Главная arrow Всё arrow История России arrow История России 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История России История России

История России 1917-2009

Оглавление
История России 1917-2009
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
Страница 123
Страница 124
Страница 125
Страница 126
Страница 127
Страница 128
Страница 129
Страница 130
Страница 131
Страница 132
Страница 133
Страница 134
Страница 135
Страница 136
Страница 137
Страница 138
Страница 139
Страница 140
Страница 141
Страница 142
Страница 143
Страница 144
Страница 145
Страница 146
Страница 147
Страница 148
Страница 149
Страница 150
Страница 151
Страница 152

Еще одна попытка подвести единую теоретическую базу под анти¬патриотизм и космополитизм сделана Г. Ф. Александровым в статье «Космополитизм — идеология империалистической буржуазии» (Воп¬росы философии. 1948. № 3). Антипатриоты, писал он, выступают под флагом космополитизма, потому что под ним удобнее всего пытаться разоружить рабочие массы в борьбе против капитализма, ликвидиро¬вать национальный суверенитет отдельных стран, подавить революци¬онное движение рабочего класса. Космополитами в статье представле¬ны известные ученые и общественные деятели дореволюционной Рос¬сии П. Н. Милюков, А. С. Ященко, М. И. Гершензон, «враги народа» Пятаков, Бухарин, Троцкий. «Безродными космополитами» изобража¬лись «лютые враги социалистического отечества», перешедшие в годы войны в лагерь врага, завербованные гитлеровцами шпионы и дивер¬санты, а также все пытавшиеся сеять среди советских людей дух неуве¬ренности, пораженческие настроения. Расширительное толкование при¬верженцев «безродного космополитизма» вызвало негативную реакцию. Открыто автору ставилось в вину то, что он чрезмерно много места уде¬ляет «мертворожденным писаниям реакционных буржуазных профес¬соров».
Установки на проведение кампании по борьбе с низкопоклонством и космополитизмом были даны в статье Д. Т. Шепилова «Советский патриотизм» (Правда. 1947. 13 августа). Из ее содержания видно, что советские лидеры готовы были подозревать в антипатриотизме всяко¬го, кто не был уверен, что теперь не мы догоняем Запад в историческом развитии, а «странам буржуазных демократий, по своему политическо¬му строю отставшим от СССР на целую историческую эпоху, придется догонять первую страну подлинного народовластия». Соответственно утверждалось, что советский строй «в сто крат выше и лучше любого буржуазного строя»; «Советский Союз является страной развернутой социалистической демократии»; «теперь не может идти речь ни о какой цивилизации без русского языка, без науки и культуры народов Совет¬ской страны. За ними приоритет»; «капиталистический мир уже давно миновал свой зенит и судорожно катится вниз, в то время как страна социализма, полная мощи и творческих сил, круто идет по восходящей». Наличие низкопоклонства перед Западом в СССР признавалось, но изображалось свойством отдельных «интеллигентиков», которые все еще не освободились от пережитков «проклятого прошлого царской России» и с лакейским подобострастием взирают на все заграничное только потому, что оно заграничное, умиляются даже мусорным урнам на берлинских улицах.
Наиболее громким рупором в этой кампании был секретарь ЦК А. А. Жданов. Выступая в феврале 1948 г. на совещании в ЦК деятелей советской музыки, он выдвинул универсальное обоснование резкого
 
