Главная arrow Всё arrow История России arrow История России 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История России История России

История России 1917-2009

Оглавление
История России 1917-2009
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
Страница 123
Страница 124
Страница 125
Страница 126
Страница 127
Страница 128
Страница 129
Страница 130
Страница 131
Страница 132
Страница 133
Страница 134
Страница 135
Страница 136
Страница 137
Страница 138
Страница 139
Страница 140
Страница 141
Страница 142
Страница 143
Страница 144
Страница 145
Страница 146
Страница 147
Страница 148
Страница 149
Страница 150
Страница 151
Страница 152

Политические итоги 1956 г. были неоднозначными. Негативные ас¬пекты отмечались в письме Президиума ЦК парторганизациям от 19 де¬кабря с характерным заголовком «Об усилении политической работы партийных организаций в массах и пресечении вылазок антисоветских, враждебных элементов». В нем сообщалось о многочисленных фактах распространения «расширительной» критики «культа личности», об антисоветских выступлениях молодежи в Москве, Свердловске, Кау¬насе, Таллине, Ереване; о воздействии на общественное сознание мне¬ний злобно настроенных против Советской власти амнистированных и реабилитированных. Письмо призывало «своевременно пресекать пре¬ступные действия», но зачастую стимулировало оппозиционные настро¬ения в среде рядовых коммунистов.
В начале 1957 г. Хрущев дал новые поводы для разногласий в Пре¬зидиуме ЦК. Он предложил реорганизовать управление промышлен¬ностью и строительством, создав советы народного хозяйства на местах вместо отраслевых министерств в центре. Члены Президиума начали обсуждение замысла, результаты которого не представлялись однознач¬ными. Не дожидаясь одобрения своих предложений, Хрущев 13 февра¬ля вынес вопрос на пленум ЦК, затем, игнорируя отрицательное заклю¬чение Молотова о проекте (что он «явно недоработан», «может внести серьезные затруднения в аппарат управления») и нарушая установлен¬ный порядок дальнейших согласований, добился утверждения предло¬жений на сессии ВС СССР. 10 мая 1957 г. реформа стала законом. Под¬чиненные им предприятия были переданы в ведение совнархозов. Схо¬жим образом Хрущев добился принятия решения об отмене внутренних государственных займов и выплат по ним.
Управление народным хозяйством кардинально перестраивалось с марта 1953 г., когда вместо 24 министерств их стало 11. Однако уже в конце 1953 — начале 1954 г. громоздкие министерства были снова ра¬зукрупнены. В 1954 их стало 25, в 1956 — 29. В соответствии с законом 1957 г. упразднено 10 общесоюзных и 15 союзно-республиканских ми¬нистерств, в целом по стране — 141 общесоюзное, союзно-республикан¬ское и республиканское министерство. Вместо них создано 105 совнар¬хозов (по числу экономических административных районов): 70 — в РСФСР, 11 — на Украине, 9 — в Казахстане, 4 — в Узбекистане и по одному в остальных республиках.
22 мая 1957 г. без совета с Президиумом ЦК Хрущев от имени ЦК и правительства публично выдвинул в Ленинграде в речи на совещании работников сельского хозяйства областей и автономных республик Се¬веро-Запада РСФСР задачу догнать и перегнать Америку по производ¬ству мяса на душу населения в 1960-1961, по молоку — к 1958 г., пообе¬щав колхозникам вскоре отменить обязательные поставки с подсобных хозяйств. Специалистам была ясна нереальность выдвинутой задачи,
 
