Главная arrow Всё arrow Киевская Русь arrow Киевская Русь 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё Киевская Русь Киевская Русь

Киевская Русь

Оглавление
Киевская Русь
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46

    3.1. Призвание Рюрика

    Создание первого государства восточных славян, получившего впоследствии название Киевская Русь, началось с севера. С того места, где путь Из варяг в греки вступал на территорию, заселенную новгородскими славянами.
    В 862 году в город Ладогу пришла дружина варягов во главе с Рюриком. Нестор пишет:
    В лето 6370 (862 г.) Изъгнаша варяги за море, и не даша имъ дани, и почаша сами в собе володети. И не бе в нихъ правды, и въста родъ на родъ, и быша в них усобице, и воевати почаша сами на ся. И реша сами в собе: поищем собе князя, иже бы володел нами и судилъ по праву. И идоша за море к варягамъ, к руси. Сице бо зваху ся тьи варязи русь, яко се друзии зовутся свеи, урмане, анъгляне, гъте, тако и си. Реша руси чюдь, словене и кривичи и вси: земля наша велика и обильна, а наряда в ней нетъ. Да поидите княжить и володеть нами. И изъбрашася 3 братья с роды своими, пояша по собе всю русь и придоша. Старейший Рюрикъ седе Новгороде, а другий Синеусъ на Беле Озере, а третий Изборсте Труворъ. И от техъ варягъ прозвася Русская земля. По двою же лету Синеусъ умре и братъ его Труворъ. И прия власть Рюрикъ и раздая мужемъ своимъ грады...
    Упомянутые в этом отрывке народы, относимые летописцем к варягам, это - шведы (свеи), норвежцы (норманны), готландцы (готы, жители острова Готланд). Англяне же - это не англичане, которые не только не были варягами, но, как и их континентальные соседи - франки, весьма страдали от набегов викингов. Англяне - это датские племена англов, обитавшие на юге полуострова Ютландия (позднейший Ангальт), действительно участвовавшие, как и три других перечисленных Нестором народа, в движении викингов.
    Эта версия Б.Крутицкого60 может быть принята со следующим существенным уточнением. Т.к. археологически англы из Ютландии ушли все и совсем, то здесь можно говорить, вероятно, о том, что сменившие их датские племена некоторое время именовались из вне по старой привычке англами. Во всяком случае имя англов закрепилось за территорией навсегда. ПВЛ не знает имени данов, хотя Титмар Мерзенбургский, правда несколько позже в 1018 г., определяет основную воинскую силу Киева как стремительных данов.86-329 
    Терминология, использованная Нестором, имеет строгий юридический смысл. Наряд - система централизованного государственного управления, а не просто прядок в смысле "порядка нет, все безобразничают". Правда - кодифицированный свод законов (ср. Русская Правда). Володеть - чисто юридический термин, вне контекста договоров в летописях не встречающийся.  Таким образом, "легенда" о призвании варягов, т.е. произведение изустного народного творчества, или, в лучшем случае, научно-публицистическая фальсификация, оказывается изложена языком юридического документа.
    Д.С.Лихачёв, с великим пиететом относящийся к Нестору, в статье, комментирующей призвание Рюрика, Синеуса и Трувора3:398-400(к с.13), даже не упоминает его имени, а обвиняет в "создании легенды" по "законам эпического творчества" (т.е. именно в фальсификации, а не в изложении уже бытующих легенд, как это было с историей Кия и компании) неких, никому не ведомых, летописцев, а заодно новгородцев Яна Вышатича и Вышату. Цель фальсификации - поддержание реноме правящей династии (рода). Но тот же Д.С.Лихачёв пишет:
    "О каждом роде фактов, приверженный этикету феодального общества средневековый писатель стремится писать в своей, только для этой группы предназначенной манере: о святом - только в житийных штампах (в трафаретных выражениях описываются детство святого, подвиги в пустыне, кончина, предсмертные слова и т.п.); о военных действиях - только в воинских формулах (враг наступает "в силе тяжце", стрелы летят "как дождь", кровь течёт "по удолиям"); умершему князю преподносится шаблонная некрологическая похвала и т.д. Не следует думать, что воинские трафареты применяются только в воинских повестях, житийные шаблоны только в житиях святых, и т.д. Здесь дело не в шаблоне жанров..., а именно в этикете: каждый род фактов следует описывать в только ему принадлежащей манере, в выражениях для него предназначенных. Вот почему в житиях святых военные действия изображаются не в житийных выражениях, а в воинских, в воинских же повестях изображение святого подчинено житийным шаблонам".
