Главная arrow Всё arrow История России arrow История России 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История России История России

История России 1917-2009

Оглавление
История России 1917-2009
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
Страница 123
Страница 124
Страница 125
Страница 126
Страница 127
Страница 128
Страница 129
Страница 130
Страница 131
Страница 132
Страница 133
Страница 134
Страница 135
Страница 136
Страница 137
Страница 138
Страница 139
Страница 140
Страница 141
Страница 142
Страница 143
Страница 144
Страница 145
Страница 146
Страница 147
Страница 148
Страница 149
Страница 150
Страница 151
Страница 152

Глава VII
«ОТТЕПЕЛЬ». 1953-1964

§ 1. Победы и поражения в борьбе за новый курс развития страны. Изменения в общественно-политической жизни
Расстановка сил в политическом руководстве. Начало преодоления «культа личности». Первые 11 лет после смерти И. В. Сталина вош¬ли в историю как время «оттепели» — относительной либерализа¬ции во внутренней и внешней политике СССР. Однако реформы в политической и экономической сферах, проводимые сверху, оказа¬лись непоследовательными. Традиции авторитаризма, присущие российской политической истории и сугубо усиленные «сталинс¬кой эпохой», крепко держали в своем плену наследников власти Сталина и были особенно сильны в партийно-государственном ап¬парате.
Наследники сталинской власти заявили о своей готовности осуще¬ствлять коллективное руководство страной. Еженедельно собирались заседания Политбюро ЦК и правительства СССР, регулярно созыва¬лись пленумы ЦК, съезды партии. Однако с первых же дней совмест¬ной работы началась борьба за лидерство. Основными соперниками в ней выступали Л. П. Берия, Г. М. Маленков и Н. С. Хрущев, которые находились в ближайшем окружении Сталина и были причастны к нео¬боснованным репрессиям. В то же время они в большей мере, чем пред¬ставители старшего поколения политических деятелей — А. А. Андре¬ев, К. Е. Ворошилов, В. М. Молотов, Л. М. Каганович, тоже причастные к репрессиям и поставленные на грань исключения из большой полити¬ки в конце сталинского правления, — понимали необходимость смены политического курса, восстановления законности, проведения реформ.
В развернувшейся борьбе Берия опирался на силовые ведомства, базой Маленкова было правительство страны, Хрущева — партийный аппарат. Политический вес партаппарата в то время был меньше не толь¬ко веса Совета министров, но и МВД. О соотношении сил можно су¬дить хотя бы по таким фактам: заработная плата уполномоченных гос¬безопасности на районном уровне была в 4 раза больше, чем у секрета¬рей райкомов партии. У госчиновников квартиры были лучше, чем у партчиновников. О личном отношении лидера партноменклатуры к шефу МВД свидетельствует выразительная фраза, сказанная Хруще¬
 