поворота от интернационализма как некоего социалистического космо¬политизма к интернационализму как высшему проявлению социалис¬тического патриотизма. Применительно к ситуации в искусстве он го¬ворил: «Интернационализм рождается там, где расцветает националь¬ное искусство. Забыть эту истину — означает потерять руководящую линию, потерять свое лицо, стать безродным космополитом».
Кампанию по борьбе с космополитизмом направляло Управление пропаганды и агитации ЦК (в июле 1948 г. понижено в ранге до уровня отдела). После отставки Г. Ф. Александрова его возглавлял М. А. Сус¬лов (с сентября 1947 по июль 1948 г. и снова с июля 1949 г.) и Д. Т. Ше-пилов (в 1947-1948 гг. первый заместитель начальника управления, в июле 1948 — июле 1949 г. заведующий отделом).
Международные аспекты борьбы с космополитизмом. Особая поли¬тическая актуальность борьбы против идеологии космополитизма выявлялась по мере появления на Западе различных проектов объе¬динения народов и государств в региональном и мировом масшта¬бах. В годы войны Черчилль предлагал объединить Англию и Фран¬цию. После войны он активно пропагандировал замену ООН анг¬ло-американским союзом, поддерживал лозунг создания «Соединенных Штатов Европы» под верховным покровительством США. Английский министр иностранных дел Э. Бевин 23 ноября 1945 г. говорил о «новом изучении вопроса о создании мировой ассамблеи, избранной прямо народами мира в целом», о законе, обя¬зательном для всех государств, образующих объединенные нации: «Это должен быть мировой закон с мировым судом, с международ¬ной полицией». В СМИ западных стран утверждалось, что «мировое правительство» стало неизбежным» и его стоит добиваться, даже если для этого придется провести «катастрофическую третью мировую войну»; в объединенной наднациональной Европе «страны полностью откажутся от своего национального суверенитета»; его предлагалось заменить понятием «сверхсуверенитета международной общности». Известный английский философ Бертран Рассел считал (сентябрь 1948 г.), что «кошмар мира, разделенного на два враждующих лаге¬ря», может кончиться только с организацией «мирового правитель¬ства». Он полагал, что такое правительство будет создано под эгидой Америки и «только путем применения силы». Борьба за «единую все¬мирную федерацию» представлялась философу «наилучшим желан¬ным выходом в условиях людского безумия».
В июне 1946 г. советский журнал «Новое время» познакомил обще¬ственность со сборником статей крупнейших американских ученых-атомщиков (вышел из печати одновременно с фултоновской речью Чер¬чилля), в котором обосновывалась идея превращения ООН в «мировое государство», призванное спасти мир от атомной войны и осуществлять
 
контроль над атомной энергией. В сентябре 1948 г. «Литературная газе¬та» дала представление о «движении мировых федералистов» в США, возглавляемых представителем крупного бизнеса К. Мейером. Под дав¬лением этой организации, насчитывающей 34 тысяч членов, законода¬тельные собрания 17 штатов США приняли резолюции, предлагающие конгрессу внести решение о пересмотре устава ООН, а на случай не¬приятия предложения Советским Союзом действовать без него. Был разработал проект «конституцию мира», известной под названием «чи¬кагский план». Над его созданием особый комитет «федералистов» тру¬дился два года. В преамбуле документа провозглашалось: «Эпоха на¬ций приходит к концу, начинается эра человечества». По примеру США «всемирного президента» предлагалось наделить огромными полномо¬чиями, он должен возглавлять все вооруженные силы в мире, стать глав¬ным судьей и председателем «всемирного суда».
Американское движение за создание «всемирного правительства» возник¬ло в конце Второй мировой войны. В сентябре 1945 г. к движению примк¬нул знаменитый физик А. Эйнштейн, заявивший, что единственный способ спасения цивилизации и человечества — создание мирового правительства, решения которого должно иметь обязательную силу для государств-чле¬нов сообщества наций. К этой теме ученый неоднократно возвращался и позже. В сентябре 1947 г. в открытом письме делегациям государств-чле¬нов ООН он предлагал реорганизовать Генеральную ассамблею ООН, пре¬вратив ее в непрерывно работающий мировой парламент, обладающий бо¬лее широкими полномочиями, чем Совет Безопасности, который якобы парализован в своих действиях из-за права вето.
В ноябре 1947 г. крупнейшие советские ученые (С. И. Вавилов, А. Ф. Иоф¬фе, Н. Н. Семенов, А. А. Фрумкин) в открытом письме высказали свое не¬согласие с А. Эйнштейном. Наш народ, писали они, отстоял независимость в великих битвах Отечественной войны, а теперь ему предлагается добро¬вольно поступиться ею во имя некоего «всемирного правительства», «при¬крывающего громко звучащей вывеской мировое господство монополий». Советские физики дипломатично писали, что их коллега обратился к «по¬литическому прожектерству», которое играет наруку врагам мира, вместо того, чтобы прилагать усилия для налаживания экономического и полити¬ческого сотрудничества между государствами различной социальной и эко¬номической структуры. В ответном письме Эйнштейн назвал опасения ми¬рового господства монополий мифологией, а неприятие идеи «сверхгосу¬дарства» тенденцией к «бегству в изоляционизм», особенно опасный для Советского Союза, «где правительство имеет власть не только над воору¬женными силами, но и над всеми каналами образования, информации, а также над экономическим существованием каждого гражданина». Иначе говоря, утверждалось, что только разумное мировое правительство может стать преградой для неразумных действий советских властей. С такими вы¬водами в СССР, естественно, согласиться не могли. Соответствующие разъяснения Эйнштейну были даны в статье с говорящим названием «О без¬заботности в политике и упорстве в заблуждениях» (Новое время. 1948.
 
