Главная arrow Всё arrow Киевская Русь arrow Киевская Русь 
Все |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

Всё Киевская Русь Киевская Русь

Киевская Русь

Оглавление
Киевская Русь
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46

Глава 5.
Продолжение варяжской традиции, кризис государственности. Игорь Старый. Компромиссное разрешение кризиса. Ольга. Святослав.

    5.1. Игорь Старый – счастливый муж и неудачный правитель

    Несомненные успехи политики киевского правительства Олега побудили нового князя Игоря, которому при вступлении на княжение было 35-36 лет, и его дружину попытаться развить эти успехи в направлении на юго-восток. Попытаться проложить торговые пути (или пути для военного грабежа, что для варягов было почти одно и тоже) не только по Днепру в Византию, но и по Волге, и Каспийскому морю в Иран и Арабский халифат. Этот путь контролировался Хазарским каганатом в низовьях Волги, там же была столица Итиль.
    Чтобы иметь беспрепятственный выход на Каспий надо было или воевать с Хазарией или договориться с ней. По-видимому, был выбран второй вариант, причём выбор осуществили хазары, обеспечившие и проход и продовольствие и ремонт судов перед морским походом и лоцманов, потребовав взамен долю в добыче. В 913 году 500 судов из Киева пришли на Каспийское море. Этот большой поход предваряла разведка боем. В 909-910 гг. русь на 16 кораблях появились на южных берегах Каспия. Возможно они шли путём вокруг Крыма и именно тогда в 909-913 гг. появилась база русов в Таматархии (Тмутаракани).
    Ибн Исфендийар (909-910 гг.). В этом году в море появилось шестнадцать кораблей, принадлежащих русам, и пришли они в Абаскун, как и во время Хасана [ибн] Зайад Алида, когда русы прибыли в Абаскун и вели войну, а Хасан Зайад отправил войско и всех перебил. В это время, когда появилось шестнадцать кораблей русов, они разрушили и разграбили Абаскун и побережье моря в той стороне, многих мусульман убили и ограбили... В следующем году русы прибыли в большем числе, подожгли Сари и округи Пянджах хазара, увели в плен людей и поспешно удалились в море. Дойдя до Чашм-руда в Дейлемане, часть их вышла на берег, а часть осталась в море. Гилы ночью пришли на берег моря и сожгли корабли и убили тех, которые находились на берегу; другие, находившиеся в море, убежали. Поскольку царь Ширваншах получил об этом известие, он приказал устроить в море засаду и в конечном счёте ни одного из них не осталось в живых, и так частое появление русов в этой стране было приостановлено.86-223
Ал-Мас’уди (913 г.). ...суда русов рассеялись по морю, и их отряды отправились в Гилян, Дейлем, Табаристан, Абаскун на гурганском берегу, в область нефтяных источников и в Азербайджан, потому что главный город Азербайджана отстоит от моря на три дня пути. Они проливали кровь, захватывали женщин и детей, грабили имущество, снаряжали отряды для набегов, уничтожали и жгли [дома]... При возвращении из набегов они кудалялись на острова, расположенные у нефтяных источников и в нескольких милях оттуда.86-222
После первоначальных успешных нападений на Баку и Ширван разразилась катастрофа. Договор между русами и хазарами был нарушен, и в ходе трёхдневного сражения войско русов было почти полностью истреблено мусульманской гвардией лариссиев. Скорее всего, хазары этим решали две задачи: с одной стороны, получить вместо части всю добычу, а с другой стороны, преподать урок и отбить охоту у варягов ходить на Каспий без специального приглашения.
    Когда известия об этом поражении пришли в Киев, началось брожение в самом новообразованном Великом княжестве. Попытались восстановить свою независимость древляне. Их усмирением руководил глава правительства Игоря - воевода Свенельд. Затем тот же Свенельд начал войну с уличами, только их столицу войны Свенельда осаждали три года.
    После смерти Олега и катастрофы на Каспии в киевском правительстве взяла вверх партия, которую можно было бы характеризовать как партию оседлых разбойников. Простые разбойники нападают, грабят и уходят в своё логово. Оседлые никуда не уходят, а властвуют, рассматривая власть только как средство разбоя и не обременяя себя заботами о благе страны или народа. От такой власти недавно покорённые племена начали разбегаться. Радимичи и северяне вновь приняли власть хазар и стали платить дань им. Уличи и тиверцы ушли под власть болгар, а их земли заняли кочевники печенеги, в результате чего Киевское княжество навсегда потеряло контроль над черноморским побережьем.
    Разбойникам всегда всего мало. Возобновляются походы по старому варяжскому принципу: пограбить и уйти в логово. В 941 году огромное войско русов высаживается на побережье Малой Азии и начинает грабить окрестности Константинополя. Но греки, собрав силы (практически все силы: Потомъ же пришедшемъ воемъ на них от востока, Панфиръ доместикъ воинский с четырми десятми тысущьми [главные силы - профессиональная восточная армия], Фока патрикей с македоняны, Феодор же святейший стратигъ с фракисианы [территориальные ополчения фем европейской части], с ними же и сановницы болярстии [константинопольская гвардия] ), сбрасывают десант в море, а на море вооружив несколько бывших в гавани Константинополя торговых судов греческим огнем (смесь неизвестного состава на основе нефти), т.к. флот Византии был на Востоке, сжигают корабли русов. Разгром Игоревой дружины был полный.
