Главная arrow Всё arrow История России arrow История России 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё История России История России

История России 1917-2009

Оглавление
История России 1917-2009
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
Страница 123
Страница 124
Страница 125
Страница 126
Страница 127
Страница 128
Страница 129
Страница 130
Страница 131
Страница 132
Страница 133
Страница 134
Страница 135
Страница 136
Страница 137
Страница 138
Страница 139
Страница 140
Страница 141
Страница 142
Страница 143
Страница 144
Страница 145
Страница 146
Страница 147
Страница 148
Страница 149
Страница 150
Страница 151
Страница 152

Борьба народов за попранные права дала первые результаты. 9 ян¬варя 1957 г. Президиум ВС СССР рекомендовал восстановить нацио¬нальную автономию балкарского, ингушского, калмыцкого, карачаевс¬кого и чеченского народов. В соответствии с этим были приняты указы о преобразовании Кабардинской АССР в Кабардино-Балкарскую АССР, о восстановлении Чечено-Ингушской АССР, о преобразовании Черкес¬ской автономной области в Карачаево-Черкесскую автономную область, о восстановлении Калмыцкой автономной области.
Чечено-Ингушская республика восстановлена с расширением ее территории. Переданная в свое время в Северную Осетию часть Приго¬родного района (977,5 кв. км) оставлена в составе этой республики. В то же время к исторической территории расселения чеченцев и ингушей были щедро присоединены три равнинных района поймы реки Терек из состава Ставропольского края (Наурский, Надтеречный и Шелковской), территория которых равнялась 5,2 тыс. кв. км., или 27% всей террито¬рии республики. Включение этих районов позволяло сделать экономи¬ку республики более устойчивой, за счет увеличения численности рус¬ского населения власти надеялись усилить влияние Центра на обще¬ственную жизнь автономии. В этих актах и расчетах в очередной раз дала о себе знать давнишняя традиция решать национальные проблемы в стране за счет русского народа.
Вскоре после воссоздания национальная государственность репрес¬сированных народов удостоилась государственных наград. Ордена Ле¬нина в ознаменование 400-летия добровольного присоединения к Рос¬сии были удостоены Кабардино-Балкария (июль 1957 г.) и Карачаево-
 
Черкесия (сентябрь 1957 г.), а в связи с 350-летием добровольного вхож¬дения в Россию — Калмыкия (август 1957 г.), получившая в июне 1958 г. статус АССР. Чечено-Ингушетия награждена орденом в 1965 г. Награ¬ды означали стремление власти подвести черту под прошлыми невзго¬дами репрессированных народов. Однако это мало способствовало на¬лаживанию добрососедства и «расцвету дружбы» национальностей в этом регионе.
Продолжавшиеся мелкие националистические эксцессы при попу¬стительстве властей привели к трехдневному столкновению в августе 1958 г. в Грозном. Поводом послужило убийство ингушом русского. Волнения подавили, однако противостояния коренного и «пришлого» населения в республике преодолеть не удалось. Тем не менее в последу¬ющие годы возвращение чеченцев и ингушей на Северный Кавказ про¬исходило более организованно и сопровождалось меньшими эксцесса¬ми. К 1963 г. оно в основном завершилось. Из 418 тыс. чеченцев, прожи¬вавших в Казахской и Киргизской ССР, в Чечено-Ингушетию прибыли 384 тыс. (91,7%), из 106 тыс. ингушей 84 тыс. (79,2%). Еще 8 тыс. ингу¬шей (7,5%) направились в Дагестан и Северную Осетию.
Камнем преткновения в отношениях между ингушами и осетинами стала правобережная часть Пригородного района, до 1944 г. принадле¬жавшая ингушам и оставшаяся в составе Северо-Осетинской ССР пос¬ле воссоздания Чечено-Ингушской АССР. Ингуши, не переставая, по¬сылали заявления и делегации в ЦК КПСС и правительство с требова¬нием о передаче района Чечено-Ингушетии.
Национальное движение советских немцев долгое время ограничи¬валось борьбой за восстановление их автономии в Поволжье. Оно вклю¬чало только легальные методы борьбы: письма, обращения, петиции, делегации, демонстрации. Декабрьский (1955) указ Президиума Вер¬ховного Совета снял с немцев ограничения в правовом положении. Ре¬абилитационное движение имело своим результатом и другой указ Пре¬зидиума (август 1964 г.) — о внесении изменений в принятый в 1941 г. указ о переселении немцев, снимавший клеймо предателей и изменни¬ков со всего народа. До этого времени советские немцы испытывали скрытую дискриминацию. Ущемление касалось развития культуры, язы¬ка, поступления в высшие учебные заведения; проявлялось при приеме в партию и назначении на руководящие партийные и хозяйственные посты. При призывах на службу в Советскую Армию немецкую моло¬дежь не брали в элитные подразделения (воздушно-десантные, погра¬ничные и др.). Нежелание властей восстанавливать автономию немцев в Поволжье вызвало эмигрантские настроения. Этому в немалой степе¬ни содействовала пропагандистская деятельность радиостанции «Не¬мецкая волна», религиозных, культурных и других организаций ФРГ, а также религиозных общин, значительно укрепивших свое влияние сре¬
 