№ 11). Единственный путь к предотвращению новой войны советская сто¬рона видела в объединении всех антиимпериалистических и демократичес¬ких сил, их борьбе против планов новых войн, против нарушения суверени¬тета народов в целях их закабаления.
На Западе тем не менее продолжали рассчитывать на принятие Советским Союзом предложений о создании «мировой федерации» и «привитие» за¬падного понимания культуры «русским коммунистам», поскольку комму¬нистическое учение выросло «из Западной философии». В 1948 г. группа американских ученых, называющих себя «гражданами мира» и представи¬телями «единой мировой науки», вновь обращалась «к ученым всего мира» с предложением поддержать создание «Соединенных Штатов Мира». По представлениям многих приверженцев этой космополитической идеи, образцом мирового государства являлись США, и дело оставалось лишь за тем, чтобы все независимые народы и страны были сведены к положению штатов Техас или Юта.
Реакция И. В. Сталина на подобные предложения нашла выраже¬ние в надписи на странице проекта новой Программы партии: «Теория "космополитизма" и образования Соед[иненных] Штатов Европы с од¬ним пр[авительст]вом. "Мировое правительство"». Эта надпись, сделан¬ная летом 1947 г., неразрывно связывает теории космополитизма и сверх¬государства, объясняет, по существу, главную причину открытия в СССР кампании по борьбе с космополитами. «Идея всемирного правитель¬ства, — говорил А. А. Жданов на совещании представителей компартий в Польше в сентябре 1947 г., — используется не только как средство дав¬ления в целях идейного разоружения народов... но и как лозунг, специ¬ально противопоставляемый Советскому Союзу, который неустанно и последовательно отстаивает принцип действительного равноправия и ограждения суверенных прав всех народов, больших и малых». На про¬тяжении 1945-1953 гг. советские СМИ неоднократно обращались к теме о всемирном правительстве, разоблачая его «реакционную сущность».
Реагируя на выступление американского президента Г. Трумэна пе¬ред канзасскими избирателями, в котором утверждалось, что «народам будет так же легко жить в добром согласии во всемирной республике, как канзасцам в Соединенных Штатах», советский ученый Е. А. Коровин в своей статье «За советскую патриотическую науку права» (1949) пи¬сал: «Первая и основная ее задача — отстаивать всеми доступными ей средствами национальную независимость, национальную государствен¬ность, национальную культуру и право, давая сокрушительный отпор любой попытке посягательства на них или хотя бы на их умаление».
Кампания по борьбе с космополитизмом была направлена не толь¬ко против претензий США на мировое господство под новыми лозунга¬ми, но и против возникавших там новых проектов, нацеленных на раз¬рушение советского патриотизма и замену его «общечеловеческими ценностями». Ценности эти оказывались вполне совместимыми с тра¬
 