Продолжатель Феофана. В правление Романа I Лакопина (920-945 гг.). 39. Одинадцатого июля четырнадцатого индикта на десяти тысячах судов [явное преувеличение, около 1-2 тысячи] приплыли к Константинополю Росы, коих именуют также дромитами , происходят же они из племени франков. Против них со всеми дромонами и триерами, которые только оказались в городе, был отправлен патрикий. Он снарядил и привёл в порядок флот, укрепил себя постом и слезами и приготовился сражаться с росами. Когда росы приблизились и подошли к Фаросу (Фаросом называется сооружение, на котором горит огонь, указующий путь идущим в ночи), патрикий, расположившийся у входа в Евксинский понт (он назван “гостеприимным” по противоположности, ибо был прежде враждебен для гостей из-за постоянных нападений тамошних разбойников; их, однако, как рассказывают, уничтожил Геракл, и получившие безопасность путешественники переименовали понт в “гостеприимный”), неожиданно напал на них на Иероне, получившем такое название из-за святилища, сооружённого аргонавтами во время похода. Первым вышедший на своём дромоне патрикий рассеял строй кораблей росов, множество их спалил огнём, остальные же обратил в бегство. Вышедшие вслед за ним другие дромоны и триеры довершили разгром, много кораблей потопили вместе с командой, многих убили, а ещё больше взяли живыми. Уцелевшие поплыли к восточному берегу, к Сгоре. И послан был туда по суше им наперехват из стратигов патрикий Варда Фока с всадниками и отборными воинами. Росы отправили было в Вифинию изрядный отряд, чтобы запастись провиантом и всем необходимым. Пришёл туда во главе всего восточного войска и умнейший доместик схол Иоанн Куркунас, который появляясь то там, то здесь, немало убил оторвавшихся от своих врагов, и отступили росы в страхе перед его натиском, не осмеливаясь больше покидать свои суда и совершать вылазки. Много злодеяний совершили росы до подхода ромейского войска: предали огню побережье Стена, а из пленных одних распинали на кресте, других вколачивали в землю, третьих ставили мишенями и расстреливали из луков. Пленным же из священнического сословия они связали за спиной руки и вгоняли им в голову железные гвозди. Немало они сожгли и святых храмов. Однако надвигалась зима, у росов кончилось продовольствие, они боялись наступающего войска доместика схол Куркунаса, его разума смекалки, не меньше опасались и морских сражений и искуссных манёвров патрикия Фоефана и потому решили вернуться домой. Стараясь пройти незаметно для флота, они в сентябре пятнадцатого индикта ночью пустились в плаванье к фракийскому берегу, но были встречены упомянутым патрикием Феофаном и не сумели укрыться от его неусыпной и доблестной души. Тотчас же завязывается второе сражение, и множество кораблей пустил на дно, и многоих росов убил упомянутый муж. Лишь немногоим удалось спастись на своих судах, подойти к побережью Килы и бежать с наступлением ночи. Патрикий же Феофан, вернувшийся с победой и великими трофеями, был принят с честью и великодушием и почтён саном паракимомена.93-175,176
Лиупранд, епископ кремонтский. Ближе к северу обитает некий народ, который греки по внешнему виду называют русиями, rousioj [учёный Лиутпранд знает греческий и имеет ввиду греческое слово - rousioj – рыжий. Прим. А.В.Назаренко], мы же по местонахождению именуем норманнами. Ведь на немецком языке [lingua Teutonum] nord означает север, а men – человек; поэтому то северных людей и можно называть норманнами.