поскольку в 1956 г. США производили 16 млн т мяса, а СССР — 7,5 млн, и для сокращения такого разрыва условий явно не было.
Уже в мае 1957 г. оппоненты Хрущева в Президиуме пришли к еди¬ному мнению: Хрущева надо убирать, чтобы не наломал дров. Предла¬галось ликвидировать должность первого секретаря ЦК, произвести необходимую перестановку кадров — Хрущева отправить на должность министра сельского хозяйства, его сторонника Суслова назначить ми¬нистром культуры, Серова заменить на посту председателя КГБ Булга-ниным или Патоличевым, Жукова же, напротив, повысить и перевести из кандидатов в члены Президиума ЦК. 19 июня, используя созыв Пре¬зидиума ЦК для согласования выступлений его членов на предстоящем праздновании 250-летия Ленинграда, Маленков подверг резкой крити¬ке деятельность Хрущева и предложил отрешить его от должности. Боль¬шинство принадлежало противникам Хрущева (Молотов, Маленков, Каганович Булганин, Ворошилов, Первухин, Сабуров, Шепилов). На стороне Хрущева оказалось всего трое (Микоян, Суслов, Кириченко). Этого вполне хватало для принятия решения. Однако председательство¬вавший на собрании Булганин вел заседание нерешительно и согласил¬ся перенести его на следующий день, с тем чтобы к собранию присоеди¬нились отсутствовавшие члены Президиума.
Возобновившееся обсуждение затянулось. Этим воспользовался Хру¬щев и его сторонники в Москве — Жуков, Серов, Фурцева и др. В Москву были срочно вызваны секретари республиканских, краевых и областных комитетов партии. Расчет делался на то, что большинство членов ЦК, значительно укрепивших свое положение на местах с переходом к совнар¬хозам, не пожелают поддержать партийный переворот. За считанные часы, используя военную авиацию, в Москву было доставлено 107 из 130 чле¬нов ЦК. По их настоянию решение вопроса о Хрущеве было перенесено на пленум ЦК. Открывшийся 22 июня пленум решительно поддержал Хрущева. Тогда начали каяться Булганин, Ворошилов, Первухин и Са¬буров, утверждая, что они были в неведении относительно подлинных замыслов «тройки» (Маленкова, Кагановича, Молотова).
29 июня пленум вынес окончательный приговор. Деятельность «тройки» и «примкнувшего» к ней Шепилова была признана фракци¬онной. Шепилов оказался принципиальным противником Хрущева не как сталинист, а как противник «культа личности», в том числе в его новом виде, поэтому и был назван «примкнувшим». Противников Хру¬щева лишили руководящих постов и вывели из ЦК. Состав Президиу¬ма ЦК был расширен до 15 членов. В него введены сторонники Хруще¬ва. Новыми членами Президиума стали Л. И. Брежнев, Г. К. Жуков, Ф. Р. Козлов, Е. А. Фурцева, Н. М. Шверник, переведенные из кандида¬тов, и вновь избранные А. Б. Аристов, Н. И. Беляев, Н. Г. Игнатов и О. В. Куусинен.
 
Воодушевленный победой Хрущев решил окончательно закрепить ее отставкой министра обороны. Жуков представлялся опасным (как в свое время Сталину) своим авторитетом, независимостью суждений и решений, способностью стать реальной альтернативой первому лицу в государстве. Многим из ближайшего окружения Хрущева казалось, что маршалу не дает покоя «корона Эйзенхауэра», бывшего главкома экспедиционными войсками союзников в Западной Европе, ставшего президентом США. Маршал Р. Я. Малиновский в 1955 г. предупреждал Хрущева: «Берегитесь Жукова, это растущий Бонапарт, он опасный че¬ловек, ни перед чем не остановится». Столь же категоричен был мар¬шал И. Х. Баграмян, полагавший, что Жуков «всегда стремился к лич¬ной власти и славе. Он просто больной человек. Властолюбие сидит у него в крови».
Хрущев знал о колебаниях Жукова, считавшего одно время целесо¬образным ликвидировать пост первого секретаря ЦК и обещавшего в случае чего «в два счета» снести КГБ и саму Лубянку. Известно было и о его пренебрежении армейскими политработниками, в отношении ко¬торых он заявил на большом собрании: «Привыкли за сорок лет бол¬тать, потеряли всякий нюх, как старые коты... им только наклеить ры¬жие бороды и дать кинжалы — они перерезали бы командиров».
19 октября 1957 г. на заседании Президиума ЦК в отсутствие Жуко¬ва (он был отправлен с государственным визитом в Албанию и Югосла¬вию) было решено вывести его из Президиума ЦК и членов ЦК за недо¬статки партийно-политической работы в армии, преувеличение своей роли в истории Отечественной войны и бонапартизм. Армия с новым министром обороны маршалом Р. Я. Малиновским (назначен на этот пост 26 октября) стала вновь полностью подконтрольной партийному аппарату. Опальному Жукову в отличие от практики прежних лет были сохранены комфортная жизнь и почет.
В конце 1950-х годов от власти были отстранены и другие активные участники демарша против Хрущева. В марте 1958 г. Булганин был сме¬щен с поста председателя правительства, назначен главой Госбанка, че¬рез несколько месяцев отправлен председателем совнархоза в Ставро¬поль, а в сентябре освобожден от обязанностей члена Президиума ЦК. 7 мая 1960 г. Ворошилов покинул пост Председателя Президиума Вер¬ховного Совета. Новым председателем почти до конца хрущевского правления был Л. И. Брежнев.
Победив лидеров сопротивления курсу XX съезда, Хрущев форси¬ровал разоблачение «культа личности». На XXII съезде партии (октябрь 1961 г.) Сталин и его защитники были в очередной раз резко осуждены за их преступления. Тело Сталина по решению съезда было вынесено из Мавзолея и захоронено у Кремлевской стены. Отправленные на обыч¬ную (не персональную) пенсию Каганович, Маленков и Молотов были
 