вым Н. А. Булганину сразу после смерти Сталина: «Если Берия полу¬чит госбезопасность, это будет началом нашего конца».
Борьба за лидерство стоила Берии жизни (декабрь 1953 г.). Она же привела к утрате позиций, завоеванных Маленковым (в феврале 1955 г. он потерял пост главы правительства), Молотовым (снят с поста мини¬стра иностранных дел в июне 1956 г.), разгрому так называемой «анти¬партийной» группы Маленкова, Кагановича, Молотова (июнь 1957 г.), отстранению Г. К. Жукова от руководства Вооруженными силами стра¬ны (октябрь 1957 г.). В марте 1958 г. Булганин смещен с поста председа¬теля Совмина СССР. Хрущев, возглавив с этого времени два высших поста в партийно-государственном руководстве (первого секретаря ЦК партии и председателя Совмина), стал единоличным лидером.
Сторонники Хрущева, пришедшие на освобожденные места в Пре¬зидиум ЦК и Совмин СССР, известными по сталинским временам ме¬тодами пытались укреплять авторитет нового лидера. Удалось, однако, создать «культ без личности». Безудержное реформаторство Хрущева по большей части не давало плодов и заставляло сомневаться в его муд¬рости. Большой поддержки Хрущеву не могли оказать А. Н. Косыгин (с июля 1957 г. заместитель, с мая 1960 г. первый заместитель Предсов-мина) и Л. И. Брежнев, избранный в мае 1960 г. Председателем Прези¬диума ВС СССР вместо Ворошилова. Напротив, Брежнев оказался од¬ним из организаторов заговора, положившего конец политической ка¬рьере Хрущева в октябре 1964 г. Все отставки представлялись народу как следствие ошибок в определении и проведении нового курса внут¬ренней и внешней политики государства.
С первых шагов новое руководство попыталось дистанцироваться от сталинской политики. Это проявилось уже 10 марта 1953 г., когда отчет о похоронах Сталина в «Правде» был оформлен в духе «культа». Речь нового главы правительства на траурном митинге набрана более крупным шрифтом, в газете опубликована сфальсифицированная фо¬тография Маленкова, помещенного между Сталиным и Мао Цзедуном. В этой связи премьер заявил: «В прошлом у нас были крупные ненор¬мальности, многое шло по линии культа личности. И сейчас надо сразу поправить тенденцию, идущую в этом направлении... Считаем обяза¬тельным прекратить политику культа личности!».
Однако вплоть до февраля 1956 г. официальное понятие «культа личности» и имя Сталина как бы не имели между собой ничего общего. В газетах, как и раньше, неизменно подчеркивалась его «неоценимая» роль в решении всех вопросов деятельности партии и государства. На¬пример, в редакционной статье «Правды» от 14 января 1954 г. указыва¬лось: «Ленинские программные указания по национальному вопросу нашли свое дальнейшее творческое развитие в произведениях великого
 
продолжателя бессмертного дела Ленина — И. В. Сталина». Его «клас¬сические» статьи по национальному вопросу переиздавались до 1959 г.
Поражение Берии. Несмотря на то что сразу после смерти Сталина фигурой номер один в руководстве страны считался Маленков, фак¬тически ведущую роль начал играть Берия. Он исходил из того, что главным звеном в послесталинском обществе по-прежнему должны оставаться силовые ведомства, к руководству которыми выдвига¬лись его ставленники. Уже 19 марта 1953 г. были заменены руково¬дители МВД во всех союзных республиках, 12 автономных облас¬тях, 6 краях и 49 областях России. Новые руководители в свою оче¬редь проводили замену кадров в среднем руководящем звене. Органы госбезопасности имели решающее слово при любых выдвижениях или перемещениях партийных, государственных и хозяйственных кадров. Такая активность не могла не вызывать настороженности коллег по Президиуму ЦК. Однако на первых порах они поддержи¬вали Берию и его инициативы.
Первыми приказами новый министр создал следственные группы и комиссии по пересмотру дел, находящихся в производстве отделов и управлений МВД. Такие группы занимались делами «арестованных вра¬чей», «бывших сотрудников МГБ», «работников Главного артиллерий¬ского управления Военного министерства», по делам «о выселении граж¬дан из Грузии», «по обвинению бывшего руководства ВВС и Министер¬ства авиационной промышленности».
26 марта Берия направил в Президиум ЦК записку об амнистии. В ней отмечалось, что в исправительно-трудовых лагерях, тюрьмах и колониях содержится 2 526 402 заключенных, из них 221 435 (8,8%) особо опасных государственных преступников (шпионы, диверсанты, террористы, троц¬кисты, эсеры, националисты и др.). В то же время, по данным на начало 1953 г., в стране насчитывалось 2 819 776 состоящих на учете в органах МВД спецпереселенцев, высланных, ссыльных и ссыльнопоселенцев, увеличивая общее число репрессированных до 5,3 млн человек.
Намечая курс на преодоление последствий людоедской сталинской политики, министр МВД для начала предложил освободить из мест зак¬лючения осужденных на срок до 5 лет, осужденных за должностные, хозяйственные, некоторые воинские преступления независимо от сро¬ка заключения, женщин, имеющих детей до 10 лет, а также беременных, несовершеннолетних, пожилых женщин и мужчин, неизлечимых боль¬ных. Предлагалось также сократить наполовину наказание осужденным к лишению свободы на срок свыше 5 лет. 27 марта 1953 г. Президиум ВС издал указ «Об амнистии», по которому на свободу выходило более трети советских заключенных. По подписи, стоявшей под указом, ам¬нистию называли «ворошиловской». Реально было освобождено свы¬ше миллиона человек и остановлено производство около 400 тыс. дел.
 