ди немецких «спецпереселенцев» за годы ссылки. Особой активностью в этом отличалась секта меннонитов.
В сложных условиях проходила борьба крымских татар за восста¬новление автономии и право жить на своей земле. Подозрительное от¬ношение властей к лицам крымскотатарской национальности подогре¬валось воспоминаниями бывших командиров партизанских отрядов в Крыму. Клеймо предателей и изменников, лежавшее на всем народе со времен войны, было снято постановлением Президиума Верховного Совета (сентябрь 1967 г.). Беспрестанные обращения в высшие партий¬ные и государственные инстанции с просьбами о восстановлении авто¬номии крымских татар не имели положительных последствий. Неле¬гально переехавших в Крым татар, как правило, сразу же выдворяли.
Запрет властей Украины на переезд татар в Крым стал причиной национального движения, возглавлявшегося «инициативными группа¬ми» из представителей крымско-татарской интеллигенции, бывших руководящих партийных и советских работников Крыма. Помимо пе¬тиций устраивались митинги и демонстрации, приуроченные к знаме¬нательным датам годовщине образования Крымской АССР, ко дню рож¬дения В. И. Ленина, считавшегося основателем республики. Эти акции нередко заканчивались разгоном участников.
Чтобы как-то приглушить проблему, власти предпринимали попыт¬ки представить крымских татар частью татарской нации. Тем из них, кто хотел уехать из Средней Азии, разрешалось поселиться на терри¬тории Татарстана. Но это не устраивало крымских татар. В начале 60-х годов их движение приняло более организованные формы. Это проявилось в попытке создания массовой организации Союза крым¬ских татар.
За возвращение выступали и представители других выселенных из Крыма национальных групп греки, болгары, армяне. Неудовлетворен¬ность половинчатой реабилитацией усилила среди них эмиграционные настроения, но власти препятствовали выезду. За создание своих авто¬номий в 1950-1960-х годах выступали месхетинские турки (огрузинен-ные турки, или отуреченные грузины), курды и хемшины (исламизиро-ванные армяне), депортированные в свое время из республик Закавка¬зья. Однако власти в Москве и Закавказских союзных республиках игнорировали требования малых народов, считая национальный воп¬рос в стране успешно и окончательно решенным.
Национально-государственное устройство СССР за послевоенные годы принципиально не изменилось. В начале 1960-х годов в стране было 15 союзных и 19 автономных республик (из них 15 в РСФСР, 2 в Гру¬зии, по одной в Азербайджане и Узбекистане). Число последних, по срав¬нению с довоенными годами, менялось с преобразованием в июле 1956 г. Карело-Финской союзной республики в Карельскую автономную рес¬
 
