий пятилетнего плана. Урожаи, не говоря об ущербности природно-климатических условий, из-за не¬хватки сельскохозяйственной техники, удобрений и длящейся многие годы незаинтересованности колхозников в труде были низкими. «Звер¬ские» (по фамилии министра финансов А. Г. Зверева) налоги по-пре¬жнему душили крестьянское личное подсобное хозяйство. На протяже¬нии 1940-х годов размер налогов вырос в 2,7 раза.
По официальным данным, в 1950 г. продукция земледелия всех ка¬тегорий хозяйств составляла 97% от уровня 1940 г.; показатели живот¬новодства оказались выше довоенных; валовая продукция сельского хозяйства в целом составила 99% довоенного уровня. Однако производ¬ство зерна и в 1951 г. составляло от уровня 1940 г. лишь 82%, картофе¬ля — 77, овощей — 69%. Даже в относительно благоприятном 1952 г. ва¬ловой сбор зерна не достиг довоенного уровня, а урожайность в 1949¬1953 гг. составляла 7,7 ц с гектара (в 1913 г. — 8,2).
Оказались невыполненными и планы повышения уровня потребле¬ния продовольственных товаров жителями страны. В 1950 г. его удалось лишь приблизить к довоенному. На протяжении 1946-1951 гг. 42-65% совокупного дохода колхозникам приносило подсобное хозяйство, в то время как оплата по выработанным в колхозе трудодням составляла 15¬20%. В некоторых районах доля личного подсобного хозяйства на рубе¬же 1940-1950-х годов превышала 90%. В мирные годы это выглядело преступным цинизмом по отношению к крестьянам.
Подавляющее большинство колхозов в послевоенные годы остава¬лось слабыми и убыточными. Только отдельным из них во главе с таки¬ми опытными председателями, как Ф. И. Дубковецкий (колхоз «Здобу-ток Жовтня» Черкасской области), П. А. Малинина (колхоз «12-й Ок¬тябрь» Костромской области), К. П. Орловский («Рассвет» в Белоруссии), М. А. Посмитный (имени Буденного Одесской области), П. А. Прозоров («Октябрь» Кировской обл.) и другие, удавалось дос¬тичь высоких производственных результатов.
 

 
След. »

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.