Королём этого народа был [некто] по имени Игроь [Inger], который, собрав тысячу и даже более того кораблей, явился к Константинополю. Император Роман, услыхав об этом, терзался раздумьями, ибо весь флот его отправлен против сарацин и на защиту островов. После тго как он провёл немало бессонных ночей в раздумьях, а Игорь разорял всё побережье, Роману сообщили, что у него есть только 15 полуполоманных хеландий, брошенных их владельцами вследствии их ветхости. Узнав об этом, он велел призвать к себе калафатов, т.е. корабельных плотников, и сказал им: “Поспешите и без промедления подготовьте оставшиеся хеландии, а огнемётные машины поставьте не только на носу, но и на корме, а сверх того – даже по бортам”. Когда хеландии по его приказу были таким образом подготовлены, он посадил на них опытнейших мужей и приказал им двинуться против кораблей Игоря. Наконец они прибыли. Завидив их, расположившихся в море, король Игорь повелел своему войску не убивать их, а взять живыми. И тогда милосердный и сострадательный Господь, который пожелал не просто защитить почитающих Его, поклоняющихся и молящихся Ему, но и даровать им победу, [сделал так, что] море стало спокойным и свободным от ветров – иначе гркам было бы неудобно стрелять огнём. Итак, расположившись посреди русского [флота], они принялись метать вокруг себя огонь. Увидев такое, русские тут же стали бросаться с кораблей в море, предпочитая утонуть в волнах, нежели сгореть в пламени. Иные, обременённые панцирями и шлемами, шли на дно и их больше не видели, некоторые же державшиеся на плаву, сгорали даже посреди морских волн. В тот день не уцелел никто, кроме спасшихся бегством на берег. Однако корабли русских, будучи небольшими, отошли на мелководье, чего не смогли сделать греческие хеландии из-за своей глубокой посадки. После этого Игорь в великом смятении ушёл восвояси; победоносные же греки, ликуя вернулись в Константинополь, ведя с собой многих оставшихся в живых [русских пленных], которых Роман повелел всех обезглавить в присутствии моего отчима короля Хьюго.86-291,292
Победа греков была столь полной, что в следующем поколении император ромеев, по сообщению Льва Диакона, использует её для назидания и увещивания сына Игря Святослава, указывая ему, что и его отец презрев клятвенный договор, приплыл к столице нашей с огромным войском на 10 тысячах судов, а к Киммерийскому Боспору прибыл едва лишь с десятком лодок, сам став вестником своей беды. -57
    В русской исторической традиции укоренились представления о греках, как о народе хитром и слабом, добывающем победы не силой духа и оружия, а исключительно обманом и подкупом, стравливая одни народы с другими. Источником этого пренебрежения явилась всё та же ПВЛ. Разбираться, в силу каких обстоятельств и кто - Нестор, Никон, или кто другой, привнёс эту уничижительную характеристику, предоставим другим. Скажем лишь, что она совершенно далека от действительности. Во всех войнах с русью греки показали всё необходимое мужество и воинскую доблесть, практически всегда одерживая вверх. Обвинения же византийцев в успехах их дипломатии по созданию союзов вообще смехотворны – раз сами не умеем, так и другим нельзя (зелен виноград).
    Часто эти обвинения основываются на вполне заинтересованных свидетельствах. Одновременно с авантюрой Игоря (Кто нарушил прежние договоры: Византия, которой дела нет до северной глуши, или русь, жаждущая добчи?) развивался другой сюжет в Крыму и Хазарии.
    Кембриджский документ. И ещё во дни царя Иосифа, моего господина, искали его плддержки, когда были преследования [евреев] во дни злодея Романуса. Когда это стало известно моему господину, он уничтожил многих необрезанных. Но злодей Романус послал большие дары Х-л-гу [Хельгу - Олегу], царю Руси, подстрекнув его совершить злое дело. И пришёл тот ночью к гооду С-м-к-рии [Самкерчь, бывший Боспор Кимменрийский, современная Керчь] и захватил его обманным путём, так как не было там правителя, раб-Хашмоная. И стало это известно Бул-ш-ци, он же Песах hмкр, и пошёл тот в гневе на города Романуса [в Крыму] и перебил [всех] от мужчин до женщин. И захватил он три города и, кроме того, много селений. Оттуда он пошёл к городу Шуршун [Херсон?] и воевал против него... И вышли они из земли подобно червям... Исраиля и умерло из них 90 человек... И избавил от руки русов и поразил всех находившихся там мечём. И пошёл он оттуда на Х-л-гу и воевал с ним [четыре] месяца, и Бог подчинил его Песаху, и он направился и нашёл добычу, которую [Х-л-гу] захватил в С-м-к-риу.. Тогда сказал [Х-л-гу], что это Романус побудил меня сделать это. И сказал ему Песах: “Если это так, то иди войной на Романуса, как ты воквал со мной, и тогда я оставлю тебя в покое. Если же нет, то умру или буду жить, пока не отомщу за себя”. И пошёл тот и делал так против своей воли и воевал против Константинополя на море четыре месяца. И пали там его мужи, так как македоняне победили его огнём. Он бежал и устыдился возвращаться в свою землю и пошёл морем в П-р-с [Персию] и пал там и он сам и войско его. И так попали русы под власть казар.86-228,229
    Что стало причиной разрыва Византии и Хазарии доподлинно неизвестно.
Возможную причину случившегося разрыва Хазарии и Византии можно увидеть в восстании алан в 830 г. и их обращении в христианство. Но кто же виноват в том, что твои подданые отвергают твою религию и принимают верования тех, кто за горами (Грузия, Армения), или за морями (Византия)? А дальше от злости и бессилия всё, что происходит, можно объяснять в рамках “теории заговора” – и очередное лёгкое обострение иудофобии в Византии, и нападения никем не контролируемых тмутараканских русов.