    То есть, в тексте, изобилующем юридической лексикой, следует усматривать описание именно правовой коллизии, а вовсе не попытку возвеличить нынешних правителей описанием их великих предков. Тем более, если Рюрик современникам неизвестен, что утверждает тот же Д.С.Лихачёв, то нет и достоинства в том, чтобы быть его потомком.
Принимая теорию Д.С.Лихачёва относительно этикета древнерусских книжников, тем самым принимаем лежащее в основании этой теории представление, что основные психологические реакции, т.е. законы человеческого духа во все времена и у всех народов едины. И.Н.Данилевский в явном виде оспаривает этот подход и оппонирует Д.С.Лихачёву, ссылаясь на западную традицию, рассмотрения истории как истории изменяющегося духа – изменяющегося менталитета.
“Следовательно, не только наш образ мира принципиально отличается от образа мира летописца, но и способы его описания.” И далее. “Летописец, беседующий с нами, оказывается в положении миссионера, попавшего в страну неверных. Его речи во многом непонятны непосвящённым “дикарям”. Их восприятие происходит на уровне привычных им образов и категорий. При этом, однако, исходные положения и метафоры подвергаются таким деформациям и метаморфозам, что ассоциативные ряды, рождающиеся в головах “посвящаемых”, сплошь и рядом уводят их мысли совсем не туда, куда собирался направлять “миссионер”. В лучшем случае исходный и конечный образы связаны каким-то внешним сходством (правда по типу: Богородица = ”Мать Сыра-Земля”), в худшем из ветхозаветной правовой нормы, процитированной в популярном у отечественных историков законодательном памятнике, делается вывод о том, что Древняя Русь – раннефеодальное государство. Но главное, почти невозможно установить, насколько далеки или близки транслируемый образ и воспринимаемый фантом.”97-10,11
Поскольку главным оппонентом в этом разделе (Введение) выступает Д.С.Лихачёв и именно его “этикет”, то следовательно выпадает основное звено доказательства существования и Рюрика и договора с ним. Однако во всём дальнейшем тексте И.Н.Данилевского не удалось найти ни одной новой трактовки событий, основанной на идее меняющегося менталитета, которая бы в корне отличалась от результатов, получаемых при традиционном подходе. (Это ни в коей мере не обвинение во вторичности или неспособности уважаемого И.Н.Данилевского к новым идеям. Просто книга является курсом лекций и посвящена более всего изложению уже существующих мнений и их оценке.)
И к тому же, если современный человек, читая автора десятивековой давности, может выделить у последнего цитату или ссылку на текст отстоящий во времени ещё на столько же, а то и на в два раза большее число веков, то дело “в общем не в бобине”, т.е. не менталитете. Тут уже не двойная рефлексия, а рефлексия шестого уровня сложности, а, как известно, из теории игр, уже рефлексия третьего уровня (он думает, что я думаю, что он думает) порождает гауссов шум, и исходная позиция не может быть вычислена, а только с некоторой вероятностью угадана или не угадана. По сему поводу остаёмся при своих.
    Нестор внёс в текст ПВЛ дошедший до него в устной форме договор ильменских славян, кривичей и чуди с Рюриком. А донесли его переселившиеся в Киев новгородские бояре Вышата и Ян Вышатич: От него же и аз [я, Нестор] многа словеса слышах, еже и вписах в лъетописаньи семь. Обвинение последних в изготовлении политической фальшивки оставим на совести советских учёных. С кем поведешься от того и наберешься.