Начатые по инициативе Берии расследования привели не только к освобождению в апреле 1953 г. многих осужденных и подследственных по пересматриваемым делам. Они свидетельствовали о его намерениях найти виновников фальсификаций пересматриваемых дел. Главным ответственным за возникновение «дела врачей» был назван М. Д. Рю¬мин; за убийство С. М. Михоэлса — Сталин и Абакумов; за фальсифи¬кацию не только «дела врачей», но и «ленинградского», а также дела о Еврейском антифашистском комитете — бывший министр МГБ С. Д. Иг¬натьев. Расследование предыстории всех этих дел создало бы большую опасность для Маленкова. Идее «коллективного руководства» грозило разрушение новыми чистками по образцу 1930-х годов.
Однако предложения Берии пересмотреть всю систему арестов, суда и следствия не получили поддержки. С большим сомнением коллеги от¬неслись и к его предложениям ослабить контроль государства над колхо¬зами (как способ разрешить аграрный кризис), ограничить функции ЦК партии работой с кадрами и пропагандой, отказаться от курса на стро¬ительство социализма в ГДР (для смягчения международной напряжен¬ности). В апреле 1953 г. Берия сократил аппарат МВД в ГДР в 6 раз, выс¬тупал против начатого руководством ГДР «ускоренного» строительства социализма. Более того, он предлагал объединить ГДР с ФРГ на капита¬листической основе в расчете на то, что воссоединенная Германия будет признательна СССР и в будущем поможет ему в экономическом плане.
Принятые 12 июня 1953 г. по инициативе Берии коррективы нацио¬нальной политики: замещение руководящих кадров национальных рес¬публик преимущественно местными уроженцами, ведение делопроиз¬водства на местном языке, отзыв в распоряжение ЦК не знающих мест¬ного языка номенклатурных работников — были чреваты, как показала начавшаяся практика их реализации, оживлением антирусских настро¬ений и межнациональной напряженности, усилением потенции цент¬робежных тенденций.
17 июня 1953 г. начались волнения рабочих в Восточном Берлине, а затем и в других городах ГДР, вызванные повышением с апреля цен на мясо, мясо- и сахаросодержащие продукты на 10-15% и обнародовани¬ем в мае решения о повышении с июля 1953 г. норм выработки на 10%. Восстание дало повод для развенчания либеральной политики Берии в германском вопросе.
После первых же сообщений о беспорядках в Берлин была направ¬лена группа МВД во главе с заместителем министра С. А. Гоглидзе. С по¬лудня 17 июня к наведению порядка была подключена Группа советс¬ких войск в Германии. К 23 июня в ГДР воцарилось спокойствие. Меры, вызвавшие недовольство германского рабочего класса, пришлось отме¬нить. Были расширены поставки в ГДР продовольствия из СССР и дру¬гих социалистических стран.
 