Уход Хельга-Олега в поход на Константинополь осуществлялся в рамках общего похода Игоря 941 г. Нам представляется достаточно ясным, что Хельг-Олег – это локальный правитель в районе Тамани и Восточного Крыма. Отождествление его с Игрем киевским, или Вещим Олегом ошибочны. Роман начал править в 920 г.,, а Олег Вещий погиб в 912 г. Продление жизни Олега Вещего идея малоудачная. Чаще предполагают существование ещё одного Олега, так же великого князя киевского. Существует некий документ датируемый 950-955 гг. (“письмо из Гейзиха”), в котором говорится, что Игорь стал правителем только в 941 г., когда Олег покинул Русь. Упоминание об этом документе мне встретилось только у Г.Г.Литаврина со ссылкой на недавнюю, 1995 г., статью C.Zuckerman. Г.Г.Литаврин тут же указывает, что эти сведения прямо противоречат данным Льва Диакона, который связывает поход на Константинополь только с именем Игоря.101-70 Ещё меньше оснований читать Х-л-г как Игорь князь киевский.
    Судьба русов Хельга-Олега прослеживается по другому источнику. “Ибн-Мискавейх сообщает, что в 332 г.х. (943/944 г. По данным более позднего сирийского автора Бар Гебрея в 333 г.х.) отряд русов захватил богатый азербайджанский город Берда’а, расположенный близ реки Куры в армяно-грузинском приграничье. Русы быстро разбили стоявший в городе небольшой гарнизон правителя области Марзбана, который сам в это время воевал в Сирии. Заняв город, русы заявили местным жителям, что готовы гарантировать их безопасность и свободу вероисповедания, если те будут подчиняться новым хозяевам Берда’а Нет между нами и вами разногласия в вере. (Т.е. верьте, во что хотите, и, если хотите, то мы будем верить, как и вы. Е.К.) Единственно что мы желаем - это власти. На нас лежит обязанность хорошо относиться к вам, а на вас хорошо повиноваться53- Узнаётся чеканная германская поступь. Однако вылазки против захватчиков продолжались, поэтому русы истребили часть городского населения. Тем временем Марзбан подтянул к городу большое войско, но так и не смог выбить русов оттуда, хотя и изрядно потрепал их отряд. Вторжение мосульского князя вынудило Марзбана перебросить на юг свои основные силы, оставив в Берда’а лишь небольшую часть войска. В конце концов русы, ослабленные распространившимся среди них желудочным заболеванием, а так же постоянными стычками с мусульманами, решили оставить город. Ночью они вышли из крепости, нагруженные добычей, добрались до своего лагеря на берегу Куры, где сели на ожидавшие их суда и отплыли на родину.”86-224
    Достаточно часто походы Игоря на Византию и Олега-Хельга на Константинополь и Бердаа объединяют некой единой идеей, единым планом и даже руководством. Однако только из Кембриджского документа следует, что Хельгу ушёл в Персию сразу после поражения под Константинополем. Более достоверные датировки дают разницу в три-четыре года. Т.е. это никак не мог быть один поход. Киевская Русь к середине IX в. становится государством в полном смысле, т.е. институтом прежде всего бюрократическим. По условиям договора 944 г. Киев возьмётся и обеспечит выдачу бумажных подорожных (!!!) всем идущим торговать в Константинополь или наниматься там в армию. Естественно не все буйные головушки могли вписаться в такую структуру, для них нашли выход – ссылка в Тмутаракань. Некий аналог Сечи. Там-то и утвердил свою верховную власть Хельг. Вероятнее всего без ресурсной поддержки из Киева эта вольница (как и Сечь без Москвы) существовать не могла, но тем не менее особой покорностью и покладистостью не отличалась. А уж соседний греко-населённый и хазаро-подчинённый Самкерц был для них лакомым кусочком. Так что, по видимому, хазарам действительно пришлось сначала воевать с тмутараканскими русами, а затем канализировать их энергию в минимально вредном для себя направлении.
    Расорившись со всеми соседями в Тмутаракани Хельг-Олег решил поискать себе новой страны для утверждения там в качестве постоянного правителя. Как и в Ладоге они предлогают некий договор. Но здесь не зарождающийся мир северо-востока. Здесь не требуется совместно с местным населением создавать что-то новое, например, новую торговлю, чтобы потом делить результаты. Здесь на Востоке уже всё создано, мир старый и организованный. Здесь можно только отобрать часть того, что уже есть. В этом, естественно, варяги взаимопонимания ни у мусульманского правителя, ни у народа не нашли, несмотря на предпринятые репрессии.
    Замечание о вере помогает понять, почему в Русско-Византийских договорах варяжские послы клянутся славянскими богами. Ради выгоды они будут клясться любыми богами (Париж стоит обедни).