    Во время описанных событий современного Новгорода, т.е. укрепленного поселения на месте детинца, ещё не было. Древнейшие слои Новгорода датируются 944 годом - на Троицком раскопе и 953 годом на Неревском раскопе.  Датировки точны, так как основаны на годичных кольцах тысяч деревьев, которыми были вымощены новгородские улицы. Мостовые клались раз в 15-20 лет друг поверх друга, образуя до 27-30 слоёв. Возраст использовавшихся деревьев - 100-200 лет. Под первыми из мостовых лишь очень тонкий культурный слой. Т.е. нынешний Новгород возник не ранее 940 года и был основан на новом месте, а не развился из предыдущих поселений. Ипатьевский список дополняет сведения Лаврентьевского: Рюрик первее срубиша город Ладогу, а на следующий год придоша к Ильменю и сруби город над Волховом и прозваша Новгород. То, что Ладога существовала до Рюрика - установленный факт, но летописец имел, по-видимому, в виду не закладку Ладоги на новом месте, а лишь строительство оборонительных сооружений, которых у прежней ремонтной пристани не было, а резиденции конунга они были, безусловно, необходимы. Что же касается Рюрикова Новгорода, то на правой, противоположной местоположению детинца, стороне Волхова недалеко от Новгорода раскопано так называемое Рюриково городище. Там обнаружены укрепления, пристань, амбары, дома славянского типа сочетаются с многочисленными находками скандинавского происхождения.6 И всё это древнее Новгорода на 80 лет - как раз время основания Рюрикова Новгорода.
    Формула "Рюрик, Синеус и Трувор" получилась в результате русского произношения шведской фразы "Рюрик со своим родом и дружиной" (Sim hus, thru waring). Сам Рюрик - личность, известная в Западной Европе под именем Рориха графа Ютландского из клана Скъёдлунгов по прозвищу "Язва христианства" (Jel Christianitatis). Впервые это сопоставление Рюрика Новгородского и Рориха Ютландского сделал в 1836 году профессор Дерптского университета Ф.Крузе, установивший, что время, когда Рорих исчезал из поля зрения западных хронистов в точности совпадает со временем его появления на востоке.
    Рорих родился в 800 году. Его отец Хемминг неудачно оспаривал в 810 гг. трон у наследников первого датского короля Годфрида, вместе с братом Годфридом бежал к Карлу Великому и получили лен во Фрисландии (Голландия). После смерти Хеминга в 837 году Рюрик унаследовал вместе с дядей лен Рустинген в Фрисланде. Будучи наследником и соправителем Рюрик почти беспрерывно воевал с королями Дании, защищая своё и, захватывая чужое. В сорок три года в результате раздела империи Карла Великого он был обвинён королём франков Лотарем в измене, лишён лена и схвачен. Рюрику удаётся бежать к королю Людовику, получившему при разделе германские земли, но служба королю его не удовлетворяет - он сам хочет быть как король. Рюрик уходит от императора. После чего и становится Jel Christianitatis. Почти двадцать лет он воевал в Германии, Франции, Англии, Скандинавии, где также пытался создать собственное государство, его эскадры достигают 300 кораблей. Он заключал и разрывал договоры с Германским императором и королём Франции, получал земли и изгонялся своими подданными, крестился и возвращался к язычеству. В конце концов, Лотарь вынужден был пойти на компромисс с Рюриком и дать ему новое владение, с условием защищать побережье от других викингов. Не добившись короны на западе, он уже шестидесятилетним начал всё с начала на востоке.
    Рюрик принадлежал к тому типу людей действия, которых в большом количестве порождало молодое феодальное общество. Эти люди в угоду своим амбициям и благодаря личной энергии и таланту разрушали и творили тот мир, в котором жили. Создавали и уничтожали государства, становились апостолами церкви и основателями ересей, шли до самого края Земли.
    Приход Рюрика во главе варягов-руси на землю словен (будущих новгородских славян), кривичей и их союзников - чуди и мери (племён, родственных современным эстонцам и финнам) с целью создания собственного королевства был бы одним из примеров подобных авантюр, если бы это было простой завоевательный поход. Но Рюрик пришёл не незваным гостем. Рюрик с дружиной был приглашён "новгородцами" на княжение. Во главе партии, пригласившей варягов, стоял Гостомысл. История Гостомысла изложена В.Н.Татищевым по несохранившейся Иоакимовской летописи. "Гостомысл" - говорящая фамилия (или, что скорее более верно, нарицательное имя главы партии). "Гость" происходит от скандинавского gestr -"гость", "чужой, чужестранец"45-190, получившего на Руси смысл "торговец, купец", ("Ой, вы гости-господа, долго ль ехали, куда?"). "Мыслить" имеет значение составлять планы (замышлять) в чью-то пользу, "Гостомысл" - замышляющий в пользу торговцев. Военная сила Рюрика, по мнению этой партии, должна была обеспечить безопасность торгового пути и беспристрастный суд в торговых делах.