диционным патриотизмом американцев и отношением к Америке «кос¬мополитов» в других странах, призывавших, по примеру французского литератора Жоржа Бернаноса, признать Америку «своей дорогой роди¬ной». К началу 1949 г. в проповеди космополитизма объединялись пред¬ставители самых разных сил Западного мира — «от папы римского до правых социалистов». В СССР в этом усматривали создание единого фронта против СССР и стран новой демократии, подготовку войны.
Пик и спад антикосмополитической кампании. Начавшаяся после вой¬ны кампания по укреплению советского патриотизма, преодолению низкопоклонства перед Западом, к концу 1948 г. стала приобретать заметно выраженный антисемитский оттенок. Если поначалу кос¬мополитами представлялись приверженцы определенных направ¬лений в науке (школы академиков А. Н. Веселовского в литерату¬роведении, М. Н. Покровского в истории) без различия националь¬ности, то со временем среди них стали все чаще фигурировать еврейские фамилии. Происходило это, скорее, по объективной при¬чине. Евреи, как исторически сложившаяся диаспора Европы, из¬древле занимали прочные позиции в области интеллектуального труда. После Октябрьской революции они были представлены в со¬ветской интеллигенции во много раз большим удельным весом, чем в населении страны, и активно участвовали в политической и идео¬логической борьбе по разные стороны баррикад.
После войны евреи составляли 1,3% населения СССР. В то же время, по данным на июль 1946 г., среди ведущих сотрудников Совинформбюро ев¬реев насчитывалось 48%, русских — 39,6%. По данным на начало 1947 г., среди заведующих отделами, лабораториями и секторами Академии наук СССР по отделению экономики и права евреев было 58,4%; по отделению химических наук — 33, физико-математических наук — 27,5; технических наук — 25. В начале 1949 г. 26,3% преподавателей философии, марксизма-ленинизма и политэкономии в вузах страны были евреями. В академичес¬ком Институте истории они составляли в начале 1948 г. 36% всех сотрудни¬ков, в конце 1949 — 21%. При создании Союза советских писателей в 1934 г. в московскую организацию было принято 351 человек, из них писателей еврейской национальности — 124 (35,3%), в 1935-1940 гг. среди вновь при¬нятых писателей этой национальности насчитывалось 34,8%; в 1941-1946 — 28,4; в 1947-1952 — 20,3. В 1953 г. из 1102 членов московской организации Союза писателей русских было 662 (60%); евреев — 329 (29,8); украинцев — 23 (2,1); армян 21 (1,9); других национальностей — 67 человека (6,1%). Близ¬кое к этому положение существовало в ленинградской писательской орга¬низации и в Союзе писателей Украины.
В такой ситуации любые сколько-нибудь значительные по количе¬ству участников идеологические баталии и давление на «интеллиген-тиков» со стороны власти представали как явления, затрагивающие пре¬имущественно еврейскую национальность. В том же направлении «ра¬
 