публику, включенную в РСФСР, а в октябре 1961 г. Тувинской автоном¬ной области РСФСР в автономную республику. В стране насчитыва¬лось также 8 автономных областей, 5 из них входили в состав российс¬ких краев (Адыгейская — в Краснодарский, Карачаево-Черкесская — в Ставропольский, Горно-Алтайская — в Алтайский, Хакасская — в Крас¬ноярский; Еврейская — в Хабаровский), 3 были составными частями других союзных республик (Юго-Осетинская — Грузии, Нагорно-Ка-рабахская — Азербайджана, Горно-Бадахшанская — Таджикистана). Неизменным с довоенных времен оставался перечень национальных округов. Все они входили в состав областей и краев РСФСР: Ненецкий (Архангельская обл.), Коми-Пермяцкий (Пермская обл.), Ханты-Ман¬сийский и Ямало-Ненецкий (Тюменская обл.), Эвенкийский и Таймыр¬ский (Долгано-Ненецкий) в Красноярском крае, Корякский (Камчат¬ская обл.), Чукотский (Магаданская обл.), Агинский (Бурятский) в Чи¬тинской и Усть-Ордынский (Бурятский) в Иркутской областях.
Национальные движения в союзных республиках. Одной из проблем в национальных отношениях 1950-1960-х годов оставался «прибал¬тийский вопрос». Недавнее буржуазное прошлое Литвы, Латвии и Эстонии, традиции либерально-демократического управления, боль¬шое влияние в обществе служителей церкви, наличие многочислен¬ных диаспор за рубежом, поддерживающих тесные связи с родиной; позиция США и стран Западной Европы, не признававших леги¬тимности вхождения республик в СССР, все это действовало про¬тив ускоренной «социалистической модернизации» республик, вы¬зывали рост сепаратистских общественных настроений, поддержи¬вали националистическое подполье. Этому способствовали бериевская коренизация высшего и среднего звена партийно-хозяй¬ственного аппарата, возвращавшиеся из ссылок бывшие участники вооруженного националистического подполья, которые выдвигались на ответственные посты в сфере образования и культуры. Осужде¬ние Сталина XX съездом партии многими руководителями в рес¬публиках Прибалтики было воспринято как карт-бланш на дальней¬шую коренизацию руководящих кадров.
Прибалтика живо откликнулась на события осени 1956 г. в Польше и Венгрии. Особенно сильным всплеск национального движения был в Литве и Эстонии. В конце октября в Вильнюсском университете по¬явились лозунги и листовки с заголовками: «Да здравствует революция в Венгрии, последуем ее примеру!»; «Литва литовцам, русские оккупан¬ты, убирайтесь вон!». В начале ноября 1956 г. в Каунасе и Вильнюсе состоялись многотысячные шествия католиков, требующих свободы отправления религиозных обрядов. Демонстранты пели гимн буржуаз¬ной Литвы, выкрикивали лозунги «Последуем примеру Венгрии!», «Рус¬ские, убирайтесь!». В Каунасе прошла молодежная демонстрация
 
(до 4 тыс. участников) с лозунгами: «Долой Москву!», «Долой комму¬нистов!», Листовки с аналогичными лозунгами появились и в Тарту.
Особую тревогу коренного населения вызывал значительный на¬плыв русскоязычной рабочей силы на промышленные стройки в При¬балтике. По данным переписи населения 1959 г., доля коренной нацио¬нальности в Литве составляла 79,3%, в Эстонии 74,6, в Латвии 62%. Особенно много инонационального населения было в крупных городах. Лиц коренной национальности в Риге насчитывалось около 44,7%, в Вильнюсе 33,6%. Возникшую острую жилищную проблему местным националистам представлялось «легко решить, если выгнать всех рус¬ских». Чтобы избежать потери Ригой своего национального облика, гор¬ком партии принял решение, предписывающее нелатышам изучить в течение двух лет латышский язык; не усвоивших его освобождать от работы с предложением покинуть республику. Решение вводило огра¬ничение прописки нелатышей в городе. В апреле 1959 г. ЦК КП Латвии принял аналогичное решение, распространяющееся на республику в целом. Подобные решения созревали и в Таллинском райисполкоме.
В письмах, поступающих в ЦК КПСС из республик Прибалтики, сообщалось о проявлениях неприязненного отношения со стороны ко¬ренного населения к русским в автобусах, магазинах и других обществен¬ных местах. А решением ЦК КП Азербайджана в июне 1959 г. предпи¬сывалось, что все граждане республики неазербайджанцы обязаны в течение полугода выучить и сдать письменный и устный экзамен по азер¬байджанскому языку. Не выдержавшие его подлежали освобождению от работы. Вскоре, однако, эти решения были отменены, а первые сек¬ретари компартий республик Я. Э. Калнберзиньш и И. Д. Мустафаев сняты со своих постов.
Негативное отношение к русскоязычному населению в Прибалтике формировалось еще из-за того, что большинство работников милиции состояло из лиц некоренной национальности. Это создавало зримый образ «оккупанта» в лице русскоязычного населения. Действенность советской пропаганды в Прибалтике была невелика. Благодаря незна¬нию языка русскими представителями власти радиовещание на нацио¬нальных языках практически вело постоянную антисоветскую пропа¬ганду. Еще эффективнее была работа западных радиостанций и обшир¬ная переписка с зарубежными соотечественниками.
Усилением идеологической работы и организационными мерами союзное и республиканское партийное руководство стремилось не до¬пустить разрастания националистических настроений. Июньский пле¬нум ЦК КП Латвии (1959) квалифицировал как проявление национа¬лизма предложения ряда руководящих работников Латвии увеличить капиталовложения в легкую промышленность вместо строительства в республике крупных промышленных объектов, намеченного семилет¬
 