    Все эти авантюры резко изменили настроение византийских верхов. Мнение, что росы это народ, с которым выгодно торговать, но против которого следует принимать меры безопасности - [Знай], что и у царственного сего града ромеев (Константинополя), если росы не находятся в мире с пачинакитами (печенегами) они появиться не могут, ни ради войны, ни ради торговли31-39, сменяется резко негативным отношением. [Знай], что пока василевс ромеев находиться в мире с пачинакитами, ни росы, ни турки (мадьяры) не могут нападать на державу ромеев по закону войны, а так же не могут требовать у ромеев за мир великих и чрезмерных денег и вещей, опасаясь, что василевс употребит силу этого народа против них, когда они выступят на ромеев. Пачинакиты, связанные дружбой с василевсом и побуждаемые его грамотами и дарами, могут легко нападать на землю росов и турок, уводить в рабство их жен и детей и разорять их землю.31-39
    В 944 году киевское правительство, наконец, проявляет признаки вменяемости. Нанимаются новые отряды варягов с севера, проводится мобилизация среди славянских племён, заключается военный союз с печенегами и объединённая армия начинает движение морем и сушей на Константинополь. О походе руси в Константинополь сообщают херсониты и болгары. На Дунае армию Игоря встречают послы греков и предлагают отступного. Собравшаяся на совет дружина Игоря принимает это предложение и, приняв дары, возвращается в Киев. Только половцы по указанию Игоря воюют болгар. Такова канва ПВЛ.
    Обращают на себя внимание следующие обстоятельства. 1) Войско, согласно летописи, идёт в ладьях и на конях. Т.е. печенеги на конях, а остальные - варяги, русь, поляне, словены, кривичи, тиверцы - в ладьях. Но встречают послы армию на Дунае. Т.е. флот должен был как-то узнать о посольстве, свернуть в  Дунай и подняться выше гирла, т.е на 50-60 км. от моря, чтобы встретиться с послами вне зоны сплошных болот. 2) Греки оказываются предупреждёнными задолго до появления русов не только на границах Империи, но и на границах Болгарии, в то врея как нападения 860 и 907 гг. были совершенно неожиданны. 3) Вместо подготовки армии ромеи сразу готовят только посольство с деньгами. 4) Армию руси по летописи возглавляет Игорь, однако Игоревы дружинники ничего не получили от византийского откупа, тогда как Свенельдовы ходят изодеты оружием и одеждой.
    Есть следующие предположения. Поход 944 г. - это не война, а её полномасштабная имитация. Поход возглавляет не Игорь, которому после авантюры 941 г. не доверяют, а воевода Ольги Свенельд. (Г.В.Вернадский ошибочно видит в нём предводителя нанятых Игорем варягов. Под 945 г. Свенельд назван воеводой Ольги и Святослава, отцом Мстиши. Т.е. человеком, давно и прочно укоренившемся в Киеве) Цель похода - восстановление торговых отношений с греками, а вдохновители похода - торговая партия, ведь полюдье не прекращается, дани собираются, а сбыта нет уже четвёртый год. Армия идёт посуху, а сопровождающий её флот - только притворяется боевым. На самом деле сотни и сотни судов везут четырёхлетние торговые запасы, и задача руководителей похода обеспечить доступ этих товаров на рынки Константинополя. Именно поэтому варяги-русь с такой лёгкостью идут на переговоры. Если бы они действительно шли на войну, и вдруг перед лицом только малого посольства противника, согласились бы на мир за подарки, которых и на всех то не хватило, то это была бы совершеннейшая потеря лица, превращавшая руководителей похода из уважаемых конунгов, в последнее трусливое отребье, недостойное уважения своего же брата-варяга.
    Косвенным подтверждением имитации войны может быть тот факт, что более воинственные тмутараканские русы Олега в этом походе не участвуют, а добывают себе новую державу на Каспии.
Сразу после завершения переговоров на Дунае и возвращения руси в Киев начинаются интенсивные переговоры для заключения нового договора в замен договора 911 г. Если следовать тексту ПВЛ, то сначала прибыли послы от Романа, Константина и Степана, и были проведены дополнительные консультации. Затем послы Игоря прибыли в Константинополь, где и был заключён сам договор. Тогда же договор был ратифицирован Византией – т.е. русские послы привели к присяге василевса и соправителей (!!!). И, наконец, заключительное посольство греков для проведения процедуры ратификации договора русской стороной – приведение к присяге Игоря и его бояр.
И поход и все три посольства укладываются в один 944 г. В отличие от договора 911 г., где приведена точная датировка, договор 944 г. таковой не имеет. Датировка осуществляется по именам великих царей греческих Романа, Константина и Степана, присутствующих в тексте договора, а так же по имени Романа, послы которого приводили русь к клятве на заключительном этапе ратификации.