исключены из партии. Шепилов, поначалу отправленный в Киргизию руководить Институтом экономики местной Академии наук, был лишен звания члена-корреспондента АН СССР, позднее его перевели на работу в Главное архивное управление при Совмине СССР. В феврале 1962 г. он был тоже исключен из партии, однако, в отличие от «подельников», еще до выхода на пенсию (1982) восстановлен в рядах КПСС (1976).
В промежутке между XX и XXII съездами партии и позднее про¬должалась работа по пересмотру дел репрессированных ранее «врагов народа». К 1962 г. уже было реабилитировано около 1,2 млн человек. Процесс реабилитации наиболее активно развернулся с 1987 г., когда была образована Комиссия Политбюро ЦК по дополнительному изуче¬нию материалов, связанных с репрессиями 1930-х — начала 1950-х го¬дов. С сентября 1987 г. по октябрь 1988 г. комиссия работала под руко¬водством М. С. Соломенцева, позднее ее возглавлял А. Н. Яковлев. По предложению комиссии в январе 1989 г. был принят указ об отмене как противозаконных всех внесудебных решений, принятых «тройками», коллегиями и особыми совещаниями. В соответствии с указом к началу 1990 г. было реабилитировано 807 288 человек. Помимо этого, были ре¬абилитированы 31 342 человека, привлеченных к ответственности ре¬шениями судебных и прокурорских органов.
К августу 1990 г. общее число тех, кому с начала реабилитации было воз¬вращено доброе имя, составляло более 2 млн человек. Вместе с тем в реаби¬литации было отказано 21 333 лицам, как изменникам Родины, нацистским преступникам, участникам националистических бандформирований и их пособниками, бывшим работникам административных органов, уличенным в фальсификации уголовных дел. По данным комиссии, ей предстояло изу¬чить материалы еще более 40 политических процессов. Однако летом 1990 г. комиссия прекратила работу. Причиной было разделение функций между партийными и государственными органами и раскол среди членов Комис¬сии по вопросу об убийстве С. М. Кирова.
13 августа 1990 г. был выпущен Указ Президента СССР «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 1920-1950-х годов», которым при¬знавались незаконными, противоречащими основным гражданским и со¬циально-экономическим правам человека репрессии, проводившиеся в от¬ношении крестьян в период коллективизации, а также в отношении всех других граждан по политическим, социальным, национальным, религиоз¬ным и иным мотивам, и полностью восстанавливались права этих граждан. Указ не распространялся на лиц, обоснованно осужденных за совершение преступлений против Родины и советских людей. Однако число «обосно¬ванно репрессированных» осталось невыясненным. О результирующих оценках общего числа политических репрессированных за годы советской власти можно судить по данным о наличии уголовных дел в Центральном архиве Министерства безопасности России, фигурировавшим в «деле КПСС» в Конституционном суде (май-ноябрь 1992 г.). Судя по этим дан¬ным (обнародованы начальником отдела регистрации архивных фондов ми¬
 