    Призвание Рюрика не было ни первым, ни единственным. Под тем же 862 годом в ПВЛ записано: И они [словене] изгнали варягов за море и не дали им дани и начали править сами. Но так эти сведения предваряют рассказ о призвании Рюрика, то их можно отнести на более раннее время и сопоставить с эпизодом в Житии Св. Анскария. В нём записано, что в 852 году какие-то датчане переплыли Балтийское море и захватили город в земле славян (in jinibus Slavorum).24-339 В Ладоге раскопан горизонт Е2, датирующийся примерно 860 годом, со следами большого пожара. Эти следы пожара вполне можно связать с изгнанием датчан.6
    Известны другие князья из варягов: в Полоцке на Западной Двине Рогволод, в Турове на реке Припять, притоке Днепра - Труа. В Киеве обосновались "мужи Рюрика Аскольд и Дир", как их называет Нестор, откуда они в 860 году совершили военный поход на Константинополь. Поскольку в Киеве варяжские правители появились раньше, чем Рюрик в Новгороде, то в действительности они были самостоятельными и независимыми конунгами. Но не с этих других, а именно с Рюрика начинается традиция государственной власти на Руси. Только договорный, правовой характер вокняжения Рюрика в 862 году в Новгородской земле делал его власть властью по праву, а не только властью силы. И именно этот юридический акт положил начало русской государственности.
    Тысячу лет назад, также как и сейчас, навязать всему обществу политическое решение, удовлетворяющее чьи-то корпоративные интересы, было не просто (хотя корпоративные интересы - это далеко не всегда плохо). И тогда и сейчас для пропагандистского обеспечения политического переворота требовалось выдвинуть некоторую общенациональную идею. Такой идеей стала идея прекращения вражды (по-видимому, дошедшей до вооруженного противостояния), возникшей между отдельными группами в новгородской земле после первого изгнания варягов, поскольку каждый из членов победившей коалиции попытался добиться власти исключительно для своей группы. Эту архаическую структуру – союз различных групп, как родовое пятно, новгородское общество пронесло через всю историю от зарождения до гибели. Невозможность договориться между концевыми старшинами в конечном итоге и является причиной подчинения Новгорода Москве.
Идея Гостомысла состояла в том, что раз никто не хочет подчиняться соседу, не веря в его равное к себе отношение, тогда давайте все будем подчиняться кому-то со стороны. Поищем себе князя, который бы владел нами и судил все дела справедливо. Отправленные к варягам послы заявили: Земля наша велика и обильна, да порядку в ней нет, пойдите княжить и владеть нами.
    Как бывает в таких случаях, демагогия на всех не действует. В Новгороде была и другая консервативная партия, чьи интересы не были связаны с торговлей, и они не были заинтересованы в чуждых им властителях. Или же идея Гостомысла, так же принадлежавшего к какой либо группе не устраивала других просто потому, что её высказывал чужак, и психологическое неприятие превышало прагматические соображения. Эта партия во главе с Вадимом Храбрым через два года после вокняжения Рюрика подняла восстание, но проиграла. Вадим был убит, его сторонники бежали в Киев.
Никоновская летопись.
864 (6372) г. Оскорбились новгородцы, сказав “как нам быть рабами и много зла всяческого пострадать от Рюрика и от рода его”. Того же лета убил Рюрик Вадима храброго, и иных многих избил новгородцев, советников его.
867 (6375) г. Того же лета убежали от Рюрика в Киев множество мужей.
Татищев.
869 (6377) г. В сии времяна словяне бежали от Рюрика  из Новгорода в Киев, зане убил Водима хороброго, князя словенского, иже не хотеша яко рабы быти варягам.