Сосредоточенность Берии на германских событиях сыграла свою роль в формировании заговора против него. В Президиуме ЦК КПСС образовался единый фронт всех (за исключением Микояна) членов. Поначалу предполагалось ограничиться перемещением Берии из МВД в Министерство нефтяной промышленности. Но в конце концов согла¬сились с Молотовым, полагавшим, что «без решительных мер» не обой¬тись. Это означало необходимость ликвидации Берии как «врага народа». 26 июня он был арестован. Большая роль в успехе ареста принадлежала Хрущеву, заместителю министра обороны Г. К. Жукову, командующему Московским военным округом К. С. Москаленко и его заместителю П. Ф. Батицкому (маршалы Советского Союза с 1955 и 1968 г.). В тот же день указом Президиума ВС Берия снят с поста первого заместителя председателя правительства и министра внутренних дел, лишен всех званий и наград. Дело о его «преступных действиях» было передано на рассмотрение Верховного суда СССР.
Были преданы суду и выдвиженцы Берии: министр государствен¬ной безопасности СССР, на момент ареста министр госконтроля В. Н. Меркулов; начальник одного из управлений НКВД СССР, перед арестом — министр внутренних дел Грузии В. Г. Деканозов; заместитель наркома внутренних дел Грузии, затем замминистра Госбезопасности СССР, замминистра внутренних дел СССР Б. З. Кобулов; нарком внут¬ренних дел Грузии, перед арестом — начальник одного из управлений МВД СССР С. А. Гоглидзе; начальник одного из управлений НКВД СССР, перед арестом — министр внутренних дел Украины П. Я. Мешик; а также начальник следственной части по особо важным делам МВД Л. Е. Влодзимирский.
Находясь под арестом в помещении штаба Московского округа ПВО, Берия направил в адрес ЦК несколько писем (опубликованы три — от 28 июня, 1 и 2 июля). В них он признал некоторые свои ошибки и просил не допустить расправы над ним «без суда и следствия», назна¬чить комиссию, чтобы его дело тщательно разобрали и убедились, «что я абсолютно чист, честен, верный Вам друг и товарищ, верный член на¬шей партии». Письма остались без ответа.
2-7 июля «преступные антипартийные и антигосударственные дей¬ствия» Берии были рассмотрены на пленуме ЦК. Выступивший на нем Маленков сообщил, что Президиум ЦК выявил множество вопиющих фактов нарушения Берией социалистической законности, уставных тре¬бований партии, злоупотребления служебным положением. Хрущев рас¬сказал, что Берия не только осуществлял массовые репрессии советских людей, но и в огромных размерах злоупотреблял служебным положени¬ем, что на деле граничило с уголовным преступлением; нанес огромный вред ключевым отраслям народного хозяйства, внутренней и внешней политике СССР. Н. Н. Шаталин говорил о найденных в сейфах Берии
 