11 мая 912 г. умер император Лев VI, ему наследовал его брат Александр, но его правление было недолгим. Он умер 6 мая 913 г. Единственным наследником остался восьмилетний сын Льва Константин. При нём образовался регентский совет в составе патриарха Николая Мистика, матери императрицы Зои и командующего флотом (друнагария флота) Романа Лакопина. Начавшиеся в том же году войны с Болгарией выдвинули на первый план именно Романа. В 919 г. он женил на своей дочери 14-летнего Константина Багрянородного, и в 920 г. последний короновал Романа как своего соправителя Романа I Лакопина. С этого момента Роман правил не только de facto но и de ure. У Романа было трое сыновей Христофор, коронованный в соправители в 921 г. и умерший в 931 г., Стефан и Константин. Упомянутые в договоре Игоря цари Роман, Константин и Степан – это соответственно Роман I Лакопин, его зять Константин Багрянородный и старший из его оставшихся сыновей Стефан. Младший сын также Константин не мог быть назван прежде своего старшего брата. В 944 г. сыновья Романа составили заговор, который закончился низложением 16 декабря 944 г. Романа I Лакопина и ссылкой его на Принцевы острова.100-16
Таким образом все формальные атрибуты договора свидетельствуют о дате его заключения и ратификации не позднее 16 декабря 944 г.
Так же по формальным обстоятельствам я должен сделать заключение, что, по крайней мере, до окончания процесса ратификации договора полноправным правителем Руси оставался Великий князь Игорь, и моё предположение о его отстранении от власти после неудачи 941 г. неверно. Однако в данном случае мы имеем дело с чисто формальными признаками. Т.е. если Игорь был отстранён от власти только фактически, то de ure именно его именем русь обязана была вести дипломатические сношения. Иное Византийская дипломатия не приняла бы.
Традиционно, и к этому мнению был склонен и я, условия договора признаются ухудшающими положение русских по отношению к грекам. Главной основой этого мнения стало отсутствие в новом договоре статьи, освобождающей русь от таможенных платежей. Г.Г.Литаврин пересмотрел это мнение, показав, с одной стороны, что о таможнях и налогах вообще известно очень мало. Эти сведения не создают какой-либо целостной системы и позволяют по разному интерпретировать изъятие статьи, например, как переход под юрисдикцию неких общих правовых норм империи, не предусматривающих взимание пошлин. А с другой стороны, из договора выпали и другие нормы: право русов мыться в банях, составлять завещания в пользу родственников на родине, свидетельствовать на расследованиях под клятвой, жаловаться на грабёж и отвечать за него, и брать взаймы. «Во всё это, однако, трудно поверить».101-83
    Аналогией является договор  после поражения в 1043 г. вполне выгодный для руси.
    Если вопрос об экономическом поражении в правах можно считать всё ещё открытым. То другая особенность договора вполне очевидна. Договор накладывает на государство руси ответственность за поведение его подданных, в том числе обязывая снабжать всех, прибывающих в Константинополь по делам торговли или наёма на службу, бумажными документами (!!!), и гораздо более строго регламентирует это поведение. Т.е. Византия не ограничивает не столько торговую активность руси, сколько активность иного рода, каковую постарается ограничить любая власть.
    Посольство 944 года просто поражает своим количеством.
    Сначала идут послы, представляющие лиц княжеского достоинства. Их семь, причём женщины имеют самостоятельное и равное мужчинам представительство. Славянизированность имён правящего рода или правящей группы вполне очевидна.
    Список с договора, заключенного при царях Романе, Константине и Стефане, христолюбивых владыках. Мы - от рода русского послы и купцы, Ивор, посол Игоря, великого князя русского, и общие послы: Вуефаст от Святослава, сына Игоря; Искусеви от княгини Ольги; Слуды от Игоря, племянник Игорев; Улеб от Володислава; Каницар от Предславы; Шихберн Сфандр от жены Улеба...
    Далее идёт перечисление прочих послов и купцов. Здесь варяжская составляющая по-прежнему доминирует абсолютно. Но с учётом наличия славянских (Синко, Борич), прибалтийских (Ятвяг) и даже восточных (Апубексарь) имён, можно сказать, что вся Восточная Европа от скандинавских скал до киевских и жигулёвских круч явилась к грекам заглаживать Игорев грех.
    ...Прастен Тудоров; Либиар Фастов; Грим Сфирьков; Прастен Акун, племянник Игорев; Кары Тудков; Каршев Тудоров; Егри Евлисков; Воист Войков; Истр Аминодов; Прастен Бернов; Ятвяг Гунарев; Шибрид Алдан; Кол Клеков; Стегги Енотов; Сфирка...; Алвад Гудов; Фудри Туадов; Мутур Утин; купцы Адунь, Адуб, Иггивлад, Улеб, Фрутан, Гомол, Куци, Емиг, Туробид, Фуростен, Бруны, Роальд, Гунастр, Фрастен, Игелд, Турберн, Моне, Руальд, Свень, Стир, Алдан, Тилен, Апубексарь, Вузлев, Синко, Борич, посланные от великого князя русского, и от всего княжья, и от всех людей Русской земли.
    Выше уже говорилось, что между Византией и Русью не было сферы конфликта. По договорам 907 и 911 годов Русь брала на себя обязательства военной помощи Византии. Договор 9445 года фиксирует нечто, для Византии почти немыслимое. Византия берёт на себя обязательства военной помощи варварам.