Рюрик перенес столицу из Ладоги, расположенной в нижнем течении реки Волхов у Ладожского озера, намного южнее к самому истоку Волхова из Ильменя, где и основал в центре своей новой земли новый город. Этим он начал осуществлять план, для выполнения которого и был приглашён - объединение всего пути Из варяг в греки длинной в 2 тысячи километров в одних сильных руках.
    Дальнейшему продвижению Рюрика на юг воспрепятствовали утвердившиеся в Киеве Аскольд и Дир. Посланный в Полоцк Рюриков муж был выгнан оттуда киевлянами.
    Призвание Рюрика дало толчок процессу объединения восточнославянских племён в единый народ, который примет для себя имя русь, русские, от имени призванных им себе на службу боевых дружин, вождей которых он, этот новый народ, признал своими князьями (В.О.Ключевский).
    Существует обширная критика исторических построений, основанных на следовании в главном версии, предложенной в ПВЛ. С одной стороны, это "антинорманисты", отрицающие какое бы то ни было положительное значение скандинавов в образовании древнерусского государства (в крайнем случае, признавая только отрицательное - в борьбе с варягами-находниками объединились северные племена с центром в Новгороде). С другой стороны - "гипернорманисты", не только признающие за варягами государствообразующее начало, но считающие, что в начале истории в силу огромного военно-технического превосходства варяжских дружин над славянскими общинами это государство или множество этих государств от Ладоги до Крыма и Тамани только варяжскими и были, а славяне в этом (или этих) государствах были только бесправными подданными иноземных властителей.
    В обоих случаях "Повесть временных лет" рассматривается как сборник легенд и политических установок, достоверность информации которого весьма сомнительна.
    Для "антинорманистов" характерно последовательное выведение Русского государства из славянского племенного союза, складывающегося у реки Рось - притока Днепра, что, разрешая одни противоречия в наборе фактических данных, создаёт гораздо больше новых. Этот путь неизбежно приводит к необходимости перетолкования источников. Например, сведения Нестора о скандинавском происхождении Аскольда и Дира отвергаются, и вместо них предлагается династическая версия о прямом наследовании от первых славянских князей Кия, Хорива и Щека до Аскольда и Дира. Источник этой версии - польский историк Ян Длогуш (ум. 1480 г.). После смерти Кия, Щека и Хорива, наследуя по прямой линии, их сыновья и племянники много лет господствовали у русских, пока наследование не перешло к двум родным братьям Аскольду и Диру.  Удивительно, что столь важный документ, который, по мнению А.А.Шахматова, М.Н.Тихомирова, Б.А.Рыбакова, имеет большее значение, чем "Повесть временных лет", не был ни переведён, ни издан в СССР.
    Но бывали вещи более печальные. “А.А.Шахматов отмечал, что в городах Северной Руси были широко распространены предания о варяжских (скандинавских) князьях”.86-450 Отмечать-то отмечал, но только этот слух, об этих преданиях и остался. Ни записать, ни опубликовать эти предания никто похоже не удосужился. Зачем нам вражьи сказки.
Другая проблема - практически все письменные свидетельства: восточные, византийские и западноевропейские в IX веке под именем "русь" знают только людей, носящих скандинавские имена и говорящих на языках скандинавских народов.
    Такое перетолкование облегчалось принятой в советской исторической науке методологией критического анализа источников. К сожалению, условия научной деятельности в СССР были таковы, что противоречие некоторым установленным догмам было в сталинские времена опасно смертельно, а в более поздние - опасно с точки зрения возможности профессиональной деятельности. Методология критического анализа источников в таких условиях придала чрезмерно большое значение поиску ответа на вопрос "Кому выгодно?" То есть, оцениваются идеологические установки древнего автора или его властных покровителей - светских или церковных, и в соответствии с этим подтверждается или отрицается достоверность приводимых сведений. Например, историчность сведений о призвании Рюрика отрицалась на том основании, что они были добавлены в первоначальный текст в Новгороде, озабоченном своей самостоятельностью по отношению к киевским князьям.