документах, свидетельствовавших о его слежке за другими членами руко¬водства страны и сборе компромата для того, чтобы при удобном случае их уничтожить. Особо отмечалось нравственное разложение Берии.
23 декабря 1953 г. он был расстрелян по приговору Специального судебного присутствия Верховного суда СССР. Версия об убийстве Бе¬рии в момент ареста, пущенная в оборот еще в 1953 г. и получающая новых сторонников в наше время (С. С. Миронин, Ю. И. Мухин, Е. А. Прудникова и др.), живет во многом благодаря тому, что материа¬лы судебного процесса над Берией не опубликованы. Вместе с Берией в измене Родине и совершении террористических актов обвинены и при¬говорены к смертной казни его «приспешники». На эту группу были взвалены все преступления сталинского режима.
Разоблачение Берии и его сподвижников проходило в полном соот¬ветствии с традициями 1930-1940-х годов. В информационном заявле¬нии об антипартийных и антигосударственных действиях Берии сообща¬лось, что его исключили из КПСС «как врага Коммунистической партии и советского народа». Игнатьев, предназначавшийся ранее Берией на эту роль, на июльском (1953) пленуме ЦК был восстановлен в рядах его чле¬нов и вскоре избран первым секретарем Башкирского обкома партии.
Возглавлявшееся Берией МВД после его расстрела было реоргани¬зовано. На базе выделенных из министерства подразделений и учреж¬дений 13 марта 1954 г. образован Комитет государственной безопаснос¬ти при Совете министров СССР. Председателем назначен генерал-пол¬ковник И. А. Серов (руководил комитетом до декабря 1958 г.). Это был человек, формировавшийся в окружении Берии и Жукова, известный грубостью и бескультурьем, один из непосредственных исполнителей противозаконных акций по отношению к целым народам. Но он обла¬дал также несомненным «достоинством» — был давним другом Хруще¬ва. 8 августа 1955 г. он стал генералом армии. При проведении кампа¬нии по разоблачению Берии и чистке чекистских рядов от его едино¬мышленников Серов за 2 года уволил из комитета 16 тыс. сотрудников «как не внушающих политического доверия, злостных нарушителей социалистической законности, карьеристов, морально неустойчивых».
Падение Маленкова. Упрочение позиций Хрущева. 8 августа 1953 г. Г. М. Маленков выступил на сессии ВС СССР с изложением сооб¬ражений «о неотложных задачах в области промышленности и сель¬ского хозяйства и мерах по дальнейшему улучшению материально¬го благосостояния народа». Он предложил резко увеличить произ¬водство продовольствия и предметов потребления путем увеличения капиталовложений в легкую и пищевую промышленность, а также за счет повышения заготовительных цен на мясо, молоко, шерсть, картофель и овощи, снижения налогов (в 2 раза) и обязательных поставок с подсобного хозяйства колхозников.
 
Выступление имело оглушительный резонанс, имя председателя Совмина стало пользоваться огромной популярностью, особенно на селе. Казалось, что «никто не сможет в ближайшее время угрожать домини¬рующим позициям Маленкова». Таким был и прогноз спецслужб США. Однако они ошибались. Консерваторы в ЦК нашли обещания Мален¬кова чрезмерными (попросту говоря, демагогией). Они не видели воз¬можностей для их выполнения. Симпатии оказались на стороне Хру¬щева — предложенный им курс казался предпочтительнее.
В начале сентября 1953 г. на пленуме ЦК был учрежден пост перво¬го секретаря ЦК, на который 7 сентября был избран Хрущев. Избрание было во многом обеспечено поддержкой партийной номенклатуры, не¬довольной решениями от 25 мая и 13 июня 1953 г. об отмене так называ¬емых «конвертов» — временного денежного довольствия, выплачивав¬шегося руководящим работникам партийного аппарата ежемесячно с 1948 г. в дополнение к зарплате. В августе стараниями Хрущева эти ре¬шения были аннулированы, размеры «довольствия» увеличены, вып¬лачена разница за три месяца.
В ноябре 1953 г. на совещании по кадровым вопросам Хрущев су¬мел добиться еще большего расположения многочисленных и влиятель¬ных работников партийного аппарата. Маленков, выступая на совеща¬нии, стал сетовать на перерождение партаппарата и невозможность об¬новления страны без его обновления. Хрущев заступился, напомнив, что «аппарат — это наша опора». Одобрением этих слов были долгие апло¬дисменты. Избрание Хрущева первым секретарем ЦК и его первые шаги в новой должности знаменовали победу аппарата ЦК в столкновении с аппаратом государственных институтов власти. ЦК КПСС и его лиде¬ры вновь становились полновластными хозяевами в стране.
Суд над Берией значительно ослабил позиции Маленкова. Хрущев же, сделав Украине подарок в виде Крыма, переданного в январе 1954 г. из РСФСР по случаю 300-летия воссоединения Украины с Россией, ослабил горечь потерь украинцев от недавних репрессий и приобрел новых влиятельных сторонников в лице руководства украинской парторганизации и секретарей обкомов партии, располагавших значи¬тельным числом голосов в ЦК КПСС.
В марте 1954 г. Маленков допустил очередную «оплошность». Он заявил на одном из предвыборных собраний, что новая война при со¬временных средствах ее ведения приведет к «гибели мировой цивили¬зации». Этим он навлек на себя гнев Молотова и других консерваторов. Маленкова обвиняли в том, что его заявление не способствует мобили¬зации общественного мнения на активную борьбу против преступных замыслов империалистов, может породить настроения безысходности и ненужности усилий народов, протестующих против империалисти¬ческих планов. «Добил» Маленкова состоявшийся в декабре 1954 г. суд
 