ботали» довольно простые соображения: США стали нашим вероятным противником, а евреи там играют видную роль в экономике и политике. Израиль, едва успев родиться, заявил себя сторонником США. Советс¬ких евреев, имеющих широкие связи с американскими и израильскими сородичами и в наибольшей степени ориентированных со времен вой¬ны на развитие экономических и культурных связей с буржуазными странами Запада, необходимо рассматривать как сомнительных советс¬ких граждан и потенциальных изменников. Выводы созданной по лично¬му поручению Сталина комиссии в составе А. А. Кузнецова, Н. С. Пато-личева и М. А. Суслова по обследованию и изучению деятельности Со-винформбюро (сформулированы в записке от 10 июля 1946 г.) о недопустимой концентрации евреев в учреждении, неудовлетворитель¬но ведущем нашу пропаганду за рубежом, стали, пожалуй, первым после¬военным предвестником грядущей кампании борьбы с космополитизмом.
Кампания по борьбе с космополитами приобрела разнузданную форму вскоре после арестов активистов Еврейского антифашистского комитета. Поводом для ее развязывания стал доклад Г. М. Попова, пер¬вого секретаря МК и МГК ВКП(б). В первой половине января 1949 г., будучи на приеме у Сталина, он обратил его внимание на то, что на пле¬нуме Союза советских писателей при попустительстве Агитпропа ЦК «космополиты» сделали попытку сместить А. Фадеева, он же из-за сво¬ей скромности не смеет обратиться к товарищу Сталину за помощью. (На протяжении 1948 г. Агитпроп не придавал значения рекомендаци¬ям Фадеева заняться Всероссийским театральным обществом — «гнез¬дом формалистов, чуждых советскому искусству».) Когда Д. Т. Шепи-лов, в свою очередь принятый Сталиным, начал говорить о жалобах те¬атральных критиков на гонения со стороны руководства ССП и в доказательство положил на стол соответствующее письмо, Сталин, не взглянув на него, раздраженно произнес: «Типичная антипатриотиче¬ская атака на члена ЦК товарища Фадеева». После этого «оказавшему¬ся не на высоте» Агитпропу не оставалось ничего иного, как немедлен¬но включиться в отражение «атаки».
24 января 1949 г. решением Оргбюро ЦК главному редактору «Прав¬ды» П. Н. Поспелову было поручено подготовить по этому вопросу ре¬дакционную статью. После указаний Маленкова она получила назва¬ние «Об одной антипатриотической группе театральных критиков» и опубликована 28 января 1949 г.
В статье говорилось: «В театральной критике сложилась антипатриотичес¬кая группа последышей буржуазного эстетства, которая проникает в нашу печать и наиболее развязно орудует на страницах журнала "Театр" и газеты "Советское искусство". Эти критики утратили свою ответственность перед народом; являются носителями глубоко отвратительного для советского человека, враждебного ему безродного космополитизма; они мешают раз¬
 
витию советской литературы, тормозят ее движение вперед. Им чуждо чув¬ство национальной советской гордости». Антипатриотами представлены А. М. Борщаговский, Г. Н. Бояджиев, Я. Л. Варшавский, А. С. Гурвич, Л. А. Малюгин, Е. Г. Холодов, Ю. (И. И.) Юзовский.
На следующий день в редакционной статье «Литературной газеты» с назва¬нием «До конца разоблачить антипатриотическую группу театральных кри¬тиков» к ним был добавлен И. Л. Альтман. Вслед прогремели залпы газет¬ных статей с заголовками «Эстетствующие клеветники»; «Космополиты в кинокритике и их покровители»; «Против космополитизма и формализма в поэзии»; «Безродные космополиты в ГИТИСе»; «Против космополитиз¬ма в музыкальной критике»; «Решительно разоблачать происки буржуаз¬ных эстетов»; «До конца разгромим космополитов-антипатриотов»; «Про¬тив космополитизма в философии»; «Разгромить буржуазный космополи¬тизм в киноискусстве»; «Наглые проповеди безродного космополита»; Против космополитизма и формализма в музыкальном образовании»; «Убрать с дороги космополитов»; «Против буржуазного космополитизма в литературоведении»; «До конца разоблачить буржуазных космополитов в музыкальной критике»; «Изгнать буржуазных космополитов из советской архитектурой науки» и т.п., в которых разгромной критике подвергнуты еще десятки представителей советской интеллигенции.
Научные журналы помещали отчеты о собраниях, призванных ис¬коренять космополитизм, в менее эмоционально окрашенных статьях с заголовками типа «О задачах советских историков в борьбе с проявле¬ниями буржуазной идеологии», «О задачах борьбы против космополи¬тизма на идеологическом фронте». Космополиты обнаруживались по¬всюду, но главным образом в литературно-художественных кругах, ре¬дакциях газет и радио, в научно-исследовательских институтах и вузах. В процессе кампании 8 февраля 1949 г. принято решение Политбюро о роспуске объединений еврейских писателей в Москве, Киеве и Минс¬ке, о закрытии альманахов на идиш. Дело не ограничивалось критикой и перемещениями «космополитов» с престижной на менее значимую работу. Их преследование нередко заканчивалось арестами. По данным И. Г. Эренбурга, до 1953 г. арестовано 217 писателей, 108 актеров, 87 ху¬дожников, 19 музыкантов.
С 23 марта 1949 г. кампания пошла на убыль. Еще в ее разгар Ста¬лин дал указание Поспелову: «Не надо делать из космополитов явле¬ние. Не следует сильно расширять круг. Нужно воевать не с людьми, а с идеями». Видимо, было решено, что основные цели кампании достиг¬нуты.
При этом арестованных не освободили, уволенных с работы на пре¬жние места не взяли. Однако наиболее ретивые участники кампании по борьбе с космополитизмом были сняты со своих постов. Среди них ока¬зались заместитель заведующего отделом пропаганды и агитации ЦК профессор Ф. М. Головенченко, выступавший повсеместно с докладом
 