ним планом. В октябре 1959 г. ряд министров был снят с работы за пред¬ложения не развивать в Латвии тяжелую индустрию, которая требова¬ла импорта рабочей силы. Принятые под нажимом Москвы меры устра¬нили наиболее яркие проявления национализма, однако не смогли пол¬ностью ликвидировать его. Учитывая настроения большинства коренного населения, руководители Прибалтийских республик стреми¬лись и в последующем проводить политику «мягкой» дерусификации, всячески демонстрируя при этом показной интернационализм и лояль¬ность центральным властям.
Широкий спектр различных течений и форм имело украинское на¬циональное движение. Выдвижение в 1953 г. украинца на пост первого секретаря ЦК КПУ способствовало возрождению политики украиниза¬ции, большему учету национальной специфики, в первую очередь на Западной Украине. Репрессивная политика советского руководства на Украине, связанная с послевоенной борьбой против националистическо¬го подполья в западной ее части и новой кампанией против «украинского буржуазного национализма» в восточной, смягчилась и сошла на нет.
Однако часть западных украинцев сохраняла неприязненное отно¬шение не только к русским кадровым работникам, но и к восточным ук¬раинцам, зачисляемым в разряд «москалей». Националистическое миро¬воззрение объяснялось многовековой социокультурной изоляцией и не¬давностью присоединения Западной Украины к СССР, негативной реакцией на недальновидное форсирование после войны социалистичес¬кой перестройки края, сохранением влияния на широкие слои населения запрещенной в 1946 г., но действующей в подполье униатской церкви.
Главной целью национального движения на Украине была в основ¬ном легальная борьба за сохранение национальной культуры, языка. В начале 1960-х годов творческая интеллигенция повела движение за чистоту родного языка, против его русификации. В феврале 1963 г. со¬стоялась конференция по вопросам украинского языка в Киеве. На ней присутствовало более тысячи работников украинской культуры писа¬телей, учителей, языковедов. Конференция возбудила ходатайство пе¬ред ЦК КП Украины и правительством страны о том, чтобы «во всех учреждениях и предприятиях, на железной дороге и других видах транс¬порта, в торговле все дела вести на украинском языке». Ее участники предлагали также открыть средние школы с преподаванием на украин¬ском языке во всех республиках СССР, где живут украинцы. Предло¬жения, выдвинутые на этой конференции, со временем стали требова¬ниями диссидентов.
Движение украинских «шестидесятников» вовлекало в свои ряды значительную часть национальной интеллигенции. Ратующие за сохра¬нение национальной культуры собирались в мастерских художников, выставочных залах, музеях, квартирах почитателей украинской стари¬
 