над бывшими руководителями МГБ, обвиненными в фабрикации «ле¬нинградского дела». Он был сильно скомпрометирован как один из орга¬низаторов расправы над «ленинградцами».
24 января 1955 г. «Правда» опубликовала большую статью секрета¬ря ЦК Д. Т. Шепилова «Генеральная линия партии и вульгаризаторы марксизма». В ней без упоминания имени Маленкова критиковались его «глубоко ошибочные и политически вредные взгляды» на социали¬стическую экономику, предусматривающие необходимость на опреде¬ленных этапах преимущественного развития отраслей группы «Б», т. е. производства товаров потребления. В постановлении Президиума ЦК от 31 января 1955 г. отмечалось его «теоретически неправильное и по¬литически вредное противопоставление темпов развития тяжелой про¬мышленности темпам развития легкой и пищевой промышленности» и выдвижение на сессии ВС СССР в августе 1953 г. лозунга «форсиро¬ванного развития легкой индустрии».
31 января пленум ЦК принял решение об освобождении Маленко¬ва от обязанностей председателя Совмина. Наряду с экономическими прегрешениями ему были поставлены в вину политическая незрелость, совместное с Берией намерение подавить роль Политбюро и ЦК, а так¬же «моральная ответственность за позорное "ленинградское дело"». Покаявшийся и обещавший исправить «ошибки», он был оставлен чле¬ном Президиума ЦК и рекомендован на пост министра электростанций. 8 февраля 1955 г. ВС СССР назначил давнишнего сторонника Хрущева Н. А. Булганина новым руководителем правительства. На освобожден¬ный им пост министра обороны был назначен Г. К. Жуков.
В мае 1955 г. по инициативе Хрущева был подписан мирный дого¬вор с Австрией, в соответствии с которым советские войска должны были покинуть эту страну в обмен на объявление ею постоянного нейтрали¬тета. Сразу же после этого нормализованы отношения между СССР и Югославией. Хрущеву пришлось при этом признать вину и принести извинения за разрыв отношений в 1948 г., назвав ответственным за это Берию. Докладывая об итогах переговоров на пленуме ЦК в июле 1955 г., Хрущев отметил противодействие Молотова майским договоренностям. Тот пытался отстоять свою позицию, доказывая ошибочность уступок руководителям Югославии, которых продолжал считать «предателями, антимарксистами, перерожденцами», а посылку делегации к ним — «ума¬лением престижа нашей великой страны». Выступившие в прениях чле¬ны Президиума ЦК позицию Молотова не поддержали.
Сразу же после июльского (1955) пленума ЦК началась подготовка к очередному партийному съезду. Она велась в условиях усиления про¬цесса освобождения политических заключенных. На 1 января 1954 г. их численность составляла 475 тыс. человек, к началу 1956 г. сократилась до 114 тыс. Росло и число реабилитированных. В 1954 г. реабилитиро¬
 