нистерства), за контрреволюционные преступления с 1918 по 1990 г. в СССР было осуждено 3 853 900 человек, из них расстреляно 827 995 человек. Сре¬ди них 400 тыс. были коммунистами. Всего же, по опирающимся на доку¬менты подсчетам историка В. Н. Земскова, число «жертв политического террора и репрессий» за все 73 года советской власти достигает 2,6 млн. «В это число входят более 800 тыс. приговоренных к высшей мере по поли¬тическим мотивам, порядка 600 тыс. политических заключенных, умерших в местах лишения свободы, и около 1,2 млн скончавшихся в местах высыл¬ки (включая "кулацкую ссылку"), а также при транспортировке туда (де¬портированные народы и др.)».
Неудачи начального этапа «развернутого строительства коммуниз¬ма». Волнения в Новочеркасске. Внеочередной XXI съезд партии (январь 1959 г.), объявил о полной и окончательной победе социа¬лизма в СССР и начале развернутого строительства коммунизма. Он обсудил перспективы развития народного хозяйства на 1959¬1965 гг. Заложенное в плане ежегодное ускорение темпов роста во всех отраслях экономики создавало иллюзию достижимости побе¬ды в экономическом соревновании с капиталистическими страна¬ми и выхода СССР к 1965 г. на первое место в мире по абсолютному объему производства.
Одновременно было решено ускорить подготовку новой, третьей Программы партии, для работы над которой создавались специальные комиссии на трех предыдущих съездах партии. Ее проект был опубли¬кован летом 1961 г., для обсуждения и принятия созывался XXII съезд КПСС. На состоявшемся в октябре форуме, нареченном Съездом стро¬ителей коммунизма, Программа КПСС была утверждена. Она опреде¬ляла перспективы дальнейшего движения советского народа, а заодно и всего человечества, к коммунизму.
В связи с разработкой новой Программы плановые органы подгото¬вили расчеты возможных уровней и темпов развития народного хозяй¬ства СССР на 1961-1980 гг. По расчетам «выходило», что в ближайшее десятилетие Советский Союз превзойдет США по производству про¬дукции на душу населения, а в итоге второго — «вплотную подойдет к осуществлению принципа распределения по потребностям». В выступ¬лении по случаю полета первого космонавта Ю. А. Гагарина в апреле 1961 г. Хрущев говорил, что выполнение семилетки «приблизит нас к тому, что мы переступим высший рубеж достижений капиталистичес¬кого мира и вырвемся, как мы вырвались сейчас в космос, вперед в раз¬витии нашей экономики, в удовлетворении запросов народа».
Не стоит относить эту высокопарность только на волюнтаризм со¬ветского лидера. Определенные основания для радужных прогнозов имелись. Экономический рост, демонстрировавшийся Советским Со¬юзом на протяжении 1950-х годов, был настолько значителен, что у мно¬
 
гих не только советских, но и западных экономистов складывалось пред¬ставление, что в будущем СССР неизбежно опередит в своем развитии ведущие капиталистические страны. В атмосфере эйфории, во власти которой оказались ведущие советские экономисты Е. С. Варга и С. Г. Струмилин, в конце 1950-х годов и рождались планы перехода СССР к коммунизму. Замедлению темпов экономического роста, ставшему ре¬зультатом начавшегося ранее постепенного демонтажа плановой эконо¬мики и малоквалифицированных действий политического и хозяйствен¬ного руководства страны, не было придано должного значения.
В результате уже на первых этапах «взлета» к коммунистическому изобилию стали возникать непредвиденные осложнения. 1 июня 1962 г. в обращении к народу пришлось откровенно сказать о трудностях, воз¬никающих в обеспечении населения городов мясными продуктами. Отмечалось, что при существующем уровне механизации животновод¬ства и производительности труда затраты на производство мяса и моло¬ка значительно превышают цены, по которым государство закупает эти продукты. Во многих колхозах животноводство приносит не прибыль, а убытки. Учитывая это, руководство страны решило повысить закупоч¬ные цены на мясо крупного рогатого скота, свиней, овец, коз и птицу в среднем на 35%. Одновременно решено было повысить цены на мясо и мясные продукты в среднем на 30% (в том числе на говядину в среднем на 31%, баранину — на 34%, свинину — на 19% и на колбасные изде¬лия — на 31%), а также на масло животное в среднем на 25%.
С начала 1960-х годов для ликвидации перебоев со снабжением населения продуктами питания стали прибегать к импорту зерна и нор¬мированному распределению дефицитных продуктов в виде «заказов» по предприятиям и организациям. Ситуация усугубилась в 1963 г., ока¬завшемся самым засушливым после 1946 г. Урожайность и валовые сбо¬ры зерна снизились почти на 30% по сравнению с 1962 г. Импорт зерна в 1963 г. составлял 3 млн т при экспорте 6,2 млн, в 1964 г. — 7,2 млн т при экспорте 3,5 млн. К закупкам приходилось обращаться и позже, несмот¬ря на рост валовых сборов и государственных заготовок зерна в стране. В 1985 г. СССР импортировал 45,6 млн т зерна.
Продовольственные трудности и значительное повышение закупоч¬ных и розничных цен на мясо, мясные продукты и масло летом 1962 г. вызвали волнения в ряде городов. Наиболее масштабное из них — в Но¬вочеркасске — имело очень большое значение в послевоенной истории страны.
Обстановка в городе стала накаляться сразу после объявления по телевиде¬нию вечером 31 мая о повышении цен со следующего дня. Инициаторами волнений стали рабочие сталелитейного цеха Новочеркасского электрово¬зостроительного завода, которым накануне объявили также об очередном снижении расценок на производимую продукцию. Возмущенные одновре¬
 