ны. Большую известность приобрел киевский клуб творческой молоде¬жи, который возглавлял молодой режиссер Лесь Танюк. Там проводи¬лись литературные и поэтические вечера, организовывались выставки украинских художников. При нем возникли студенческий межвузов¬ский фольклорно-этнографический кружок и разъездной хор «Жаво¬ронок». Клуб положил начало Шевченковским чтениям 22 мая у па¬мятника поэту. На ставших традиционными чтениях со временем все более откровенно зазвучали диссидентские мотивы. Это стало причи¬ной закрытия клуба властями в 1965 г.
Одним из направлений украинского национального движения была борьба за независимость путем выхода из состава СССР. Движение име¬ло многочисленных сторонников на Западной Украине. Здесь и после разгрома националистического вооруженного движения ОУН были слу¬чаи убийства советских работников, поджога партийных и хозяйствен¬ных зданий, другие антисоветские акты. Участники нелегальных групп занимались вывешиванием национальных флагов, распространением листовок с антисоветским содержанием. Относительно спокойнее об¬стояло дело в восточных областях Украины, хотя и здесь (например, в Харькове в 1957 г.) были случаи распространения листовок с антисо¬ветским и националистическим содержанием.
Молодежь, вовлекавшаяся в подпольные группы экстремистского толка, вдохновлялась именем Степана Бандеры, вокруг которого созда¬вался ореол последовательного и несгибаемого борца за свободу и неза¬висимость Украины от «русско-коммунистического ига». В 1962 г. орга¬ны госбезопасности ликвидировали молодежную организацию, носив¬шую имя Бандеры, во Львовской области.
Иногда поводом для образования сепаратистских групп служила действовавшая Конституция страны, содержащая статью о сохранении за каждой республикой права свободного выхода из СССР. Рубеж 1950-1960-х годов для украинского национального движения в целом был вре¬менем перехода от подпольного этапа к мирному, открытому демокра¬тическому движению за национальные права.
В 1960-е годы отмечены случаи отдельных национал-сепаратистс¬ких выступлений в Белоруссии и Молдавии, которые не носили столь ощутимого характера, как в Прибалтике и на Украине. Характерной осо¬бенностью Молдавии была этнокультурная близость молдаван с румы¬нами. «Национализм» в республике чаще всего проявлялся в разговорах о том, что ей необходимо воссоединиться с Румынией. Там такие разго¬воры подогревались некоторыми официальными лицами и печатью.
Одним из «слабых мест» советской национальной политики в 1950-е годы стала Грузия. Почитание Сталина в этой республике имело широкое распространение. Разоблачение его преступлений на съезде партии было воспринято как национальное оскорбление. Недовольство
 
центральной властью вылилось в трагические события в Тбилиси 9¬10 марта 1956 г., сопровождавшиеся многочисленными человеческими жертвами. Молодежные просталинские митинги и демонстрации про¬шли во многих других городах Грузии. Местами они носили откровен¬но антирусскую направленность. Вместе с лозунгами «Долой Хруще¬ва!», «Молотова во главе КПСС!» демонстранты несли и лозунги «Рус¬ские, убирайтесь из Грузии!». Националистические настроения в массах не утихали в течение многих лет.
Борьба за сохранение чистоты грузинского языка привела к возник¬новению различного рода нелегальных культурных обществ. Одно из них, «Мекартвела сазогадоеба», существовало в Батуми в 1961-1962 гг. В него, кроме представителей интеллигенции, входили государствен¬ные служащие. За употребление русских слов на собраниях организа¬ции взимался штраф в пользу общества. Грузинское партийное руко¬водство во главе с В. П. Мжаванадзе снисходительно наблюдало за попытками части грузинской интеллигенции выступать против «руси¬фикации» и в то же время решительно пресекало радикальные формы проявления национализма. Поэтому экстремизм не стал характерным признаком грузинского национального движения.
Армянское национальное движение инспирировалось главным об¬разом идеей возвращения всех исконных армянских земель в единое армянское государство. Имелись в виду Карс, Ардаган, Саракамыш, ока¬завшиеся в составе Турции, а также Нахичевань и Нагорный Карабах, включенные в Азербайджан. Вокруг идеи о возвращении этих террито¬рий с редким единодушием объединялись партийные и религиозные деятели, радикальные армянские националисты, представители твор¬ческой интеллигенции и заграничных диаспор. Подавляющее большин¬ство армян за рубежом жили мыслями о возвращении на историческую родину. Только в первой половине 1950-х годов в Армению возврати¬лись 100 тыс. репатриантов. Они во многом способствовали популяр¬ности заграничной националистической партии «Дашнакцутюн».
Карабахский вопрос был поставлен в ноябре 1945 г. руководителем компартии Армении. Г. А. Арутинов писал И. В. Сталину, что Нагорно-Карабахская автономная область, примыкающая к территории Арме¬нии, с 1923 г. входит в состав Азербайджана, население же области в основном армянское (137 тыс.; 89,5%), и просил рассмотреть вопрос о включении области в Армению. Запрошенный в этой связи первый сек¬ретарь ЦК КП Азербайджана М. Багиров соглашался на передачу, при условии включения в Азербайджан трех примыкающих к нему районов Армении с преимущественно азербайджанским населением. Начались переговоры, но вопрос остался нерешенным. Предложение возвратить армянам территории, занятые Турцией, было сделано Арутиновым в 1948 г. на его выступлении в ООН. Нерешенность этих вопросов значи¬
 