ваны жертвы «ленинградского дела», в ноябре 1955 г. — члены Еврей¬ского антифашистского комитета. Реабилитированы были арестован¬ные после войны военачальники, положено начало пересмотру полити¬ческих обвинений 1930-х годов. До начала 1956 г. реабилитированных насчитывалось около 16 тыс.
При подготовке к съезду была создана комиссия под руководством секретаря ЦК П. Н. Поспелова для изучения того, каким образом оказа¬лись возможными массовые репрессии против большинства членов ЦК, избранных на XVII съезде партии. По мере расследования и докладов о нем Президиуму ЦК Хрущев все настойчивее требовал осудить былые «ошибки и извращения», заявлял: «Сталин был предан делу социализ¬ма, но все делал варварскими способами. Он партию уничтожил».
Молотов, Каганович, Ворошилов и Маленков выступали против, считая, что осуждение Сталина вызовет недоумение в партийных ря¬дах, создаст трудности для КПСС, плохо скажется не только на прести¬же страны, но и на авторитете каждого, кто был соратником Сталина. Хрущев заявил, что свою долю ответственности он нести готов, наде¬ясь, видимо, не только не пострадать при этом больше остальных, но и выиграть. Его стремление возложить вину за все плохое в прошлом на Сталина и Берию и тем самым реабилитировать партию и идею комму¬низма было внешне логичным и выгодным всем наследникам Сталина. Напоминание о возможности каждому члену Президиума высказать на съезде свою точку зрения по вопросам, связанным с репрессиями и реа¬билитацией, не прибавляло решительности оппонентам.
В конце концов в Президиуме ЦК был достигнут компромисс: ре¬шено сделать доклад на закрытом заседании съезда, не публиковать его в печати. В нем не должна была идти речь о реабилитации подсудимых открытых процессов 1936-1938 гг. Хрущев обещал также «не смаковать» прошлое. 23 февраля вариант доклада был роздан членам Президиума. В нем были объединены материалы комиссии Поспелова, предваритель¬ные «диктовки» самого Хрущева, текст, подготовленный Д. Т. Шепило-вым. Последний вариант доклада помощники Хрущева П. Н. Демичев и Г. Т. Шуйский представили утром 25 февраля.
XX съезд партии. Преодоление сопротивления курсу съезда. На съез¬де, открывшемся 14 февраля 1956 г., были подведены итоги 5-й пя¬тилетки, приняты директивы по 6-й пятилетке (1956-1960), постав¬лена задача догнать и перегнать развитые капиталистические стра¬ны «в краткие исторические сроки». Однако съезд вошел в историю в первую очередь благодаря докладу «О культе личности и его по¬следствиях» на последнем, закрытом заседании 25 февраля, когда повестка дня, известная делегатам, была исчерпана и прошли выбо¬ры нового состава ЦК КПСС.
 
Доклад был неожиданным для делегатов. Впервые было официально заявлено, что большинство репрессированных «врагов народа» — чест¬ные граждане. Приводились шокирующие сведения о массовых расстре¬лах невинных людей, о депортации народов в 1930-1940-е годы. Основ¬ная позиция доклада заключалась в том, что репрессии и «культ личнос¬ти» Сталина являлись в первую очередь следствием отрицательных черт его характера, отступлений от марксистско-ленинского понимания роли личности в истории. Доклад не ставил под сомнение сложившийся при Сталине политический режим, он был призван создать впечатление, что достаточно лишь осудить и искоренить «извращения» социализма — и путь к коммунизму будет открыт. Прения по докладу не открывались.
На заседании съезда было решено ознакомить с содержанием док¬лада партийные организации. 5 марта Президиум ЦК пошел дальше, решив ознакомить с ним «всех коммунистов и комсомольцев, а также беспартийный актив рабочих, служащих и колхозников» и разослать брошюру с отредактированным текстом доклада. Для широких масс «культ личности» был впервые соединен с именем Сталина 28 марта 1956 г. в статье «Правды» под названием «Почему культ личности чужд духу марксизма-ленинизма».
Чтение брошюры на собраниях, ее содержание вызывали у слуша¬телей возмущение и стремление понять причины попустительства без¬закониям со стороны партийных органов, а публичное разоблачение преступлений сталинского режима порождало глубокие перемены в общественном сознании, разрушало систему страха. Поэтому партий¬ное руководство стремилось всячески ограничить нарастающую крити¬ку «культа». Желая не допустить использования понятия «сталинист» в негативном свете А. Н. Шелепин заявил на пленуме ЦК ВЛКСМ в апреле 1956 г., что слово это изобретено буржуазной пропагандой, кото¬рая пытается сделать его ругательным в своих черных целях. В нашем же понимании «сталинист», утверждал он, «как и сам товарищ Сталин, неотделимы от великого звания коммуниста».
Рамки критики «культа» очерчивало опубликованное в июне 1956 г. постановление ЦК «О преодолении культа личности и его последствий». В нем предлагалось объяснение объективных и субъективных причин возникновения этого феномена. Постановление объявляло «культ» след¬ствием борьбы «отживших классов» с политикой Советской власти, наличием острой фракционной борьбы внутри самой партии, сложнос¬тью международной обстановки. Все это приводило к ограничению де¬мократии, к чрезмерной бдительности и централизации. При этом ут¬верждалось: несмотря на все принесенное зло, «культ» не изменил при¬роду социализма: все негативные явления преодолены благодаря решительности «ленинского ядра» партийных руководителей. Перекла¬дывание вины исключительно на Сталина, Берию и Ежова было пред¬
 