«О борьбе с буржуазным космополитизмом в идеологии», и редактор газеты «Советское искусство» В. Г. Вдовиченко. Последний, как отме¬чалось в письме Шепилова Маленкову от 30 марта 1953 г., до недавнего времени всячески привлекал к работе в газете критиков-антипатрио¬тов, а после их разоблачения поднял в газете шумиху, изображая дело так, что космополиты проникли всюду. Во всем этом обнаруживался почерк автора статьи «Головокружение от успехов». Молва приписыва¬ла произвол исполнителям, а Сталин будто бы его останавливал.
Следует, однако, принимать во внимание, что в период кампании происходили наиболее масштабные перемещения в высших структурах власти, а ее жертвами были далеко не одни евреи. По оценкам израиль¬ских исследователей, в общем числе пострадавших они составляли не слишком значительное меньшинство. Среди арестованных по «делу врачей» представителей других национальностей было в три раза боль¬ше, чем евреев. Объяснять кампанию по борьбы с космополитами в СССР сталинским антисемитизмом некорректно. Как и кампании 1930-х годов, она была связана и с политической борьбой на междуна¬родной арене, и с глубинными социальными, национально-политичес¬кими процессами, со сменой элит в советском обществе.
Большой разброс мнений о причинах кампании позволяет выделить некоторые из них. К. М. Симонов обращает внимание на то, что в после¬военной жизни и сознании «кроме нагло проявившегося антисемитиз¬ма» наличествовал «скрытый, но упорный ответный еврейский нацио¬нализм», обнаруживавший себя «в области подбора кадров». М. П. Лоба¬нов видит причину в том, что еврейство вышло из войны «с неслыханно раздутой репутацией мучеников, вооружавшей его на далеко идущую активность», борьба с космополитизмом явилась реакцией на «еврей¬ские притязания — стать откровенно господствующей силой в стране». В диссидентских кругах борьбу с космополитами объясняли отходом Сталина от «основной коммунистической догмы — космополитизма, антинационализма» и переходом его на патриотические позиции. «Пат¬риотизм — огромный скачок от наднационального коммунизма. С ком¬мунистической точки зрения, — писал В. Чалидзе, — обращение к пат¬риотизму даже во время войны — еретично». И. Данишевский представ¬ляет послевоенную борьбу с космополитами воистину кампанией «против коммунизма, ибо коммунизм по сути своей космополитичен, коммунизму не нужны предки, ибо он сам без роду без племени».
На наш взгляд, процессы 1948-1949 гг. наиболее адекватно харак¬теризует академик И. Р. Шафаревич. Сопоставляя два наиболее гром¬ких «дела» тех лет, он пишет в своей книге «Трехтысячелетняя загадка» (2002): «Если рассматривать "дело ЕАК" как яркое проявление "сталин¬ского антисемитизма", то "Ленинградское дело" надо было бы считать столь же ярким проявлением сталинской русофобии. На самом же деле
 