    И о Корсуньской стране. Да не имеет права князь русский воевать в тех странах, во всех городах той земли, и та страна да не покоряется вам, но когда попросит воинов князь русский, чтобы воевать, - дать ему, сколько ему будет нужно.
    Князь русский здесь, очевидно, не киевский Игорь или его наследники. Князь Киевский имеет титулатуру "Великий князь" и по-другому в договоре назван быть не может. В договорах 911 и 944 гг. зафиксированы следующие княжеские титулатуры:
-    великий князь русский (Олег, 911)
-    светлые и великие князья под его рукой (911)
-    великий князь русский (3 раза, Игорь, 944)
-    великий князь (2 раза, Игорь, 944)
-    князья его (944)
-    князь русский (944, ?)
То есть, только один раз подчинённые князья поименованы “великими”, но при этом стоит чёткое указание, что они “под рукой” Олега. Сам великий князь русский Олег или Игорь в явном виде ни разу не назван просто князем. Их этого следует с достаточной вероятностью, что князь русский в статье о Корусни – это князь “подручный”.
Ещё один аргумент в пользу локальности. Греки обещают военную помощь князю русскому. Какую помощь они могут предложить. Все военные силы Херсона исчерпываются несколькими сотнями солдат-граждан и одной-двумя сотнями имперских солдат в свите стратига, присылаемого из Константинополя. Никаких других военных сил империя не посылала и не могла послать в Крым. Вот из этих то сил и должен Херсон оказывать помощь князю русскому. Если этим князем посчитать великого киевского князя, то зачем ему эта помощь, когда он сам ежегодно направляет многие сотни, если не тысячи воинов служить в Византию.
Г.В.Вернадский справедливо видит в этом «князе русском» правителя Тмутаракани, но совершенно без внимания оставляет смысл этого пункта договора - обязательства военной помощи корсуньских греков тмутараканским русским. Будь здесь конкуренция, Византия никогда бы не согласилась на такой пункт (византийцы - не большевики, они договоры выполняли), тем более после выигранной войны. Нет, здесь имеет место совместное прикрытие торгового пути вокруг Крыма. Западный участок охранят Корсунь, восточный - Тмутаракань.
    Проблемы понимания этого места вызвало слово "вам". Если считать, вслед за А.А.Шахматовым, что в ПВЛ приведён список с русского экземпляра договора, написанного на русском языке (а он составлялся на двух языках), и "вам" должно относится к византийцам, то тогда текст становится просто бессмысленным: русскому князю там не воевать, а корсуньцам грекам не покоряться, и кто даст русскому князю воинов вообще не ясно.
    Автор берётся утверждать, что мнение Д.С.Лихачёва3-432(к с. 24) о сбивчивости употребления "мы" и "вы" в договоре не соответствует действительности. Публикуемый Д.С.Лихачёвым в ПВЛ текст договора разбит на 24 абзаца, назовём их статьи. Первые две: Мы от рода русского..., и последние четыре (21-24) - вступление и заключение. В этих шести статьях содержится определение договаривающихся сторон, перечисление представителей с русской стороны и клятвы во исполнение договора. В этих шести статьях "мы" - это русские, "вы" - греки. И эти шесть статей никаких правовых норм не содержат.
    Правовые нормы устанавливаются остальными восемнадцатью статьями (3-20). Из них ровно половина - 9 (3,4,5,6,8,15,16,19,20) содержат прямые указания "мы" - греки и "вы" - русские. В остальных статьях нет ни прямых, ни явно устанавливаемых косвенных указаний на "мы" и "вы". Статьи 7,11,12,15 устанавливают единые нормы для сторон: если руский сделает греку то-то, или грек сделает рускому тоже, то... Статья 7 дополнительна к статье 6 - устанавливает ту же норму для другой стороны.
    Ни наличие статей (10,13,14,16) устанавливающих нормы, специфические для одной из сторон, ни норма в статьи 19, устанавливающая для одного случая суд по закону русскому, ни статья 18, содержащая возможность приказать князю русскому (не Великому) не дают реальных оснований полагать, что какая-либо из этих статей составлена от имени русских.
    Таким образом, все нормоустанавливающие статьи должны интерпретироваться как статьи, где "мы" - это греки, а "вы" - это русские. Сам русскоязычный текст договора составлен не по византийскому обыкновению с заменой при переводе с греческого "мы" на "вы" и "вы" на "мы", как об этом говорит Д.С.Лихачёв, а по другому. Все нормоустанавливающие статьи переведены с греческого без изменений. Это, очевидно, уменьшает вероятность появления разночтений. Разноязыкие тексты остаются аутентичными. Сомнительный престиж и амбиции русской стороны безжалостно принесены в жертву юридической определённости и экономической целесообразности.
    К этим статьям снизу и сверху приписаны другие, где в явном виде "мы" - русские и "вы" - греки. Собственно в самом договоре это прямо и сказано:
    Мы же этот договор написали в двух хартиях, и одна хартия хранится у нас, царей, - на ней есть крест и имена наши писаны, а на другой - имена послов и купцов ваших... Т.е. имена и клятвы (крест для христиан византийцев) приписаны дополнительно на каждом экземпляре в соответствии с тем, у кого этот экземпляр будет храниться.