    Именно "антинорманизм" был в последние сорок лет существования СССР доктриной, одобряемой коммунистическими идеологами ("борьба с буржуазными фальсификаторами истории"). Нельзя сказать, что это сильно навредило академической науке - разок на 100 страниц пнув норманистов, можно было вполне корректно излагать факты и делать их анализ, но история как публичная наука была поставлена в весьма неудобное одностороннее положение.
    Односторонность эта была следующего характера. Поскольку официозные марксистско-ленинские исторические тексты в силу ограниченности мысли были столь же ограниченны и в языке изложения - что-то вроде материалов съезда КПСС, только на исторические темы, читать их в метро для удовольствия было совершенно невозможно, а обсуждать неинтересно. Следовательно, выход подобных монографий не становился публичным событием. Одновременно кураторами исторической науки в СССР (представители КГБ и ЦК КПСС) культивировалось и другое менее официозное направление. Так как это направление характеризовалось не столько марксистским классовым, сколько национальным (или националистическим - отсюда их "антинорманизм") подходом, то эта культивация проводилась с соблюдением приличий. На закате СССР как бы демонстрировалась опала на главных идеологов этого направления - Л.Н.Гумилёва и Б.А.Рыбакова. Именно эти авторы стали наиболее популярны в силу их вполне объективных заслуг. Их книги, благодаря обширной фактографии, логичности изложения, "человеческому" языку, умеренной фронде (т.е. неортодоксальной социалистичности) и т.д., стали занимательным чтением.
    Последовательные "антинорманисты", как официозные, так и не очень, и даже вовсе не антинорманисты, а просто люди, работающие в определённой среде, сознательно или по инерции, но неодинаково относились к источникам разного происхождения, предпочитая восточных и византийских авторов в ущерб, например, скандинавским сагам. Сведениям восточных авторов посвящены классические исследования, например Б.Н.Заходера, А.П.Новосельцева, и почти всегда в разделах "источники" и "библиография" найдётся развёрнутый пункт: "сведения восточных авторов", то раздел по теме "сведения скандинавских саг" окажется куцым на этом фоне. Это, по крайней мере, относится к таким авторам как Б.А.Рыбаков и Г.В.Вернадский (у последнего, например, в работе “Древняя русь” даётся ссылка на 3 (три) анголо-саксонских и скандинавских источника против ~60 восточных). Хотя почти весь корпус этих сведений давно известен и не игнорируется, в смысле упоминаний, но и не анализируется наравне со сведениями других источников, а просто откладывается в сторону, как кусочки мозаики из другого набора. Так незавершённое исследование "Древняя Русь и Скандинавия" Е.А.Рыдзевской, умершей в блокаду, опубликовано только в 1978 г. Правда в последнее время эта ситуация исправляется и в учебном пособии «Древняя русь в свете зарубежных источников» 1999 г. под редакцией Е.А.Мельниковой пять разделов – античные, византийские, восточные, западноевропейские и скандинавские источники занимают равное положение.86
    Примерно такая же судьба и у археологических находок скандинавского происхождения IX века в Ладоге, Новгороде, Гнездовском Городище (первый Смоленск) и в других местах. Например, так называемые "дружинные" захоронения - остатки захоронений, произведённых по скандинавскому образу, когда тело сжигалось в ладье, или кузнечное оружейное ремесло, на начальном этапе практически всё бывшее либо скандинавским, либо "лицензионным". Эти находки, среди прочего, снимают вопрос о знании варягами славянского языка, так как основавшие Ладогу скандинавы ещё долго составляли сравнительно самостоятельную политическую организацию , и многие из них, живя всю жизнь со славянами, должны были быть двуязычны.
    С другой стороны интересующий нас период действительно лучше отражён у восточных авторов. Они напрямую описывает территорию и народы, в то время как только “тщательный анализ неясных упоминаний, мимоходом сделанных замечаний, происхождения некоторых сюжетов в сагах о древних временах  показывает, что за ними стоят воспоминания, подчас смутные и обрывочные” о эпохе походов на Каспий и Константинополь, торговле в Булгаре с арабскими купцами, основания королевств в Гардарики и т.п. Поэтому с восточных авторов и начнём.


 
« Пред.

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.