принято с целью снять политическую ответственность со сталинского окружения, местных исполнителей и организаторов репрессий.
Большое недовольство вызывалось тем, что власти не решились опубликовать доклад Хрущева, а лишь знакомили подданных с его со¬держанием. Это воспринималось как нежелание говорить всю правду народу. Положение усугублялось еще и тем, что содержание доклада, начиная с 16 марта 1956 г., пересказывалось ведущими средствами мас¬совой информации стран Запада. Вскоре стали распространяться и ко¬пии официального текста доклада, а 4 июня он был опубликован в газе¬те «Нью-Йорк таймс», тогда как в СССР он впервые появился в откры¬той печати только в конце «перестройки» (Известия ЦК КПСС. 1989. № 3). Скрывая доклад, советские власти сужали возможности сопос¬тавления достоинств социализма со строем других цивилизованных стран. Теоретические и пропагандистские представления о социализме как самой высокой по тем временам ступени в мировом развитии рази¬тельно противоречили опыту социалистического строительства, уров¬ню жизни, реальной социалистической повседневности в СССР.
В то же время критика «культа личности» не могла не разрушить одномерности в восприятии советскими людьми истории своей страны, канонов «Краткого курса истории ВКП(б)» и не порождать новых кри¬тических оценок. С доклада Н. С. Хрущева на XX съезде началось очи¬щение партии и общества от идеологии и практики государственного террора. Вместе с тем доклад имел и негативные последствия. Многие партийцы считали, что под видом развернувшейся борьбы с культом личности со временем была недопустимо снижена значимость дости¬жений советского народа, по сути, началось очернение модернизации сельского хозяйства и промышленности, Великой Отечественной вой¬ны; в руководстве страной активно проявились элементы волюнтариз¬ма, а порой и авантюризма. Доклад положил начало расколу в междуна¬родном коммунистическом движении, стал детонатором для антиком¬мунистических выступлений в Польше, кризисной ситуации в Венгрии, где началась активная критика старого руководства Венгерской партии трудящихся и просоветской ориентации страны.
Советское руководство видело причину кризиса в происках спец¬служб и контрреволюционеров в самой Венгрии. Кризис был разрешен восстановлением советского влияния в Венгрии вводом войск и подав¬лением всех очагов сопротивления новому Временному революцион¬ному правительству во главе с Я. Кадаром (образовано 3 ноября 1956 г.). В ряде партий доклад Хрущева на XX съезде осуждался как ревизиони¬стский. Критику сталинизма болезненно встретило китайское руковод¬ство, проявившее в этой связи претензии на лидерство в мировом ком¬мунистическом движении, а также Албания, КНДР, Румыния, где в тот период утверждались собственные «культы личности».
 

 
След. »

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.