    Исходя из этого, построения, в которых Византией предлагается русскому князю громить византийский же Херсонес в Крыму, можно считать не соответствующими источнику. Высокодоговаривающиеся стороны нашли действительно взаимоприемлемые условия совместной экономической и политической жизни в Крыму и Северном Причерноморье, разделив северное побережье Чёрного моря на зоны ответственности (а не сферы влияния).
    Русская зона ответственности - Восточный Крым и Приазовье. Греческая - Южный и Западный Крым.
    Устье Днепра находится в совместном владении. Летом им владеют русские:
    Если же застанут русские корсуньцев в устье Днепра за ловлей рыбы, да не причинят им никакого зла.
    Зимой - греки:
    Да не имеют права русские зимовать в устье Днепра, в Белобережье и у святого Елферья; но с наступлением осени пусть отправляются по домам в Русь.
    Главный враг Корсуни и русского князя - чёрные болгары, против которых должен воевать русский князь защищая не только Корсунь, но и собственные владения:
    И об этих: если придут черные болгары и станут воевать в Корсуньской стране, то приказываем князю русскому, чтобы не пустил их, иначе причинят ущерб и его стране.
    Кто такие эти чёрные болгары неясно, так как ни дунайские, ни волжские болгары в Крым не вторгались. У Константина Багрянородного достаточно внятно обозначены болгары, под которыми без сомнения, по обстоятельствам политико-географическим, следует понимать дунайских болгар. И есть отдельная главка, посвящённая другим болгарам. Вот вся она:
12. О Чёрной Болгарии и о Хазарии. [Знай], что так называемая Чёрная Болгария может воевать с хазарами.31-53 Всё.
    С учётом упоминания этого же этноса в юридическом документе, остаётся заключить, что это не артефакт, а реальность. Причём реальносит отличная, как от дунайских болгар, так и от волжских,    никак не являвшихся угрозой Херсону. Возможно под этим наименованием следует видеть степное население причерноморских степей между Доном и Днепром, района в VI в. занимаемого кутигурами.
    Именно посольство 944 года возродило интерес к Руси как к торговому партнёру. А сведения полученные при общении с послами легли в основу записей Константина Багрянородного.
    В 944 году князь Игорь, которому было уже 67-68 лет, погиб так же бесславно, как и правил. Он был убит древлянами во время очередного полюдья. Ближайшее окружение Игоря, не участвовавшее в походе 944 года и, соответственно, не участвовавшее в дележе византийского откупа, решило компенсировать это за счёт местного населения. Игорь и его варяги так и не смогли уразуметь разницы между государством и дружинной вольницей. В малом числе они попытались силой добрать на древлянах дани сверх положенной по праву полюдья. Гибель Игоря не стала поворотным пунктом. Киевское правительство вернулось к государственной традиции Рюрика и Вещего Олега ещё при живом Великом князе.
    В саге о Стурлауге Трудолюбивом Ингвольсоне есть рассказ о гибели конунга Ингвара, правящего в Альдегьюборге (Ладога) в Гардарики. Этот Ингвар был убит в битве с конунгом Стюрлаугом, который пришёл на 300 кораблях для того, чтобы помочь своему побратиму Франмару получить в жены дочь Ингвара Ингебьёрг. Эта Ингебьёрг была внешностью красивее любой женщины, быстра умом, хороший лекарь. После победы Стюрлауга над Ингваром Франмар получил Ингебьёрг и сам стал конунгом в Альдейгью и правил там, советуясь с лучшими людьми, что были в стране.45-(159-171)
    Мнение Глазыриной, что, скорее всего, Ингвар - это действительно Игорь Старый45-188, трудно принять – нет никаких точек соприкосновения ПВЛ и саги. Мы слишком мало знаем персон той эпохи. Только договор с греками случайно открывает факт существования на Руси многочисленного властвующего клана, не замкнутого на свиту Великого князя киевского. Вполне допустима версия о существовании в Ладоге своего собственного правителя, входящего в указанный клан, по имени Ингвар со своей собственной судьбой. Например, им мог быть Игорь племянник Игорев, упомянутый в договоре 944 г. среди пяти князей, имеющих собственных послов (помимо великого князя).
    В Византии были известны дополнительные обстоятельства гибели Игоря. По сообщению Льва Диакона отправившись в поход на германцев, он был взят ими в плен, привязан к стволам деревьев и разорван надвое.77-57 ("Замечательную" теорию о войнах Руси и Германии в X веке можно было бы вывести из этой вольности Льва Диакона)


 
« Пред.

Наши друзья
Будут предприятия - будет и рынок. Лучшие фото с интересными людьми. Астрология хороша и для спорта, и для здоровья. В сексе язык вовсе не лишний. Можно ли положить карты таро в столбик? Искусство кино связано с дизайном и рекламой. У США сломалось шасси.