в обоих случаях режим стремился взять под контроль некоторые наци¬ональные импульсы, допущенные им во время войны в пропагандистс¬ких целях. Эти действия составляли лишь элементы в цепи мер, пред¬принятых после войны для консолидации победившего и укрепляюще¬гося коммунистического строя».
Дискуссия о языкознании. В 1950 г. Сталин принял личное участие в дискуссии по проблемам языкознания. К этому времени учение ака¬демика Н. Я. Марра, провозглашенное в конце 1920-х годов «един¬ственно правильным», обнаруживало несостоятельность своих ос¬нов. Вопреки обычным лингвистическим представлениям о посте¬пенном распаде единого праязыка на отдельные, но генетически родственные, «новое учение» утверждало прямо противоположное, а именно, что языки возникали независимо друг от друга. Марр по¬лагал, что первичная звуковая речь состояла всего из четырех эле¬ментов — сал, бер, йон, рош. Считалось, что эти элементы («диффуз¬ные выкрики», как говорил наиболее влиятельный последователь Марра академик И. И. Мещанинов) возникли вместе с другими ис¬кусствами в эволюции трудового процесса, представлявшего собой магию, и долгое время не имели никакого словарного значения. Эле¬менты (чаще всего в модифицированном виде) без труда обнаружи¬вались в каждом из слов любого языка. В своем развитии языки, по Марру, претерпевали процессы скрещивания: в результате взаимо¬действия два языка превращались в новый, третий, который в рав¬ной степени являлся потомком обоих.
Теории Марра были созвучны представлениям 1920-х годов о близ¬кой мировой революции и надеждах многих еще успеть поговорить с пролетариями всех континентов на мировом языке. Подобно тому, пи¬сал Марр, «как человечество от кустарных разобщенных хозяйств и форм общественности идет к одному общему мировому хозяйству... так и язык от первоначального многообразия гигантскими шагами продвигается к единому мировому языку». В Советском Союзе Марр видел не только создание новых национальных языков, но и то, как в результате их скре¬щивания (взаимопроникновения) развивается процесс «снятия множе¬ства национальных языков единством языка и мышления».
К началу 1950-х годов явно утрачивали актуальность предложения о форсировании работы по созданию искусственного мирового языка. Время выявило особую роль русского языка в процессе перехода к бу¬дущему мировому языку в пределах СССР. Об этом, в частности, гово¬рилось в написанной ранее, но только что опубликованной статье Ста¬лина «Ленинизм и национальный вопрос». После ее появления после¬довательная смена мировых языков изображалась в «Правде» следующим образом: латынь была языком античного мира и раннего средневековья; французский был языком господствующего класса фе¬
 
одальной эпохи; английский стал мировым языком эпохи капитализма; заглядывая в будущее, мы видим русский «как мировой язык социализ¬ма»; его распространение обогащает национальные литературы, «не по¬сягая на их самостоятельность».
К 1950 г. выявилось также, что марризм оскорбляет национальные чувства китайцев и грузин. Известен целый ряд случаев, когда китайс¬кие студенты и стажеры, обучавшиеся в СССР, отказывались изучать языковедение по Марру. Согласно его учению, выделялись четыре ста¬дии развития языков. На низшей пребывал китайский и ряд африкан¬ских языков; на второй находились угро-финские, турецкие и монголь¬ские языки; на третьей — яфетические (кавказские) и хамитские; на выс¬шей — семитские и индоевропейские (арабский, еврейский, индийский, греческий, латинский). Получалось, что китайский язык связан лишь с начальным этапом развития языков, а грузинский по развитию стоял ниже еврейского.
Немаловажным было и то, что марризм вошел в противоречие с на¬ционально-политическими устремлениями влиятельной части грузин¬ской элиты, обнаружившей, что он содействует суверенным настроени¬ям в Абхазии. Марр не относил абхазский язык к иберийской группе языков. В противовес этому развивалась концепция единства кавказ¬ско-иберийских языков, включая в них кабардинский, адыгейский, аба¬зинский, абхазский. Это соответствовало стремлениям грузинской эли¬ты со временем поглотить Абхазию и территории, подвассальные Гру¬зии во времена ее наибольших военно-политических успехов.


 
След. »

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.