менным снижением зарплаты (в среднем на 30 %) и повышением цен, деся¬теро рабочих утренней смены, не приступая к работе, вышли из цеха в за¬водской сквер. Над городом поплыл включенный на полную мощь завод¬ской гудок. Начальник цеха с его призывами вернуться к работе, был по¬слан «куда подальше». Катализирующую роль сыграла фраза пытавшегося прекратить начавшуюся «волынку» директора завода Б. Н. Курочкина: «Если не хватает денег на мясо и колбасу, ешьте пирожки с ливером». Фра¬зу передавали из уст в уста, она вдохновляла на протест даже трезвомысля¬щих. (Многие участники волнений уже с утра подстегивали свою решимость на активные протесты водкой.)
Из заводского сквера выросшая до 500 человек митингующая толпа напра¬вилась на площадь у заводоуправления. Появился плакат с главным лозун¬гом забастовщиков: «Мяса, молока, повышения зарплаты». Стихийный митинг возник у остановленного пассажирского поезда «Саратов-Ростов». (Железнодорожный путь пролегал неподалеку.) На паровозе появилась выразительная надпись мелом: «Хрущева на мясо». Вскоре она уже звучала как лозунг: «Долой правительство Хрущева! На мясо его! Давай сюда Ма¬ленкова, Шепилова». Народ был готов видеть в недавних политических оппонентах Хрущева более надежных защитников своих интересов. Известия о начавшейся забастовке взбудоражили окрестные заводы и по¬селки. К рабочим присоединились тысячи горожан. К четырем часам на за¬воде собралось все областное и городское начальство во главе с первым сек¬ретарем Ростовского обкома А. В. Басовым. Однако их выступления с бал¬кона здания заводоуправления не внесли успокоения. «Ты нам скажи, как дальше будем жить, нормы снизили, а цены повысили», — кричали снизу. Басов, пересказывавший в ответ обращение ЦК КПСС, был изгнан с балко¬на и укрылся вместе со своим окружением в кабинетах заводоуправления. Оттуда он обратился в штаб Северо-Кавказского военного округа с просьбой выделить войска для подавления беспорядков. Командующий войсками И. А. Плиев выехал в Новочеркасск. В его отсутствие в кабинет начальника штаба округа позвонил министр обороны СССР маршал Р. Я. Малиновский и распорядился: «Соединения поднять. Танки не выводить. Навести поря¬док. Доложить!». К этому времени (было уже около 19 часов) попытки на¬вести порядок на заводе силами милиции не удались: прибывший отряд в количестве 200 человек был обращен в бегство. Позднее на месте волнений появились солдаты местного гарнизона, пока еще только для того, чтобы вызволить оказавшихся в заложниках «начальников». Заложников вывез¬ли, войска отошли. Воодушевленные победой восставшие продолжали ми¬тинговать около наполовину разгромленного здания заводоуправления. «Оскверняли» и жгли портреты Хрущева. На месте одного из сорванных портретов некоторое время красовалась мертвая кошка с надписью: «При Ленине жила, при Сталине сохла, при Хрущеве сдохла». Ночью на террито¬рию завода были вновь введены войска. Восставшие не спасовали, «напада¬ли на танки, портили приборы, забрасывали камнями, в результате чего не¬которые танкисты были ранены». Ввод танков спровоцировал бурную со¬циально-психологическую реакцию. Власть в глазах трудящихся изменила идеалам социальной справедливости и выступила как враг народа.
 

 
След. »

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.