тельная часть армян связывала с нежеланием советского руководства разрешить армянскую проблему. Это подогревало антисоветские и на¬ционалистические настроения в массах.
В национальном движении Азербайджана доминирующими были мусульманский фактор и социокультурная отчужденность местного населения от советского мировоззрения. Устойчивой национальной оп¬позиции там в рассматриваемый период не было. Политическая «не¬развитость» национального движения в Азербайджане сближала его с национальными движениями республик Средней Азии и Казахстана. Противостояние союзной власти было слабым. Наиболее остро в рес¬публике стоял армяно-азербайджанский этнический конфликт. С мол¬чаливого одобрения азербайджанского руководства в республике фак¬тически проводилась политика этнической дискриминации нацио¬нальных меньшинств армян, лезгин, талышей. Политика азербайджанизации проявлялась в том, что руководящие партийные и хозяйственные посты в высшем и среднем звеньях были заняты пре¬имущественно представителями коренного этноса, несмотря на то что свыше 40% жителей республики не были азербайджанцами.
«Незрелость» национальных движений в Средней Азии и Казахстане объясняется их сравнительно поздним вступлением в процесс нацио¬нального строительства. Советская политика коренизации привела к формированию национальной интеллектуальной и политической эли¬ты. Впечатляющим был и подъем культуры, науки, образования. Мест¬ное население в основном положительно восприняло блага индустри¬альной и урбанизированной культуры. В то же время форсированная модернизация традиционных среднеазиатских культур привела к замет¬ной утрате народами собственных этнических и культурно-экологичес¬ких ценностей. Навязчивая пропаганда Центром идей о старшем брате в содружестве народов, о прогрессивном влиянии русской культуры, языка вызывала обратную реакцию.
Огромное влияние на поведение, характер и стереотипы народов Средней Азии оказывал ислам, являющийся не просто религией, но и образом жизни, мировоззрением, системой этических и эстетических норм. Государственная антирелигиозная политика привела к вытесне¬нию ислама из идеологии и политики в сферу семейно-бытовых отно¬шений. Но эта сфера оставалась практически неприступной для совет¬ско-коммунистического мировоззрения. Благодаря этому коренные этносы Средней Азии и Казахстана во многом сохранили фундаменталь¬ные традиционные жизненные ценности: многодетную семью, иерархич¬ность и коллективизм социальной организации, культурные и профес¬сиональные предпочтения. Этим же можно объяснить и отсутствие на¬ционального движения, выступающего за отделение от СССР. Оппозиция советской власти принимала форму социокультурного и
 
мировоззренческого противостояния традиционного уклада русско¬язычной этнической культуре и коммунистической идеологии.
С ослаблением диктата над республиками Средней Азии и Казах¬стана, расширением прав союзных республик в 1957 г. (в связи с обра¬зованием совнархозов) протест против политической опеки Центра со стороны партийных лидеров коренной национальности выражался в требованиях дальнейшего расширения прав регионов, увеличения ин¬вестиций, сокращения притока русских, выступлениях против тенден¬ции к языковой русификации. Центральные органы власти еще доста¬точно жестко реагировали на это. В 1958-1961 гг. высшие партийные руководители Туркмении, Узбекистана, Киргизии и Таджикистана (как и Азербайджана, Латвии и Молдавии) были обвинены в националисти¬ческих проявлениях и сняты с занимаемых должностей. Кадровые пе¬ремещения вызвали болезненную реакцию со стороны коренной интел¬лигенции и номенклатуры, которая усматривала в них проявление им¬перской сущности Центра и русскоязычного населения.
Так, с перемещением Н. А. Мухитдинова с поста лидера коммунис¬тов Узбекистана в Президиум ЦК КПСС (1957) и с выдвижением к ру¬ководству С. К. Камалова в республике началась вторая масштабная коренизация кадров. Местное население воспринимало ее как начало эпохи национального «предвозрождения», отличительным признаком которой стало массовое и демонстративное соблюдение мусульманских обрядов: посещение мечетей, обрезание мальчиков, совершение брако¬сочетаний и погребений умерших по обычаям предков. Коммунисты в этом отношении вели себя так же, как и «отсталые носители феодаль¬но-байских пережитков». С согласия партийного руководства начал возрождаться предусмотренный Кораном сбор пожертвований на бла¬готворительные цели, который в основном предназначался для финан¬сирования религиозных мероприятий. Многие «красные чайные» пре¬вратились в центры по пропаганде основ ислама и отправления религи¬озных обрядов. На рассмотрение высших партийных инстанций был внесен вопрос о замене кириллической основы узбекской письменнос¬ти арабским алфавитом. Мотивировалось это необходимостью созда¬ния кадров арабистов для работы в арабских странах.
Такая коренизация не имела поддержки и была осуждена москов¬ским руководящим центром. В республике против нее выступил пред¬седатель Президиума ВС, народный писатель Узбекистана Ш. Р. Раши-дов. 14 марта 1959 г. на республиканском пленуме ЦК Камалов был снят с руководящих постов «за допущенное засорение кадров политически неблагополучными элементами» и «примиренчески-покровительствен¬ное отношение к националистическим проявлениям». С поста секрета¬ря ЦК по идеологии был также снят X. Турсунов, как «не внушающий доверия и скрывший националистическое прошлое свое и отца —
 
активного участника басмаческого движения». Первым секретарем ЦК избран Рашидов, который вплоть до 1983 г. стоял во главе республикан¬ского руководства. В 1959-1961 гг. в республике заменены десятки ру¬ководителей министерств и ведомств, многие секретари обкомов, рай¬комов и горкомов партии.
4 февраля 1961 г. на закрытом партийном активе Рашидов высту¬пил с докладом «Об итогах двухлетней борьбы с антисоветскими эле¬ментами», в котором благодарил руководителей КПСС и органов КГБ за «фактическое спасение узбекского народа от попыток империалис¬тов вновь его поработить». В апреле на пленуме ЦК он призывал обще¬ственность республики «принять еще более решительные меры по ис¬коренению остатков националистических элементов». Рашидову уда¬лось создать прочную систему личной власти в республике. Она из года в год увеличивала сдачу хлопка — важнейшего сырья не только для лег¬кой промышленности, но и для оборонного ведомства. Однако создан¬ный в ней режим был очень далек от социализма. В октябре 1964 г., с переменой руководства в Москве, недруги Рашидова предприняли по¬пытку отрешить его от власти. Он обвинялся, в частности, в том, что «расставил на ключевые позиции более 300 своих родственников и лично преданных ему людей». Только в аппарате ЦК КП Узбекистана было 14 его родственников. Однако Рашидов вполне устраивал Л. И. Бреж¬нева, и не в последнюю очередь из-за щедрых подарков.
К началу 1960-х годов миграция русскоязычного населения в Сред¬нюю Азию и особенно в Казахстан достигла своего апогея. В 1959 г. доля населения коренной национальности по сравнению с 1939 г. снизилась в Казахстане с 38,2 до 30%, в Узбекистане с 64,4 до 62,1, в Таджикистане с 59,6 до 53,1, в Киргизии с 51,7 до 40,5% и лишь в Туркмении она чуть выросла с 59,2 до 60,9%. Переселенцы в большинстве своем не тяготели к полному вживанию в среднеазиатское общество. Многие из них с чув¬ством мнимого превосходства и пренебрежения относились к местным жителям. Те платили им тем же, видя в них персонифицированных но¬сителей «имперства» советской власти. Бытовой национализм прохо¬дил по линии этнического размежевания и возникал между русскоязыч¬ным (русские, украинцы, евреи и др.) и коренным населением. Нацио¬нальная дискриминация в пользу лиц местной национальности проявлялась в кадровой политике и при приеме в вузы, в антирусских настроениях местного населения. Все это приводило к сравнительно бо¬лее быстрому росту национального самосознания русского населения национальных окраин в сравнении с центральными районами России. В русском национальном движении в этих регионах были заметны не столько этнические, сколько «державные» мотивы. Для многих здесь впервые становился значимым простой факт, о котором один из читате¬лей «Известий» счел необходимым написать в редакцию газеты: «В Рос¬
 
сийской республике нет ЦК, как это в других союзных республиках, где первым секретарем является представитель своей нации».


 
След. »

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.